Google+
Человек-паук 100 фильмов ДОСКА ПОЧЁТА. ЭПИЧЕСКИЕ БИТВЫ Макс фон Сюдов
Версия для печатиЕсли бы: Если бы. Утопические эксперименты
Кратко о статье: Рассказ о самых смелых и масштабных утопических экспериментах.

Экспериментальные утопии

На пороге прекрасного нового мира

Покончить с утопиями — это и есть утопия.

Томас Молнар

Утопии оказались гораздо более осуществимыми, чем казалось раньше. И теперь стоит другой мучительный вопрос: как избежать окончательного их осуществления.

Николай Бердяев

Словечко «утопия» придумали древние греки и означает оно «место, которого нет» — по смыслу примерно как наше «за тридевять земель». Однако нынче под этим словом понимают жанровое направление в художественной литературе, описывающие желаемое устройство общества или личности в свете представлений об идеалах. Именно «идеальное» общество описывал знаменитый английский политический деятель и мыслитель Томас Мор в романе «Золотая книга, как приятная, так и забавная, о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия».


Остров Утопия в представлении Томаса Мора (издание 1518 года).

Долгое время считалось, что утопия вполне осуществима, и мечтатели разных эпох пытались её построить в нашей реальности. При этом утопические эксперименты разделились на два направления: религиозное и светское. Религиозное было связано с сектантством, светское — с инициативными проектами, основанными на различных литературных произведениях и трактатах, которые сегодня уверенно отнесли бы к жанру фантастики.

Утверждается, что самым грандиозным утопическим экспериментом в истории стало строительство государства «нового типа» — Союза Советских Социалистических Республик. Этот эксперимент провалился, поскольку не была достигнута цель, которую считали главной большевики, вставшие у истоков новой государственности: возникновение всемирной коммуны, в которой от каждого человека требуют «по способностям», а вознаграждают «по потребностям». Что интересно, элементы коммунистического мировоззрения можно отыскать практически во всех утопиях, включая раннехристианские. А можно сказать наоборот — коммунистическая утопия стала крайним воплощением более ранних прожектов.

Так или иначе, но ещё до прихода коммунистов к власти в России было предпринято несколько локальных попыток построить идеально устроенное общество.

Вселенская утопия Дмитриева-Мамонова

Один из первых утопических экспериментаторов Фёдор Иванович Дмитриев-Мамонов происходил из почтенного древнего рода и принадлежал к высшим слоям русского общества. Он получил хорошее домашнее образование, служил в армии, поднялся до чина бригадира. В 1771 году участвовал в подавлении «чумного бунта» в Москве, вышел в отставку и жил в Москве или в смоленском имении Баранове, занимаясь литературой, коллекционируя медали и редкости.

Дворянин-философ Фёдор Дмитриев-Мамонов. Он верил, что инопланетные существа живут свободно и счастливо, в единении с природой.

Творческим дебютом Дмитриева-Мамонова стала публикация перевода известного романа Жана Лафонтена «Любовь Психеи и Купидона». К переводу была приложена, по обозначению Мамонова, «аллегория» под заглавием «Дворянин-философ» (через тридцать лет, в 1796 году, эта аллегория уже отдельно от перевода была издана в Смоленске). В тексте описаны реальные постройки автора в его имении, но в целом перед нами нормальное фантастическое повествование.

Некий Дворянин-философ устроил в своём поместье модель Солнечной системы. Солнцем стал хозяйский дом-замок, а на пропорциональном расстоянии от него были выделены участки для планет: Меркурий, Венера, Земля с Луной, Марс, Юпитер, Сатурн. Дальше от Солнца масштабы пришлось сужать, иначе планеты было не разместить в пределах усадьбы. А на озёрном острове в конце участка Дворянин-философ почему-то поместил звезду Сириус. Каждая «планета» была заселена насекомыми и птицами. Например, Венера — божьими коровками, Земля — муравьями, Марс — букашками, Юпитер — журавлями, Сатурн — лебедями. А на Сириусе поселились страусы.

Используя магический перстень, Дворянин-философ мог узнавать, как устроена жизнь на небесных телах, ведь обитатели садовых моделей служили посредниками, передающими мысли и слова жителей соответствующих планет. На Земле, в муравьином царстве, действовала рабовладельческая система, зато на дальних планетах обитали свободные существа, не знавшие тяжести труда.

Очевидно, Дмитриев-Мамонов видел идеал именно в организации свободного общества, живущего в гармонии с природой. Однако реализовать утопию в отдельно взятом имении у него не получилось. Неоправданные финансовые расходы и странные эксперименты Дмитриева-Мамонова привели к тому, что его заподозрили в умопомешательстве. Кроме того, по Москве поползли мрачные слухи, что он очень жестоко обращается с крепостными. Официальное расследование подтвердило худшие подозрения. В результате Екатерина II приказала отстранить утописта от управления его имуществом и взять имение под государственную опеку.

Солнечная утопия Беньовского

В то же время, но независимо от Дмитриева-Мамонова, свой вариант идеального общества пытался создать настоящий уникум своего времени — Мориций Август Беньовский.

Несмотря на то, что о Беньовском написано множество статей, никто из исследователей его жизни не может сказать точно, к какому классу по своему происхождению он принадлежал. Возможно, он был шляхтич, а по другим сведениям — австрийский граф венгерского или словацкого происхождения. В его семье родным языком был венгерский, но сам он считал себя поляком... Короче, классический авантюрист.

Авантюрист-утопист Мориций Август Беньовский собирался построить Город Солнца на Мадагаскаре (памятная монета, выпущенная в Словакии).

Достоверные же биографические факты таковы. Беньовский с юности мечтал о дальних путешествиях и поступил в 1767 году в Гамбургскую морскую школу, но вдруг узнал о восстании в Польше и тотчас отправился туда, чтобы сражаться за независимость этой страны. Был ранен, лечился в Турции, опять вернулся в строй. Но восстание было подавлено, Беньовский попал в плен. В 1768 году его сослали в Казань, там Беньовский совершил побег, но неудачно, и был отправлен в пожизненную ссылку на Камчатку. Там он сумел организовать группу офицеров, которая захватила гарнизон, вооружилась и на «казённом» судне отправилась в дальнее морское путешествие. Приставали к берегам Японии, остановились на Формозе (ныне Тайвань).

Возможно, именно здесь Беньовскому пришла в голову идея создать Город Солнца, описанный в утопическом романе итальянского философа Томмазо Кампанеллы. Авантюрист решил наладить взаимовыгодное сотрудничество с местными жителями: они снабжали бы его коммуну всем необходимым для проживания, а образованные беглецы обучали бы туземцев основам европейской культуры и ремеслам. План этот был слишком оторван от реальности и, разумеется, провалился. Происходили постоянные военные стычки: туземцы были вооружены луками и пиками, а пришельцы палили по ним из ружей и пушек. Погибло множество аборигенов, пали на поле брани и три соратника Беньовского.

Томмазо Кампанелла — автор классической утопии «Город Солнца».

При таких условиях построить на Формозе Город Солнца не получалось. Тогда беглецы отправились к Китаю, в порт Макао (ныне Аомынь), уже ставший португальской колонией. К тому времени из-за тягот путешествия и тропических болезней группа сократилась до пятнадцати человек, и Беньовский решил вернуться в Европу.

Во Франции он горячо уговаривал парижские власти, пытаясь объяснить королю и его окружению выгоду от создания на Формозе французской колонии. Не уговорил. Зато ему предложили стать эмиссаром Франции на Мадагаскаре. Всё ещё мечтая о Городе Солнца, авантюрист согласился. Получил от французского правительства средства, завербовал солдат, ремесленников и с командой почти в две сотни человек приехал на Мадагаскар. Здесь обстановка была ещё хуже, чем на Формозе: обилие болот и дремучих лесов, тропическая лихорадка, враждебные местные племена. Однако пришельцы под руководством энергичнейшего Беньовского всё-таки построили целый городок с домами и хозяйственными сооружениями. Всё испортил налетевший океанский ураган, который почти полностью разрушил селение. Тогда колонисты перебрались подальше от берега, на сухую возвышенность, и построили новый поселок, названный Городом Здоровья.

Жизнь стала налаживаться, расширялись посевы риса и хлопка, умножался скот. Беньовский развивал торговлю с местными племенами и достиг с помощью этой торговли доброжелательного отношения к себе. И что особенно важно, он стремился сгладить враждебные отношения племен между собою, уничтожая кровавые распри.

Вместе с туземцами-мальгашами группа Беньовского начала прокладывать по острову дороги, очищать реки. Авантюристу-мечтателю хотелось построить в центре острова столицу — Город Солнца, сделав Мадагаскар самостоятельным государством.

Реконструкция идеального Города Солнца по Томмазо Кампанелле.

Остров Мадагаскар должен был стать утопическим государством.

Но Беньовский позабыл, что французы отправляли его на Мадагаскар, надеясь, что он поднесет этот остров французской короне. В 1774 году на престол вступил Людовик XVI и два года спустя отправил на остров ревизионную комиссию для проверки. Чиновники наглядно увидели тягу Беньовского к самоопределению, и он был смещён с поста губернатора. Это его не остановило, тем более что собрание вождей мальгашских племен избрало его верховным вождем острова. Он это воспринял как должное и активизировал практическую деятельность, написав законы, в которых земля, леса, воды острова и полоса океана на пять миль от берега объявлялись собственностью нового независимого государства, планируемые рудники (золотые, медные, железные) и заводы тоже должны были стать государственными.

Для реализации обширных замыслов по построению утопии — вполне, кстати, коммунистического образца — нужны были большие средства. Беньовский оставил соратникам подробные указания, а сам отправился на поиски займов. Во Франции ему, понятное дело, не только отказали, но и запретили посещение Мадагаскара. Англичане не хотели ссориться с Францией. Авантюрист отправился в Америку: ведь демократические Соединённые Штаты лишь недавно стали свободными. Но и там правительство отказало: американцам было не до Мадагаскара. Впрочем, Беньовскому удалось договориться с торговой фирмой в Балтиморе: ему дали корабль с оружием, станками, инструментом в обмен на обещанные поставки риса. В качестве залога утописту пришлось оставить в Балтиморе жену...

Беньовский предполагал вернуться на остров через два года, но на деле получилось почти через десять — в 1785 году. За это время многое не укрепилось, а развалилось. А главное, Франция всё-таки не оставляла желания сделать Мадагаскар своей колонией, и на побережье обосновался гарнизон. Беньовский вместе с местными жителями вступил с солдатами в вооружённую борьбу, и в одном из столкновений был убит. После этого все его планы были окончательно похоронены, а недостроенный Город Солнца захирел и обезлюдел.

Военная утопия графа Аракчеева

План центра городка военных поселений на Волхове (село Пристань).

Граф Алексей Аракчеев: «На светлое будущее равняйсь! Смирна!»

Утопии нового века создавались уже не отдельными дворянами-авантюристами, а самими монархами. Молодой император Александр I был несомненным и искренним утопистом. Однако, стремясь к реализации своих проектов, он проявлял понятную осторожность, поэтому почти все его идеи остались невоплощёнными, и лишь один замысел — военные поселения — осуществился, благодаря тому, что за его реализацию взялся один из самых расторопных и практичных военачальников — граф Алексей Андреевич Аракчеев.

Об этой структуре император узнал в Австрии и проникся к ней большим интересом. Идея состояла в том, чтобы прикрепить солдат к земле, заставив их сочетать военную службу с крестьянским трудом. Солдату следовало обзавестись семьёй и обеспечивать сельскохозяйственными работами жизнь себе и своему государству. Дело в том, что для России военные расходы были самой тягостной статьёй в бюджете: они поглощали 60 процентов! Поэтому Александр уже в 1810 году издал указ о военных поселениях и, зная способности Аракчеева, поручил ему руководить новым видом военной службы.

Аракчеев повёл дело с размахом. К концу царствования Александра 374 тысячи казённых (то есть не крепостных, а государственных) крестьян и 130 тысяч солдат были введены в военные поселения, организованные в Белоруссии, на Украине и на Кавказе. При следующем царе, Николае I, количество поселян только увеличилось. Аракчеев сумел заставить работать своих подчинённых, создал прибыльное хозяйство, накопил многомиллионные богатства. Особенно благополучны оказались южные военные поселения, где при каждом дворе было по 6-9 лошадей и 12-16 коров.

Внешне всё выглядело благополучно. Но какой ценой досталось построение военной утопии! В поселениях царил настоящий «аракчеевский режим». Крестьяне-солдаты изнывали от непосильного труда, ведь наряду с сельскохозяйственными работами они ежедневно занимались многочасовой военной подготовкой. Порядок поддерживался жестокими способами. По всем аспектам быта существовали правила, нарушения которых карались штрафами.

Бунт в военном поселении.

Руины утопии — развалины комплекса военного поселения в деревне Селищи (Новгородская область).

Регламентировались семьи: «Составлялись списки, кому пора жениться и выходить замуж; в назначенный день собирали тех и других; свёрнутые билетики с именами женихов и невест кидали в две капральские шапки и производился розыгрыш, кому кто доставался». Что примечательно, молодым вдовам предписывалось немедленно выйти замуж, а чтобы стимулировать процесс, было предписано не выдавать им провианта. А вдов-старух просто выгоняли вон.

Регламентировалась даже рождаемость. Жена военного поселенца обязана была рожать каждый год и — мальчиков! За пропущенный год и девочку взимались штрафы.

С потрясающей непреклонностью проводил Аракчеев свои планы (это качество блестяще показал Михаил Салтыков-Щедрин в образе Угрюм-Бурчеева в «Истории одного города»), но после восстания декабристов утопист попал в немилость и был отстранён от дел.

Военные поселения, бунтовавшие и постепенно приходившие в упадок, всё-таки просуществовали до Александра II и великих крестьянских реформ 1860-х годов. Это, пожалуй, самый длительный из экспериментов по созданию идеального общества, но вряд ли у кого-нибудь сегодня повернётся язык назвать его утопией.

Космическая утопия Циолковского

Свою собственную утопию придумал и основоположник теоретической космонавтики Константин Эдуардович Циолковский. В статьях и научно-фантастической повести «Вне Земли» он утверждал, что со временем человечество выйдет в космос и создаст там автономные поселения, жизнь в которых будет избавлена от земных лишений.

Калужский учитель Константин Циолковский верил, что утопию можно построить только в космосе (картина В. Любимова).

Обложка научно-фантастической повести Циолковского «Вне Земли».

Циолковский считал невесомость весьма благоприятной для развития организмов. Он писал, что растения, оказавшись в особой среде космического поселения, избавленные от тяжести и вредителей, находящиеся под прямыми солнечными лучами, будут вырастать до фантастических размеров и приносить плоды круглый год. Благодаря этим растениям можно создать замкнутую биосферу: растения будут снабжать людей кислородом и свежими продуктами питания, а человеческие выделения можно будет использовать в качестве удобрений.

В дальнейшем, писал Циолковский, космические поселения станут совершенно независимыми, двинутся на освоение ресурсов пояса астероидов, а ещё позже пустятся в межзвёздное плавание. Больше того, когда-нибудь эволюционируют и сами межзвёздные путешественники, превратившись в особых существ, которым для поддержания жизнеспособности достаточно только солнечного света.

Именно в космосе, по убеждению Циолковского, может быть создано идеально устроенное общество, в котором духовная и телесная красота станут нормой. Кроме того, некоторые цивилизации в прошлом уже достигли космического совершенства, а Земля — это нечто вроде лаборатории по выращиванию новых видов. Если мы откажемся от движения по пути самосовершенствования, которое неизбежно связано с межзвёздной экспансией, высшие существа прилетят и уничтожат нас как эволюционный брак.

Несмотря на очевидную фантастичность построений Циолковского, те, кто создавал практическую космонавтику, всегда признавали необходимость конструирования автономной биосферы.

Так или почти так представлял себе космонавтов будущего Циолковский. В самом деле, ну зачем в космическом поселении одежда?

Первые биологические системы жизнеобеспечения человека Института медико-биологических проблем.

Первые серьёзные шаги в этом направлении предприняли сотрудники Красноярского института биофизики во главе с профессором Борисом Ковровым. В 1964 году была испытана система «БИОС-1», в которой осуществлялось восстановление кислорода с помощью одноклеточной водоросли хлореллы. При этом практически сразу установили, что хлорелла малопригодна для питания. Через год в эксперименте «БИОС-2», кроме водорослей, использовались и высшие растения — пшеница, овощи. Добровольцы пытались есть хлореллу, добавляя в неё различные пищевые добавки, жарили её, пекли пироги с хлореллой. Однако результат оказывался нулевым. Эти водоросли в принципе не усваиваются человеческим организмом.

Примерно в то же время к разработкам замкнутой системы жизнеобеспечения подключился московский Институт медико-биологических проблем. Наибольшую известность получил эксперимент, проведённый в период с ноября 1967 по ноябрь 1968 года и вошедший в историю как «Год в земном звездолёте». В изолированном объёме три добровольца проводили испытания систем жизнеобеспечения. Была там и гидропонная оранжерея, которая действительно демонстрировала неплохую урожайность, обеспечивая испытателей свежей зеленью. Уже в ходе этого эксперимента выяснилось, что оранжерея требует особого ухода, но в принципе не может обеспечить полноценное снабжение экипажа. Дело в том, что даже в теории около 10% веществ будут выпадать из круговорота и должны восполняться из запасов. Имелись и другие трудности: половина биомассы, образованной растениями, несъедобна для человека, а твёрдые отходы жизнедеятельности без предварительной обработки не могут быть использованы в качестве удобрений.

Пшеница USU-Apogee, выращенная из семян, которые получены в экспериментах «Оранжерея-4» и «Оранжерея-5» на борту орбитальной станции «Мир».

Широкий резонанс в своё время получили исследования в комплексе «БИОС-3» объемом 315 м3, построенном в подвале Института биофизики. Понимая, что воспроизвести весь земной биоцикл невозможно, учёные поставили целью сделать минимальную биосферу, состоящую из трёх звеньев: человек-хлорелла-растения. Строительство комплекса завершилось в 1972 году. В «БИОС-3» были проведены десять экспериментов с экипажами от одного до трёх человек. Самый продолжительный эксперимент проходил 180 дней. Удалось достичь воспроизводства кислорода, воды и до 80 процентов потребностей экипажа в питании. В оранжереях при искусственном освещении выращивалась пшеница, соя, салат, чуфа. Растения имели укороченные стебли, что позволяло снизить количество отходов. Дольше всех в «БИОС-3» прожил инженер Николай Бугреев — в общей сложности 13 месяцев. В 1990-е годы комплекс был законсервирован, а эксперименты в нём прекращены.

Комплекс «БИОС-3» (макет). Здесь разрабатывалась модель автономной биосферы для космических путешествий.

Материалы исследований на «БИОС-3» попали к американским учёным, проявлявшим к ним повышенный интерес. Во многом на основе советских данных в пустыне Аризона была построена самая крупная замкнутая экологическая система в истории — «Biosphere 2», представляющая собой сеть герметичных зданий общей площадью полтора гектара. Восемь человек (четыре женщины и четверо мужчин) пробыли в «Biosphere 2» два года (с 26 сентября 1991 года по 26 сентября 1993 года), поддерживая связь с внешним миром только через компьютер. Вместе с ними в «Биосферу-2» были доставлены 3000 видов растений и животных. Однако с какого-то момента жизнь людей нарушилась. Микроорганизмы и насекомые (особенно тараканы и муравьи) стали размножаться в неожиданно больших количествах, вызывая непредвиденное потребление кислорода и уничтожение сельскохозяйственных культур. Обитатели проекта начали терять в весе и задыхаться. Учёным пришлось пойти на нарушение условий эксперимента и начать поставку внутрь кислорода и продуктов.

Американский комплекс «Biosphere 2», эксперимент по созданию Земли в миниатюре, полностью провалился.

Уже наземные эксперименты показали, что создание замкнутой биосферы, в той или иной степени воспроизводящей земную, — процесс довольно трудоёмкий и, скорее всего, неосуществимый даже в отдалённом будущем. Однако в космосе дело обстояло ещё хуже.

Прежде всего, оказалось, что невесомость разрушительно действует на человеческий организм. Атрофируются мышцы. Из костей вымывается кальций, что делает их хрупкими. Из-за ослабления иммунной системы даже лёгкие случайные раны заживают долго и мучительно. Чтобы победить это вредоносное влияние, были разработаны специальные тренажёры и нагрузочные костюмы, позволяющие экипажу поддерживать физическую форму весь период полёта. Куда сложнее оказалось победить нежелание растений давать цветы и семена. Двадцать лет и десятки сложнейших экспериментов понадобились на то, чтобы добиться космических урожаев от пшеницы. При этом было показано, что растения, развившиеся в космосе, мало чем отличаются от контрольных образцов на Земле, а значит, невероятных урожаев и гигантских плодов, о которых писал Циолковский, ждать не приходится. Суровая реальность поставила крест ещё на одной утопии.

***

Провал множества экспериментов говорит о том, что утопия вряд ли достижима — всегда отыщется какой-нибудь фактор, который перечеркнёт мечту. Почему это происходит? Прежде всего, потому, что утопия — это образ идеального будущего, который люди придумывают в опоре на собственное прошлое. Но человеческий разум ограничен, он не способен учесть всё многообразие процессов, происходящих в обществе, и уж тем более он не способен предсказать, как будет выглядеть мир через 20-30 лет. Поэтому когда будущее становится настоящим, утопические построения оказываются устаревшими и выглядят если не трагичными, то смешными. Это, впрочем, не означает, что нельзя мечтать о лучшем будущем. Можно. Не стоит лишь превращать эти мечтания в самоцель.

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
Павел Р
№ 1
24.05.2010, 22:07
Интересно, а в своё время в Кампучии какую утопию строили?
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться