Google+
Ergo Proxy Forgotten Realms: Литературный цикл «Забытых королевств» Игровые новеллизации в России Космические пираты
Версия для печатиВрата Миров: Легенды. Косово поле и другие балканские мифы
Кратко о статье: Едва ли найдётся неспециалист, который на вопрос «какие балканские мифы вы знаете?» сходу ответит чем-то более неожиданным, чем легенда о Дракуле. Битву на Косовом поле, сказание о Вуке Огнезмие и «Чёрную руку» припомнит только историк. Но если взять почти любой сербский миф и хорошенько его «потереть», то окажется, что он похож на привычные нам легенды и былины...

Косово поле

И другие балканские мифы


Надо ударить дубинкой по танку. Неважно, что танк потом тебя раздавит. Зато народ будет слагать песни о герое.
Сербская поговорка

Навряд ли найдётся неспециалист, который на вопрос «какие балканские мифы вы знаете?» с ходу ответит чем-то более неожиданным, чем легенда о Дракуле. Битву на Косовом поле, сказание о Вуке Огнезмие и «Чёрную руку» припомнит только историк. Для большинства наших современников балканские мифы — это экзотика. Но если взять почти любой сербский миф и хорошенько его «потереть», то окажется, что он похож на привычные нам «дела давно минувших дней, преданья старины глубокой»: те же песни о царе Душане Сильном и его юнаках созвучны былинам киевского цикла о князе Владимире Красно Солнышко и богатырях.

Балканы — край победившего мифа. Рассказывать об одной его ипостаси, как обычно мы делали это в рамках рубрики, здесь бессмысленно: балканские мифы так плотно взаимосвязаны и переплетены меж собою, что выдирать один из другого было бы просто невежеством.

Есть два момента, касающихся балканской мифологии, о которых надо упомянуть до того, как мы начнём свой рассказ.

Во-первых, мифология является едва ли не частью официальной истории балканских стран.

Во-вторых, она с лёгкостью превращает поражение — в победу, а злодея — в национального героя, и наоборот.

Больше такого нет нигде.

О поле, кто тебя усеял...

Битва на Косовом поле — главный сербский миф. Видовдан, 15 июня 1389 года. Самый чёрный и самый великий день сербов. Люди до сих пор верят, что в ночь Видовдана реки превращаются в кровь. Для балканской культуры этот герои ческий эпос имеет такое же значение, как легенды о короле Артуре, рыцарях Круглого стола и о Беовульфе, вместе взятые, — для культуры английской. Нет, сама-то битва как раз не миф, она произошла на самом деле, предопределив весь ход балканской, а следом — и мировой истории и культуры на шесть веков вперёд.

Тогда, в конце XIV века разрозненные балканские королевства не смогли остановить вторжение турок в Европу. Сербский царь Лазарь принял бой. Сербы стояли насмерть, но силы были неравны. Лазарь был взят в плен. Его зять, один из его военачальников — Вук Бранкович — предал его, уведя своё войско с поля боя. В итоге сербы потерпели жестокое поражение, после чего их ждало почти пятисотлетнее османское иго.

Царь Лазарь. По преданию, турки спрятали его отрубленную голову. И только когда она найдётся, на Балканах наступит мир.

Знаменитая «Косовская девочка» художника Уроша Предича. Символ того, что поражение на Косовом поле оказалось для сербов важнее победы.

И тут начинается самое интересное. Сербы считают, что... победили в Косовской битве. И причиной тому даже не преждевременно посланная весть о победе их войска, которая внесла впоследствии немало путаницы в историю. Победа была скорее моральной. Сербы вышли на бой с явно превосходящим противником и не ударили в грязь лицом, прикрыв собой Европу, дав ей передышку, которая, как оказалось впоследствии, стала решающей. Поэтому значение этого поражения для последующих поколений превысило значение гипотетической победы.

Главным сербским героем со времен Косова поля стал Милош Обилич. Он сдался туркам в плен, а когда его подвели к Мураду для присяги, вместо того чтобы лобызать его туфлю, выхватил спрятанный кинжал и прирезал султана. Впрочем, на боеспособности турок это не сказалось. Обилича они казнили — как и царя Лазаря, и множество других сербских воинов.

Сербы канонизировали обоих героев — и царя Лазаря, и Милоша Обилича. Надо сказать, у них был на то свой резон. Одержи они победу — ну и была бы у них ещё одна победа, память о которой, как показывает практика, недолговечна. А вот поражение... Как говорится, на ошибках учатся. На этом поражении выросла вся сербская культурная доминанта. Так что в чём-то создатели мифа, пожалуй, были правы.


Косовская битва легендарна и архетипична. Существует несколько вариантов событий того рокового дня 1389 года, но все они уживаются в рамках единой традиции. И что с того, что в более позднее время историки доказали, что Вук Бранкович, чьё имя стало нарицательным обозначением предателя, вовсе не предавал царя Лазаря, а напротив — много сделал для успеха сражения, впоследствии упорно воевал с турками, за что и был убит? Традицию из-за этого менять не стали. Легендарное Косово оказалось сильнее Косова исторического.


Герои Видовдана

Самым популярным изложением легендарных событий на Косовом поле стала написанная в начале XIX века поэма Гаврила Ковачевича «Сражение страшно и грозно между серблима и турцыма на полю Косову, под князом Лазаром, случившесе у 1389-м лету юния 15 дана».

Именно эта поэма начала традицию, согласно которой пир накануне битвы сравнивается ни много ни мало с Тайной вечерей Нового Завета. В начале её царь Лазарь разочаровывается в Милоше Обиличе, публично сообщая об этом всем присутствующим. Себя же Лазарь отождествляет со Спасителем. В полном согласии с евангельским сценарием, он подаёт Милошу чашу с вином, предлагая выпить за него тому, кто «... меня предать замыслил, как Иуда спасителя своего».

Однако в отношении Милоша царь явно допустил промах: тот его не предавал и даже напротив — стремился переломить ход сражения ценой своей жизни. Кто такой Милош Обилич, доподлинно неизвестно: по одной из версий, это влиятельный сербский князь, зять царя Лазаря, накануне битвы поклявшийся убить султана, по другой — простой человек, пастух, чуть ли не случайно проходивший мимо.

Кроме царя Лазаря и Милоша Обилича, в косовском мифе есть и другие действующие лица. Это в первую очередь уже упомянутый Вук Бранкович. Тень несостоявшегося предательства пала на него самого и на всё его семейство. А между тем и сам Вук, и его сын, сербский деспот Георгий Бранкович, и их потомки — самые настоящие герои и мученики: одни всю жизнь воевали с турками, не вылезая из седла, до 80 лет, другие были теми же турками ослеплены и умерщвлены.

Милош Обилич

В 1828 году вышла героическая драма «Милош Обилич» Йована Поповича. Наряду с «историческими», легендарными персонажами, здесь действуют три аветины (вилы, русалки) и их царица. Однако при всех фантастических допущениях основное содержание драмы — проповедь патриотизма. После короткого пролога с участием аветин на лоне природы Милошу Обиличу в облике «тени отца Гамлета» является царь Душан Сильный, к тому моменту давно почивший в бозе, который вопрошает: «Где, Милош, твоя клятва, которой ты уверял, что будешь отечеству верен?» После этих слов царь превращается в кровавую реку, из какового намёка высших сил вытекает, что мира на Балканах не будет ещё очень и очень долго.

Милош Обилич «разделывает» турецкого султана на Косовом поле.

Досталось от мифа и женской половине дома Бранковичей. «Проклета Ерина» — Проклятая Ирина, супруга деспота Георгия, родом из византийской династии Кантакузенов, в народных преданиях стала ведьмой, виновной в гибели многих сербов во время строительства крепости Смедерево, и поныне самой большой крепости в Европе. Тела умерших при строительстве, как и положено, замуровывались в стены. На самом деле, скорее всего, ничего превышающего рамки полномочий среднестатистического правителя Ирина не делала. Деспотиссе просто не повезло со временем. Сербское государство переживало худшие времена под османским натиском, и народ сочинял исключительно страшные сказки. Было бы время Ирины спокойным — не исключено, что о ней осталась бы совсем иная память.

Вошли в легенду и дочери царя Лазаря: одна стала супругой Вука Бранковича, другая — Милоша Обилича, а третья — султана Баязида. Так что весь косовский миф отчасти превратился в семейную историю династии Лазаревичей. Другое семейство, также отметившееся на Косовом поле, — Юговичи — тоже стали героями многочисленных преданий. Прославился глава рода Юг Богдан и его девять сыновей, особенно младший — Бошко. На Косовом поле они погибли все, один за другим, а жене Юга Богдана, ещё не знавшей про исход битвы, вороны принесли руку её мужа...

ВУК ОГНЕЗМИЙ И ПРОЧИЕ ЗМЕЕВИЧИ

Не змий, а идеальный правитель!

Один из самых известных представителей балканского пантеона — Вук Огнезмий, восходящий, как и древнерусское предание о Всеславе, князе Полоцком, к общеславянскому мифу о чудесном герое — волке. Обращаем особое внимание: Вук хоть и числится в оборотнях, по совокупности деяний относится к героям! Вук Огнезмий, он же Волх Всеславич, он же Вольга киевского былинного цикла — змеевич, он рождается от Огненного Змея в человеческом облике, но «в рубашке» или с «волчьей шерстью» — приметой чудесного происхождения. Как и положено, Вук может оборачиваться волком и другими животными, птицами и даже насекомыми. Но главное — способность превращения себя и своей дружины в животных Вук использует не для душегубства, а для совершения подвигов. Вот и выходит, что князь-оборотень со змеиными чертами — это не фантазия Брэма Стокера, а древнейший архетип идеального балканского правителя, безжалостного к врагам и использующего для победы силы потустороннего мира.

Родитель нашего Вука — Огненный Змей, хозяин мира мёртвых, змеевидный демон, наделённый антропоморфными чертами. Когда он вступает в связь с женщиной, на свет появляются змеевичи. Но однажды Вук вступает в единоборство с отцом и побеждает его.

Культ воина-оборотня восходит к VI-VII векам, когда славянская общность имела ещё относительно общую культуру. Византийские авторы писали о том, что славяне перекликаются волчьим воем, а, по донесениям турок, воины Дракулы тоже в массовом порядке оборачивались волками, что давало им колоссальное преимущество в ночных стычках с османской армией.

Царица Милица

Царица Милица — идеальная балканская правительница: и страну от турок защищала, и кучу детей вырастила, и даже оставила после себя литературное наследие («Молитва матери» и др.).

Царица Милица, жена Лазаря — поистине героическая женщина, впоследствии канонизированная. После Косовской битвы и гибели мужа она правила разорённой страной, умудрилась заключить болееменее выгодный мир с турками, сохранивший независимость Сербского государства (хотя отныне она также звалась деспотиссой, правительницей вассального образования), как могла, залечивала раны своего народа и воспитывала сына — будущего деспота Стефана Лазаревича, чьё правление потом назовут Балканским Ренессансом.

Оставили свой след на Косовом поле и юнаки — балканский вариант рыцарей: Иван Косанчич, Милан Топлица, Страхиня Банович и другие, похожие на наших богатырей. Особо интересна легендарная история Страхини. За год до битвы турки похитили у него красавицу-жену. Он, разумеется, поехал отбивать её, но тут выяснилось, что саму жену (кстати, звали её Елена) такое положение дел вполне устраивает и возвращаться домой из объятий турецкого военачальника она не спешит. Во время поединка Страхини с турком неверная жена подкрадывается сзади и нападает на своего мужа! Удивительно, но Страхиня всё-таки берёт верх. Но с женой сладить — это не турка завалить. После победы Страхиня по местным обычаям должен убить или хотя бы ослепить неверную жену, но он вдруг проявляет совсем уж неожиданный для Балкан гуманизм и прощает её.

Страхиня Банович, легендарный сербский герой, гроза турок. Но с загулявшей женой справиться так и не сумел!

Разобрать, что в косовском мифе правда, а что — вымысел, непросто. Да и нужно ли?

Проклятие ослеплённых королей

Косовский миф предвосхищают другие старинные сербские предания. Как и всегда на Балканах — кровавые, жестокие, страшные. Но давайте на этот раз начнем издалека.

В старинном сербском монастыре Грачаница, что стоит на территории нынешнего Косово, на стене храма красуется изумительная фреска начала XIV века. На ней женщина в богатых одеяниях и высокой золотой короне, усыпанной жемчугом и драгоценными камнями. Она слепа — глаза у фрески выколоты. Это королева Симонида, дочь византийского басилевса Андроника и супруга сербского короля Милутина. Говорят, увидевшие фреску не могут оторвать от неё взгляд, да и забыть её сложно. Ещё в начале XIX века некий албанец ночью прокрался в храм и ножом выколол королеве глаза. Но даже ослепшая, она сияет красотой. Чего только не делали потом с этой фреской — и кололи, и жгли... А она всё равно стоит, как ни в чём не бывало. Считается, что глазами своей души Симонида охраняет Сербию, как и положено истинной королеве.

Ещё один легендарный герой — Марко Кралевич. По преданию, мать его была вилой, русалкой. На самом деле, как выяснилось впоследствии, — незаконный сын нелегитимного правителя, воевал на стороне турок. Но легенду из-за таких пустяков менять не стали.

Подобно всякому народу, когда-то сербы управлялись не временщиками, как это принято в эпоху победившей демократии, а сакральной, назначенной править свыше династией Неманичей. В те времена принято было приписывать правителям родственные связи с римскими кесарями и другими венценосными кланами. У Неманичей родичей среди кесарей отродясь не было. Да и зачем оно тем, кого править поставил сам Господь? Сакральность земной миссии династии стала подтверждением её прав на сербский престол. Воплощением этого культа стала до сих пор красующаяся на фресках во многих старинных храмах так называемая Лоза Неманичей, их символическое семейное древо. И надо сказать, сами Неманичи такому статусу вполне соответствовали. В каждом поколении их Лоза давала выдающегося правителя-воина или святого, порой — сразу обоих, а иногда — даже в одном лице. Жития святых правителей из этой династии до сих пор являются источником вдохновения не только для писателей и историков, но и для сотен тысяч верующих.

Балканская династическая любовная история: Милутин Неманич и Симонида. Жениху 54 года, невесте 9 лет.

Но высшие силы тоже не дремлют. Ведь если они кому-то что-то дают — то с него же и испрашивают. И отвечали Неманичи за данные свыше преференции по всей строгости своего сурового времени. Это стало своего рода проклятием династии. Власть практически ни разу не передавалась бескровно, резали друг друга ближайшие родственники, брат шёл на брата, отец — на сына, а сын — на отца. Сколько бы Неманичей ни пересекалось на том или ином историческом отрезке, остаться должен был, за редким исключением, только один. Средние века знают немало кровавых семейных разборок на ступенях трона, но Неманичи, «проклятые короли» балканского розлива, в этом виде спорта выбились в признанные лидеры.

Брат на брата

Правящая династия Неманичей, подарившая Сербии 11 выдающихся правителей, пережила 15 внутрисемейных столкновений: в 9 случаях сталкивались братья, 4 раза — отец и сын, 2 раза конфликтовали племянник и дядя. Только 2 правителя начали и закончили своё правление без столкновений, но им также приходилось бороться за сохранение власти. С престола было свергнуто 6 правителей, 3 конфликта завершились смертью членов правящей семьи. Неудивительно, что столь мощная династия не устояла перед силами судьбы и во второй половине XIV века пресеклась, оставив страну без легитимных правителей.

Мистика преследовала Неманичей на каждом шагу. Вот захотел королевич Стефан свергнуть с престола отца своего, короля Милутина. Но тот оказался не лыком шит, заточил своего сына в крепость и приказал выколоть глаза раскалённым железным прутом. Той же ночью несчастному королевичу явился святой Николай и сказал: «Не бойся — твои глаза у меня в руках». Ослеплённого Стефана заключили в монастыре Пантократора близ Константинополя, и там начали происходить чудеса. Святой явился Стефану во второй раз, принеся в руках оба его глаза и вставив их на место. Опальный королевич вновь обрел зрение, но никому не говорил об этом, нося на глазах чёрную повязку. И только после смерти своего отца венчанный королевским венцом Стефан обнародовал свою зрячесть, объяснив произошедшее чудом. Что интересно, в эту версию сразу же поверили, а заступничество святого и прозрение ослеплённого короля стало... эпизодом официальной истории.

Граф Дракула vs. господарь Влад

Кровососущая нечисть известна разным народам, но прародина вампиров — это всё-таки Балканы. До XVIII века они безобразили в основном в народных суевериях, но с началом эпохи романтизма стали проникать на страницы литературных произведений, в газетные новости и даже в официальные донесения. Так начал формироваться образ вампира литературного, довольно сильно отличающийся от вампира фольклорного.

В том, что Дракула — это реальное историческое лицо, нет никаких сомнений. Каких только злодеяний не приписали правителю Валахии Владу III Дракулу! И вампирствовал, не покладая клыков, и сажал тысячи человек на колья, наслаждаясь их агонией, и ел человеческое мясо, не говоря уже о питии крови христианских младенцев. Правда, впоследствии оказалось, что Влада оклеветали, как сейчас принято говорить, политические противники. Зато он был едва ли не единственный из тогдашних балканских правителей, кому удалось защитить свою страну от турок. Это и есть главная историческая правда. И цель в данном случае с лихвой оправдала средства. Дракулу очень боялись не только внешние враги, но и внутренние. Он довольно эффективно сражался с превосходящими силами османов и умел их побеждать в, казалось бы, совершенно не подразумевающих побед обстоятельствах. Ясное дело, что туркам это не нравилось, отчего и пошло его прозвище Цепеш — Колосажатель.

У господаря Влада были неприятели не только на Востоке, но и на Западе. Венгерский король Матиаш Корвин, помышлявший о гегемонии в регионе, не прочь был разгребать жар чужими руками. Он использовал Валахию как щит от османов, постоянно манипулируя своим строптивым союзником. Но с господарем Владом такие игры не проходили. Отсюда и его арест, более похожий на похищение («чёрные чехи», наёмное войско венгерского короля, взяло господаря под стражу, когда он приехал на переговоры), и многолетнее заключение в венгерском замке, и долгое судилище (на память приходит почему-то Гаагский трибунал), закончившееся по традиции ничем: доказательств вампиризма и колдовства господаря, а также истребления им тысяч ни в чём не повинных христиан обнаружено не было. Аккурат в этот момент турки перешли в наступление по всем фронтам, так что Дракулу пришлось оправдать, освободить и даже снабжать оружием для борьбы с общим врагом.

Дракула, он же господарь Влад — успешный правитель и военачальник. За что и огрёб по полной программе и от современников, и от «благодарных» потомков.

Кровавая Эржбета

Надо сказать, что вампирские пристрастия господаря Влада разделяли и другие представители балканской элиты. В 1610 году по указу австрийского императора была казнена графиня Эржбета Батори — кстати, по некоторым данным, Дракула числится среди её предков. Эта дама продлевала свою молодость, купаясь в крови юных девственниц. В её дневниках насчитали упоминания о шестистах жертвах. В наказание за совершенные злодеяния «кровавую графиню» заживо замуровали в её собственной спальне.

В наше время Эржбета заманивает в свои объятия зазевавшихся туристов.

Много было придумано и пересказано на разные лады турецких и венгерских басен, взятых впоследствии на вооружение итальянскими и немецкими авторами. Вот откуда пошла ужасная репутация Влада Дракулы, в действительности же — наиболее последовательного (и добавим — успешного) борца с турками на Балканах. Дракула прославился неистовой отвагой и столь же неистовой кровожадностью, которая даже в мрачную эпоху Позднего Ренессанса казалась патологической. Он был немыслимо жесток и к врагам, и к союзникам, и к подданным: рубил головы, сжигал, сдирал кожу, варил заживо, вспарывал животы, сажал на кол. Однако в те поры многие европейские правители, не говоря уже об азиатских, делали это, а слухи о тысячах замученных оказались просто-напросто «утками».

Теория Дракулы

Копполовский Дракула в исполнении Гэри Олдмена. Самый обаятельный и привлекательный из всего сонма Дракул.

Обратите внимание на заколку для галстука: она сделана в виде двуглавого орла. Это всего лишь деталь, но деталь очень важная. Изначально такой орел был геральдическим символом Палеологов и украшал герб Византии. Впоследствии его стали использовать все наследники — от Неманичей с Лазаревичами и господаря Влада до нашего Ивана III (он получил это право после брака с Софией Палеолог). И что же? Получается, что Дракула, носящий символ двуглавого орла, — без пяти минут славянский патриот и монархист. За это и невзлюбили Дракулу на Западе столь сильно.

Понятно, что при своем образе жизни Дракула просто не мог умереть от старости в тёплой постели. Он был убит своими же воинами в результате заговора брата, а по совместительству — наложника султана, Раду Красивого. Тело Дракулы проткнули копьями, а потом отрезали ему голову и послали её в дар султану Мехмету. Султан этот был, безусловно, колоритной личностью. Он содержал сразу два гарема — женский и мужской, а ещё коллекционировал головы своих врагов. Он-то и приказал водрузить голову Дракулы на шест в центре Стамбула. С тех пор и повелось: чтобы убить вампира, его сердце сперва пронзали колом, а потом отрезали голову. Зачем это было сделано — давно позабылось, но традиция блюлась свято.

Герб Лазаревичей, обвитый драконом, символом ордена. Двуглавый орел на щите, кстати, точно такой, как у Дракулы.

«Чёрная рука» в подбрюшье Европы

Героя Косовской битвы Милоша Обилича принято изображать в шлеме, увенчанном драконом. И это не просто украшение. По некоторым данным, именно Милош Обилич был основателем пресловутого ордена Дракона, включившего в себя исключительно королей, князей и крупных феодалов христианского вероисповедания. Целью ордена было противостояние мусульманскому завоеванию Европы, в том числе путем физического устранения османских вождей. Отличительный признак рыцарей ордена — изображение дракона на регалиях.

Император Священной Римской империи, венгерский король, а по совместительству — глава ордена Сигизмунд Люксембург произвёл в рыцари ордена в том числе и Влада II, отца Влада Цепеша. Так Дракула получил своё имя и дракона на знамени. И действовал господарь Влад ровно так же, как и Милош. Да и сербский деспот Стефан Лазаревич, сын царя Лазаря, не дрогнувший даже под натиском орд Тамерлана, также был рыцарем того же ордена. Какой простор для любителей теории заговора и последователей Дэна Брауна!

Но история знает и более свежие примеры.

Известная сербская террористическая организация «Чёрная рука» в идейном плане продолжила традицию ордена Дракона. Её возглавлял Драгутин Дмитриевич по кличке «Апис», начальник сербской контрразведки. В организации практиковалась суровая дисциплина, её заседания проходили в чёрной комнате за столом, устланном чёрной скатертью. На символике «Чёрной руки» — череп и скрещённые кости на чёрном фоне. 11 июня 1903 году король Сербии Александр Обренович и королева Драга были заколоты штыками в своем дворце в Белграде. Этот переворот — одно из громких дел «Чёрной руки». Её филиалом была организация «Млада Босна», одним из членов которой был Гаврила Принцип, убивший эрцгерцога Фердинанда в Сараево в 1914-м. Так «Чёрная рука» спровоцировала Первую мировую войну.

Продолжателем её дела стала организация под названием «Белая рука», осуществившая государственный переворот 27 марта 1941 года. Тогда на сербский престол был возведён Петр II, принц из династии Карагеоргиевичей, что фактически поставило Югославию в состояние войны с Германией, откуда оказалось совсем недалеко до активной стадии Второй мировой. Балканы опять сыграли роковую роль в судьбе всего континента.

Манга «Кастельвания»: здешний Дракула и его потомки — самые гламурные и готичные упыри всех времён и народов.

***

Страшны балканские мифы. Не вампирами страшны и не оборотнями, а тем, что они совершенно реальны. Если набрать в любом поисковике словосочетания «балканские мифы», «балканская мифология», полученная информация, мягко говоря, удивит. Только две-три ссылки будут касаться собственно фольклора. Основное количество ссылок выведет на мифы совсем иного рода. Заголовки типа «косовский миф», «западный миф о Сребренице», «мифы НАТО о кровожадных сербах» сразу дадут понять, что речь идёт о современности.

Битва мифа с антимифом, начавшаяся на Косовом поле более шестисот лет назад, идёт и по сей день. Неудивительно, что на этой плодородной, щедро удобренной мистицизмом почве произрастают плоды столь тучные, что уже не одно поколение мистиков и фантастов пожинает на Балканах богатый урожай, конца и края которому покамест не видно.

Что почитать?
  • Александр Пушкин «Песни запа дных славян»

  • Алексей Толстой «Упырь» и «Семья вурдалака»

  • Брэм Стокер «Дракула»

  • Миливое Йованович «Одна ночь в Вальхалле»

  • Славомир Настасиевич «Стефан, государь сербский»

  • Мирча Элиаде «Девица Кристина»

  • Барон Олшеври «Вампиры замка Карди»

  • «Повесть о Дракуле-воеводе»

  • Ко Сасакура Castlevania: Curse of Darkness (манга, 2005)

Что посмотреть?
  • «Бой на Косовом поле» (Boj na Kosovu, Югославия, 1989)

  • «Закон любви» (Banovic Strahinja, Югославия — ФРГ, 1983)

  • «Носферату. Симфония ужаса», 1922

  • «Дракула», реж. Тод Броунинг, 1931

  • «Дракула», реж. Фрэнсис Форд Коппола, 1992

  • «Князь Дракула», 2000

  • «Батори», 2008

  • «Графиня», 2009

  • «Андеграунд», реж. Эмир Кустурица, 1995

  • «Ван Хельсинг», 2004

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
Neurotoxin
№ 1
26.12.2012, 06:24
Батори не казнили и даже не замуровывали - просто к домашнему аресту приговорили. Реальность как всегда прозаична.
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться