Google+
Световой меч МИРЫ. «ВАВИЛОН 5» Тёмная сторона города Разговор с Анджеем Сапковским
Версия для печатиВрата Миров: Легенды. Король Артур
Кратко о статье: Статья о корнях легенды короля Артура и рыцарей Круглого стола и её воплощении в литературе.

Возвращение Короля

Рыцари Круглого стола

И злодейство слуг, и ревность богов,
И саксонский Великий потоп —
Всё потонет в гулкой чаше веков,
Всех захлопнет забвения гроб.
Исказит имена, перепутает всё —
Кто что делал и говорил —
Только светлою метой имя твоё:
В эти годы Артур царил.
Людмила Смеркович (Скади) «Брин Мирддин»

Биографию короля Артура знает, кажется, любой школьник. Названия «Камелот» и «Эскалибур», имена Гвиневеры, Мерлина, Ланселота, Мордреда звучат как пароль к чудесной стране благородных рыцарей и прекрасных дам, драконов и сокровищ, приключений и вечного поиска святого Грааля. Всем известно, что Артур не погиб в битве с собственным сыном Мордредом, а спит на сказочном острове Авалон, чтобы когда-нибудь вернуться. Сколько же всего интересного можно вытащить из этого немудрёного сюжета! И «когда б вы знали, из какого сора» делаются порой мифы...


Разумеется, самый знаменитый король Европы никогда не существовал в том виде, в каком его преподносят легенды. Его реальные прототипы — таковых насчитывается с полдесятка — все вместе не совершили и сотой доли тех подвигов, которые ему приписывают.

От истории к легенде

Отыскать место Артура в английской истории при желании несложно. Ученым известно, что в V веке нашей эры на Британские острова, только-только покинутые римскими легионами (римляне завоевали Альбион в III веке и вполне успешно уживались с обитавшими там кельтскими племенами), обрушились орды германцев-саксов с континента. К началу VII века Британия стала саксонской, а ещё через четыре столетия была завоевана норманнами, — но это уже другая история, хотя и имеющая отношение к нашей. Нас же должен зацепить тот факт, что, согласно археологическим находкам, в первой половине VI века, примерно в 505-550 годах, саксонские вторжения прекратились, подарив Британским островам несколько мирных десятилетий, что было очень немало по тем неспокойным временам. Кто-то выиграл крупное сражение и изгнал саксов почти со всей территории бриттов: при археологических раскопках найдено исчезающе мало следов их культуры за пределами некой границы, за которую они и были изгнаны. Похоже, что завоеватели надолго кого-то испугались, — а кем мог быть этот «кто-то», как не могущественным военным вождём с огромной сильной армией?

Развалины замка Тинтагель, легендарного места рождения Артура.

Вряд ли этот прототип Артура был королём в современном смысле этого слова. Военный вождь (хронисты именуют его по-латыни: dux bellorum) — выборная должность, претендующий на неё должен был пройти некую инициацию, чтобы доказать свое право на власть. В легенду такая инициация вошла в виде того самого извлечения меча из камня или из наковальни (и это, кстати, забавным образом напоминает историю с Золушкой и её туфелькой). Как бы то ни было, неведомый вождь определённо обладал талантом полководца и немалой харизмой: без этого в легенды не попадают.

В хроники Артур проник значительно позднее — в IX-X веках. Но веры ранним историческим источникам мало: слишком много в них откровенно фантастических историй и путаницы с местами и датами. Такова и «История бриттов» монаха Ненния, в которой впервые упоминается Артур — военачальник, сражающийся в войске правителя Амброзия Аврелиана, — и «Анналы Камбрии» (Камбрия — древнее название Уэльса) неизвестного автора. Возможно, хронисты полагали своей задачей найти место в истории легендарным героям и событиям и, по сути, занимались скорее сочинением прошлого, нежели его восстановлением.

Страница из рукописи поэмы Y Gododdin.

Первое упоминание самого имени «Артур» относится к VII веку: это одна-единственная строчка в поэме Y Gododdin авторства лотианского (Лотиан — область на юго-востоке Шотландии) поэта Анейрина. Об одном из воинов автор говорит, что тот доблестно сражался, «хоть он был и не Артур». Тот ли это Артур, что нас интересует, — история умалчивает. Если тот, значит, речь идёт о действительно великом воине, коль скоро его образ и подвиги стали образцом для подражания не менее чем через сто лет после его предполагаемой гибели. Однако нам неизвестно, насколько распространено было это имя у кельтов, и вообще имя ли это: Arthur происходит, как считается, от древневаллийского atru — «медведь», и могло быть прозвищем, которое воин получил за свою силу.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРОТОТИПЫ АРТУРА
  • Амброзий Аврелиан (валлийск. Эмрис Вледиг), римлянин по происхождению, военный вождь бриттов примерно в 463-508 годах. Ненний в «Историй бриттов» смешивает его с Мерлином, а Гальфрид Монмаутский называет дядей Артура, братом его отца Утера Пендрагона. У Мэри Стюарт Мерлин (Мирддин Эмрис) — бастард Амброзия и, таким образом, кузен Артура.
  • Луций Арторий Каст, римский военачальник, живший во II веке н. э., почти на 400 лет раньше Артура. Участвовал в обороне Андрианова вала (стены, отделяющей римскую Британию от пиктских племен, оттеснённых на север). В версиях его происхождения историки расходятся: то его называют сарматом (фильм «Король Артур» поддерживает именно эту версию), то уроженцем Южной Италии. После увольнения со службы был назначен губернатором в одной из провинций Далмации (современная Хорватия).
  • Артуир мак Айдан, шотландский полководец, погибший в сражении с пиктами в 582 г. Возможно, автор Y Gododdin имел в виду именно его.
  • Риотамус, король Бретани (местность на северо-западе Франции) в V веке. Местами его биография, изложенная в «Византийской хронике» Иорданеса, похожа на легенды об Артуре.
  • Атруйс ап Мейриг, король Гвента (одно из валлийских королевств) в VII веке. Известно о нём очень мало.

По-настоящему популярен Артур стал, как ни удивительно, после того, как Британию завоевали норманны. Теперь уже саксы обороняли остров, который считали своим, забыв, как четыреста лет назад сами были захватчиками (впрочем, кельты тоже не были первыми обитателями островов), и также не смогли долго противостоять завоевателям. Легенды о подвигах Артура и его рыцарей сохранились благодаря любви норманнов к искусству: они обожали пение бардов и древние саги. Расцвет бардовского искусства привел к появлению самого большого свода кельтских преданий, представлявшего собой «шпаргалку» для исполнителей, под названием «Мабиногион». Сложился этот сборник, как предполагают, в XI веке. В нескольких сказаниях действуют король Артур, его супруга Гвенхвивар (Гвиневера), рыцари Кей (единственное имя из артуровских сподвижников, дошедшее до нас без изменений) и Бедивер (Бедуир), отдалённый прототип Ланселота. Описание рыцарских приключений — побед над драконами и великанами, дальних странствий и сражений — близко к тому, о чем мы привыкли читать в подобных историях. Правда, Артуру и его рыцарям приписывались подвиги, совершённые Кухулином, Диармайдом, Конхобаром, Талиесином и другими мифологическими кельтскими героями. История окончательно переплавилась в легенду и в таком виде отправилась странствовать по свету.

Рыцари без страха и упрёка

Почти одновременно с «Мабиногионом» в середине XI века создаются два труда, претендующих на то, чтобы считаться историческими: «Деяния английских королей» монаха Уильяма Малмсберийского и «История британских королей» Гальфрида (Джеффри) Монмаутского. Но если брат Уильям сурово осуждает сказочников, которые приукрасили деяния достойного короля богопротивными чудесами, то Гальфрид Монмаутский создаёт, по сути, первую полную версию артуровского мифа почти в том виде, в каком он нам известен. Именно он первым рассказал об обстоятельствах зачатия и рождения Артура: полюбив герцогиню Игрейну, король Утер Пендрагон (брат упоминаемого в ранних хрониках Аврелия Амброзия) воспользовался помощью волшебника Мерлина и проник в её спальню под чародейской личиной герцога Горлойса, мужа Игрейны. От Гальфрида мы знаем и об извлечении из камня меча Калибурна (Эскалибура), и о женитьбе на прекрасной Гвиневере, и о её измене с племянником короля Медраутом (Мордредом), приведшей к войне и гибели Артура. Перу Гальфрида принадлежат и первые тексты о Мерлине — «Пророчества Мерлина» и «Жизнь Мерлина», где впервые появляется колдунья Моргана леФей — хозяйка острова Авалон, сводная сестра Артура и его злейший враг.

Мерлин диктует свои пророчества. Рисунок из средневековой рукописи.

«История британских королей» обрела бешеную международную популярность. Вся образованная Европа зачитывалась ею как увлекательным романом, не задумываясь о том, правдиво ли сочинение Гальфрида Монмаутского. На французский, к тому же в стихотворной форме, «Историю...» вольно перевёл некий трубадур Вас, он же придумал ещё одну деталь, без которой мы не представляем себе легенду об Артуре — Круглый стол. Английский священник Лайамон перевёл поэтическую версию Васа обратно на её родной язык, попутно объяснив назначение этого предмета: за Круглым столом все многочисленные сторонники Артура могли чувствовать себя равными, не споря за наиболее почётные места.

Тем временем при дворах французских правителей пышным цветом расцветает поэзия трубадуров и сопутствующий ей культ рыцарства и куртуазной любви. Эти стихи и романы ознаменовали рождение первой за много столетий светской литературы. Рыцарское сословие нуждалось в идеологии, своих ритуалах и собственном искусстве, воспевающем отважных и благородных воинов, защитников слабых и обиженных, и здесь истории о подвигах Артуровых сподвижников пришлись как нельзя кстати. Однако настоящий рыцарь должен был не только уметь сражаться, но и знать толк в изящных искусствах: музицировании, танцах и сочинении стихов. Объектом последних обычно становилась идеализированная Прекрасная Дама — как правило, супруга сюзерена. Воспевая её, рыцарь (или трубадур, заменяющий его) рассчитывал на благосклонность последнего, а вовсе не на любовную связь, — хотя по серьёзности этих текстов можно заподозрить обратное. Не случайно одним из любимейших куртуазных сюжетов стала история любви Тристана и Изольды (в кельтском варианте их звали Друстан и Ессилт).

Реальный Камелот вряд ли был похож на готический замок.

Галахад у Святого Грааля.

Вне куртуазной традиции невозможно было появление Ланселота Озёрного — воплощения всех книжных идеалов рыцарства. Этот персонаж и его любовь к Гвиневере — целиком и полностью французские, а не кельтские, из совсем другого времени и другой культуры. Разве что его воспитание при дворе Владычицы озера — эхо древних кельтских легенд, к тому времени уже ставших сказками. Ланселот стал главным героем романа Кретьена де Труа «Ланселот, или Рыцарь телеги» (ок. 1168). Де Труа, придворный поэт Марии Шампанской, создал несколько романов о рыцарях короля Артура («Тристан», «Эрек и Энида», «Ивейн, или Рыцарь со львом») и попутно придумал название «Камелот», перенеся действие романов из реальной Британии в сказочную Логрию. Правда, столица Артурова королевства стала лишь декорацией начальной сцены почти всех рыцарских романов де Труа и его последователей: рыцари собираются при дворе короля Артура и отправляются навстречу приключениям («адвентюрам»). В «Ланселоте...» главный герой спасает королеву, похищенную вероломным рыцарем Мелеагантом, спеша ей на помощь на телеге — других средств передвижения под рукой не оказалось, — и мужественно сносит этот позор (на телегах обычно возили осуждённых к месту казни) во имя своей Дамы. Этот подвиг Кретьен де Труа ставит едва ли не выше бесчисленных побед в боях.

Явление Святого Грааля рыцарям Круглого стола.

Этот же автор подарил артуровскому мифу еще один постоянный мотив: поиски Святого Грааля. В его последнем незавершённом произведении, «Персеваль, или Повесть о Граале» (1182) главный герой, «чистый сердцем» Персеваль, мечтая стать рыцарем, попадает в загадочный замок увечного Короля-Рыбака, где созерцает сосуд, именуемый Граалем, и окровавленное копьё. Впоследствии «Персеваль...» был завершён и переписан другими авторами, в том числе немецким рыцарем Вольфрамом фон Эшенбахом под названием «Парцифаль».

Грааль, уже напрямую описанный как чаша, из которой Иисус пил на Тайной вечере и в которую впоследствии была собрана его кровь, оказывается в центре перипетий цикла «Вульгата» (он же «Ланселот-Грааль», он же «Прозаический Ланселот»), созданного неизвестным автором (или авторами) около 1230 года. Главный герой цикла — Ланселот, он отодвигает на второй план и самого Артура, и прочих рыцарей Круглого стола, среди которых есть и ещё верный королю Мордред. В «Вульгате» больше религиозной мистики, чем куртуазии: Ланселот удостаивается чести созерцать святой Грааль лишь после того, как отрекается от греховной любви к Гвиневере, а первым из этих избранных становится сын Ланселота от девицы Элейны (дочери Короля-Рыбака), непорочный и набожный Галахад. «Вульгата» уделяет немало внимания не только расцвету артуровского королевства, но и его падению как результату многочисленных прегрешений рыцарей, забывших об идеалах братства и учинивших междоусобную войну. Предательство Мордреда — лишь последнее звено в этой цепи.

Одно из нескольких сотен изданий «Смерти Артура».

Средневековому своду разнородных текстов требовалось ещё одна, последняя переработка, чтобы окончательно закрепиться. Этот титанический труд совершил небогатый английский дворянин Томас Мэлори — правда, вышла «Смерть Артура» через 14 лет после его смерти, в 1485 году, и с тех пор выдержала невероятное количество переизданий: до настоящего времени не было ни единого года, когда книгу нельзя было найти в английских книжных магазинах. Сэр Томас (хотя известно несколько его современников-однофамильцев) сам по себе фигура примечательная: ввязавшись в Войну Алой и Белой роз, что называется, не на той стороне, он угодил в лондонскую тюрьму по обвинению в нескольких мелких и крупных преступлениях, включая изнасилование. Справедливы ли были эти обвинения, спорят до сих пор, однако если бы не двадцатилетнее тюремное заключение, «Смерти Артура» не было бы. У Мэлори имелся доступ к хорошей библиотеке, в которую входила непременная «Вульгата», а также немало рыцарских романов и исторических хроник.

Собрав воедино практически все многочисленные легенды, романы, поэмы и песни о короле Артуре и его рыцарях, сэр Томас создал относительно сжатое («Вульгата» в пять раз длиннее «Смерти Артура»), стройное и увлекательное повествование. Сюжет его пересказывать бессмысленно: это и есть тот самый, известный каждому с детства вариант легенды об Артуре, Мерлине, Ланселоте и других отважных рыцарях и прекрасных дамах. Стоит только добавить, что для самого Мэлори, на глазах которого идеалы рыцарства разбились в пух и прах в междоусобной бойне, этот текст стал своеобразным побегом от реальности — и попыткой передать будущим поколениям, что грязь и подлость не вездесущи, и возможны ещё истории, в которых побеждают благородство и душевная чистота.

Фэнтези при дворе короля Артура

Появление «Смерти Артура» ознаменовало собой закрепление канона легенды. Всё, что было написано на эту тему позднее, — можно сказать, фанфики. Началось, пожалуй, с поэмы Эдмунда Спенсера «Королева фей» (1590), в которой Артур — скорее собирательный образ галантного рыцаря, разыскивающего по всему свету свою возлюбленную — Королеву. Возможно, последняя — не кто иная, как Моргана ле Фей.

В эпоху романтизма рыцарские романы вошли в моду заодно со всем Средневековьем, не вышли и позднее — во второй половине XIX века. Поэт Альфред Теннисон пишет цикл стихотворений «Королевские идиллии», образами рыцарей вдохновляются Гёте и Шиллер, Блейк и Кольридж... Художники-прерафаэлиты увлечённо изображают сюжеты и героев артуровского цикла. Правда, представления романтиков о Средних веках были весьма наивными и идеалистическими. Поэтому в 1889 году появляется первая пародия на эти представления — «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура» Марка Твена. Американец, перенёсшийся во времена легендарного короля, обнаруживает, что никаких благородных рыцарей тут отродясь не водилось, Артур — тупица, его соратники — хвастливые злобные уроды, волшебник Мерлин — старый маразматик... Зато предпринимательский гений янки оказывается как нельзя кстати: он чуть было не организует пришествие цивилизации в «грязном Средневековье», но изменить историю ему всё же не удаётся. Это первый опыт изображения Артура и его рыцарей в юмористическом ключе — до Марка Твена все «фанфики» были предельно серьёзны.

Очень близок к «Смерти Артура» оказался англичанин Теренс Хэнбери Уайт в своей монументальной пенталогии «Король былого и грядущего» (1938—1958): последние книги эпопеи аккуратно следуют тексту Мэлори, дополняя его тонким психологизмом, рассказом о том, что думали и чувствовали герои. Но автор не раз позволяет себе постмодернистскую игру: на первых же страницах «Меча в камне», первой книги цикла, появляется гувернантка (!) Артура и его сводного брата Кэя, а рыцари называются не иначе как «джентльменами». Дальше — больше: герои сетуют на коммунистов, упоминаются Оксфорд и Итон, а Мерлин оказывается нашим современником, путешественником во времени, точнее, контрамотом (живущим из будущего в прошлое; не здесь ли черпали вдохновение братья Стругацкие для своего «Понедельника...»?). Наконец, в книге появляется сам Томас Мэлори: ему, юному бедному дворянину, легендарный король дарует честь написать книгу об Артуре и его рыцарях. Разумеется, это не суровая кельтская Британия и не сказочная Логрия рыцарских романов — это Англия всех эпох одновременно, и Артур в ней действительно оказывается королём и прошлого, и настоящего, и будущего, как и сказано в легенде. Уайта в Англии почитают «отцом фэнтези» наравне с Толкином и Мервином Пиком. По его эпопее был снят диснеевский мультфильм «Меч в камне» (1963) и поставлен мюзикл «Камелот», легший в основу одноимённого фильма.

Перед отплытием на Авалон: умер Артур или спит?

Одним из лучших артуровских циклов и, пожалуй, самым человечным из них стала эпопея Мэри Стюарт, включающая трилогию о Мерлине («Хрустальный грот», «Полые холмы», «Последнее волшебство») и связанные с ней романы «День гнева» и «Принц и паломница». Стюарт выбрала «кельтскую» версию истории Мерлина и Артура, но умудрилась обойтись практически без магии: её Мирддин Эмрис — не могущественный волшебник, а нечто вроде медиума или экстрасенса, или же просто человек, умеющий пользоваться своей интуицией. Это попытка рассказать волшебную историю реалистическим методом — и попытка удавшаяся. Кроме того, безусловное достижение Стюарт — образ Артура: глазами Мирддина мы прослеживаем весь его путь, от мальчишки, волею судьбы принявшего на свои хрупкие плечи бремя правления королевством, до мудрого и честного короля, сражённого опять-таки самой судьбой, принявшей облик Мордреда. Последний для Стюарт — отнюдь не безусловный злодей, а несчастный бастард, жертва воспитания и обстоятельств.

Одна из наиболее «кельтских» литературных артуриан — масштабный роман американки Мэрион Зиммер Брэдли «Туманы Авалона» и его многочисленные продолжения, в том числе написанные в соавторстве. Главный конфликт романа — борьба древнего кельтского язычества с молодым христианством, подспудно — матриархата с патриархатом, феминизма с сексизмом. При этом автор не скрывает, на чьей она стороне: жрицы Богини (Вивиана и её племянница и ученица Моргейна) мудры, величественны и владеют магией, что до их противников — священников и истово верующих мирян (это, в частности, Горлойс и Гвенвифар — Гвиневера) — то они все, как на подбор, агрессивны и узколобы. И только Мерлин Талиесин («мерлин» здесь титул, а не имя) не только открыто утверждает, что «все боги есть единый Бог, а все богини — одна Богиня», но и соединяет в своём характере древнюю мудрость с христианским смирением. Отказ Артура от клятвы верности, данной языческому Авалону, рассматривается как предательство и постепенно ведёт к фатальным последствиям...

Поединок Артура и Мордреда.

Уайт, Стюарт, Брэдли: лебедь, рак и щука современной артурианы.

Идеологический антипод Брэдли — Стивен Лохед со своей трилогией «Пендрагон» («Талиесин», «Мерлин», «Артур»), созданной на несколько лет позднее «Туманов Авалона». Лохед во многом повторяет канву романа Брэдли: у него кельтские жрецы тоже родом с Атлантиды, он так же детально описывает языческие обряды и уделяет немало внимания постепенно набирающему силу христианству. Только его Мерлин — сын первой Владычицы озера, атлантской царевны Хариты, — уже ко второй книге принимает веру в Иисуса Христа, а сам король Артур и его рыцари сражаются с боевым кличем «Аллилуйя!» на устах. При этом Лохеду удаётся избежать слащаво-глянцевого изображения христианства, которым порой страдают его верующие коллеги: его герои, при всей своей фэнтезийности, вполне достоверны, как убедительна и их вера.

А вот Николаю Толстому удалось «перекельтить» даже Брэдли: в романе «Пришествие Короля» не только используются мотивы валлийских сказаний и довольно точно воспроизведены кельтский быт и менталитет, но и сам текст частично стилизован под кельтские саги, отчего может быть непрост для читателя. Зато автор довольно смело обошёлся с каноническим сюжетом: у него король Артур гибнет, не успев изгнать саксов из страны, в Британии воцаряется хаос, и только рождённый вновь волшебник Мерлин (Мирддин маб Морврин) и новый верховный король Мэлон Высокий могут спасти королевство...

Дэвида Геммела, как всегда, в мифах привлекает эпическая героика: в дилогии «Камни Силы» («Царь призраков» и «Последний меч силы») различные мифологии смешаны в совершенно невообразимый коктейль. Тут и атланты, и Вотан (Один), и христианские монахи... Что до Утера Пендрагона, его сына Артура и доблестного воина Ланселота (он же Кухулин, по версии Геммела), то они объединяют образы многих персонажей, как исторических, так и вымышленных.

Немало авторов фэнтези используют только мотивы легенд об Артуре, превращая свои тексты в эдакий постмодернистский салат. Так, в романе Тима Пауэрса «Чёрное на чёрном» действует наёмник Брайан Даффи — реинкарнация короля Артура, а в его борьбе с пришедшей с Востока чёрной магией (действие романа происходит в 1529 году во время осады Вены войсками Османской империи) ему помогают Мерлин и Король-Рыбак, наряду с гномами и викингами. В «Гобеленах Фьонавара» Гая Гэвриела Кея канадская студентка Дженни оказывается реинкарнацией Гвиневеры, да и сам Артур вместе с Ланселотом восстают из мёртвых, чтобы вступить в битву с некромантом Ракотом Могримом. У Роберта Холдстока в эпопее «Кодекс Мерлина» («Кельтика», «Железный Грааль», «Поверженные правители») Мерлин — на самом деле древнегреческий старец-волшебник Антиох, чья миссия — снова отправить в плавание легендарный корабль «Арго», но уже с кельтскими аргонавтами на борту. Можно вспомнить также Андре Нортон, которая в романе «Зеркало Мерлина» делает знаменитого волшебника пришельцем из космоса. Новое время — новые мифы: в Средневековье Мерлин считался «всего лишь»

Артуриана — богатейший источник сюжетов для короткой прозы. Фантастических рассказов на рыцарские темы не счесть, назову лишь несколько наиболее примечательных: «Последний защитник Камелота» и «Государь, рождённый, чтобы властвовать миром» Роджера Желязны, «Рыцарство» Нила Геймана, «Бедные рыцари» Далии Трускиновской и, конечно же, прекрасная «La Maladie» Анджея Сапковского.

Наконец, на совершенно отдельный жанр вдохновили авторов детективных романов поиски святого Грааля: «Код да Винчи» американца Дэна Брауна сделал криптоисторическую рыцарскую адвентюру модным трендом. Только современные рыцари отправляются за Чашей не с крестом и мечом, а с «Википедией» и пистолетом. И лишь немногие из них действительно заслуживают награды — как небезызвестный археолог-авантюрист Индиана Джонс, безошибочно узнавший Грааль из десятков разнообразных чаш («Индиана Джонс и последний крестовый поход»).

Артуриана в цвете и звуке

Киновоплощений у артуровской саги не так уж и много. Вдумчивее всех рассказывает историю Артура и его рыцарей «Эскалибур» Джона Бурмэна (1981): даже на фоне нынешнего киноизобилия это эпическое полотно действительно впечатляет, хотя и не вносит в артуровскую легенду ничего нового, просто бережно следует роману Мэлори. А вот «Ланселот Озёрный» Роберта Брессона известен куда меньше, чем абсурдистская пародия на него — «Монти Пайтон и святой Грааль». Поклонникам Артуровского мифа стоит не пропустить мини-сериалы «Туманы Авалона» и «Великий Мерлин»: два почти противоположных взгляда на одну и ту же историю отлично дополняют друг друга. А «Первый рыцарь» Джерри Цукера и «Король Артур» Антуана Фукуа имеют мало отношения к легенде: в первом история любви Ланселота и Гвиневеры получает счастливую развязку, а второй пересказывает одну из исторических версий происхождения Артура — якобы римского легионера родом из Сарматии (местность, простиравшаяся от Дуная до Волги, ранее — Скифия), вместе с пиктскими племенами сражающегося против саксов. Судя по скромным кассовым сборам последнего фильма, историческую правду (точнее, одну из её версий) зрители принимают весьма прохладно, даже Кира Найтли в кожаном лифчике ситуацию не спасла. Зато фильм «Король-рыбак», разыгрывающий историю поисков Грааля в декорациях современного Нью-Йорка, считается одной из лучших работ Терри Гиллиама.

Такие разные Мерлины: Сэм Нил («Великий Мерлин») и Колин Морган («Мерлин»).

Ланселот и Артур, древнеримская локализация.

Согласно телесериалу «Звёздные врата» Мерлин, наставник Артура и его рыцарей, был одним из Древних. Он создал святой Грааль как мощное оружие, но был остановлен другой Древней — Морганой. В 2008 году на телеэкраны вышел сериал «Мерлин», отличающийся от предыдущих версий мифа: главный акцент тут сделан на взаимоотношениях молодых Мерлина и Артура, ровесников (хотя обычно Мерлин играет роль старшего наставника). В 2010-м выйдет уже третий сезон сериала, что говорит о его немалой популярности.

Создатели компьютерных игр тоже не смогли пройти мимо легенды. King Arthur: The Role-playing Wargame на первый взгляд представляет собой очередную военную стратегию из семейства Total War — однако вместо экономики с политикой здесь есть сюжет и квесты, как в настоящем рыцарском романе. Кроме того, в этом мире активно используется магия. Нашлось место и религии: игрок может как принять христианство, так и подружиться с друидами. Однако широкой популярности игра не получила из-за непродуманного баланса и обилия мелких и крупных багов.

Легенды о рыцарях Круглого стола нашли отражение и в музыке: в конце XVII века была написана опера английского композитора Генри Перселла «Король Артур», а в конце XIX — две оперы Рихарда Вагнера, «Тристан и Изольда» и «Парсифаль». В ХХ веке английский музыкант Рик Уэйкман пишет сюиту в стиле симфо-рок The Myths and Legends of King Arthur and the Knights of the Round Table. Сюжеты легенд об Артуре вдохновили группу Blind Guardian на песни A Past and Future Secret и Mordred’s Song, а Ayreon — на композицию Sail Away to Avalon. Наконец, существует пауэрметаллическая группа Kamelot, в своём творчестве регулярно отдающая дань легенде, в честь которой назвали группу.

***

В Британии до сих пор верят — полушутливо, полусерьёзно — что спящий король Артур хранит остров от бед и непременно восстанет, когда это понадобится. Легенда, выросшая из архаичных ритуалов и мифов, прошла перековку историческими событиями и проделала полный круг, вернувшись к мистике — но уже христианской. В этом смысле артуровский мономиф — действительно основной миф Европы. Не говоря уже о том, что из рыцарских романов выросла почти вся приключенческая, а впоследствии и фантастическая литература.

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
Max-88
№ 1
29.06.2012, 21:18
А ведь Мерлин был великим магом в ГП.
Spy Fox
№ 2
30.06.2012, 10:17
Ещё забыли (или не захотели) упомянуть, что Мерлином в "Докторе Кто" провозгласили титульного персонажа. В серии "Поле битвы", где персонажи артурианских легенд были обитателями другого измерения, которые вторглись на Землю. Во главе вторжения были Моргана и Мордред и именно под именем Мерлин они знали Доктора)) Кстати, я не уверен, но вроде Эскалибур там тоже был.
Angvat
№ 3
30.06.2012, 16:27
Если упоминать все интерпритации Артурианы, десятка журналов не хватит. Куча осылок к ней есть практически в любой фантастической вселенной - от Вархаммера до Вавилона-5.
Ну а не слишком известный у нас Мэлори и его произведение - на Западе вообще вещи культовые. Мне знакомый помниться показывал хронологию-путеводитель по Смерти Артура с описанием каждого года и что в нем случилось (страниц эдак на 600 талмуд).
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться