Google+
ТЮРЬМЫ Звездные войны: Технологии «Star Wars» «ДЮНА» ФРЭНКА ГЕРБЕРТА. ЭКРАНИЗАЦИИ РУССКИЙ СТИМПАНК
Версия для печатиИнтервью: Контакт: Анджей Сапковский
Кратко о статье: У этого человека неканоническое чувство юмора, да и за словом в карман он не лезет. В эксклюзивном интервью для «Мира фантастики» Анджей Сапковский рассказал о досуге, о людях, кошках, инквизиторах и коллегах по писательскому цеху.

«Я не пророк и не вещаю с кафедры!»

Анджей Сапковский

У этого человека, по его же словам, неканоническое чувство юмора, да и за словом в карман он не лезет. В том числе — за словом русским, не всегда печатным, хотя по национальности наш герой поляк.
Анджей Сапковский — человек талантливый и очень эрудированный, это очевидно любому, кто читал его книги. Добившись известности своим циклом о ведьмаке Геральте, Анджей не остановился на достигнутом. Его «гуситская трилогия» была очень тепло принята не только жанровыми критиками, но и представителями «большой литературы». А повесть «Змея» вызвала целый шквал дискуссий в прессе.
На ноябрьских «Днях фантастики» в Киеве мы, конечно, не могли не пообщаться. В новом, эксклюзивном интервью для «Мира фантастики» Сапковский рассказал о творческих планах и о своём досуге, о людях, кошках, инквизиторах и коллегах по писательскому цеху.

 

«Я ЧЕЛОВЕК ПОЖИЛОЙ, СВОИ ОБЯЗАННОСТИ ЗНАЮ»

Анджей, в прошлый раз мы виделись в Цешине на «Евроконе», сейчас вот в Киеве. А ещё летом вы успели побывать в Тель-Авиве. Не выматывает такой график?

не так уж часто езжу на конвенты. Обычно приглашают поляки, чехи, украинцы, русские, один раз приглашали в Болгарию… Ещё езжу по приглашению издателей на книжные ярмарки, но это ненадолго, два-три дня. Так что всё нормально.

Вы ведь были в числе организаторов «Еврокона 2010», верно?

Скорее инициаторов. Мы с моим давним знакомым из Чехии решили, что было бы неплохо провести «Еврокон» на основе чешско-польского конвента в Цешине/Тешине (пограничный город с двумя названиями, польско-чешский. — Прим. ред.) Для чехов большие конвенты, тысяча, две тысячи человек — это нормально. У них всё дёшево: проживание, еда, пиво.

Ну и, конечно, нужно иметь особый талант. Вот ребята из Катовице, в Силезии, — я их очень уважаю, они умеют всё организовать. Потому что многие фэны хотят сделать конвент: у них есть энергия, желание… способностей чуть-чуть не хватает. Я лично не умею бегать по городу, искать спонсоров, договариваться. Там и денег-то надо немного, а у спонсора будет реклама, и для города это хорошо… Не умею! А те, кто может, — они горы сворачивают. И я снимаю перед ними шляпу.

Разноликий Геральт: какой из них истинный?

Для вас такие поездки — отдых или работа?

И то, и другое. Но я человек пожилой, на конах бывал, свои обязанности знаю. Первая задача: если я приглашён, должен быть везде, где обещал. Встречи, автограф-сессии. Это железно. Если пригласили почётным гостем, если уже приехал, негоже, чтобы потом люди говорили: «Его нигде не было!»

Хотя погулять по городам люблю, очень люблю, к примеру, Прагу — в каждое время года она по-своему хороша!

Но и дела на конвентах тоже решаются?

А как же! И вопрос не всегда в деньгах. Вот в Тель-Авиве я виделся с человеком, который, когда я был в Мадриде, как раз пригласил меня в Израиль. Он сразу попросил: «Хочу перевести на иврит «Maladie». Мой литературный агент на это сказала: «Просто подари ему этот рассказ, пусть переводит бесплатно. Это будет твой первый рассказ на иврите». Это нормально, в этом есть своя мудрость. Кто знает, потеряв здесь каких-то полсотни долларов, не заработаешь ли потом больше?

Всеми вашими издательскими делами занимаются агенты?

Да. Вот эта француженка, мой основной литагент, и по России — Александр Корженевский. Я не хочу иметь никакой мороки, ничего делать параллельно с ними. Пусть они сами.

Они не советуют, что было бы лучше написать, что пользовалось бы спросом именно сейчас?

Абсолютно нет. Многие редакторы спрашивают про новые рассказы, например. Развожу руками. Не пишутся рассказы, просто не хочется. Вот из последнего «Испанский крест», я его сделал для друзей-испанцев, в один журнал по наградам, потом его перепечатали на польском. С тех пор больше ничего. Эссе иногда; для сборника «Одиннадцать когтей», который уже вышел, тематического, посвящённого кошкам, написал предисловие. Мирослав Ковальский, мой редактор, попросил — ему не могу отказать!

Тем более — кошки!..

Тем более — кошки! Да!

Дома по-прежнему держите котов?

Кот мой умер, он уже был очень старый. Мы с женой сейчас завели новую кошечку, полосатую. Зовут Мурка. Строгая! Кто-нибудь потянется погладить — сразу в дело идут когти. Только хозяину разрешает. Приходит, ложится на клавиатуру, пузо вверх — погладь меня!

Теперь ясно, почему так долго нет новой книги. Это всё из-за Мурки!

(смеётся) Просто я решил сделать паузу. Перерыв, отпуск. Поработал над «Змеёй», потом надо было отдохнуть, а как же. Но вот, наверное, с начала 2011 года сяду за новую книгу.

Вот теперь мы наверняка знаем, в чём причина такой долгой задержки с новой книгой Сапковского. Выяснить бы ещё самую малость: о чём же она будет, эта новая… И здесь-то оказалось, что наш пан Анджей вполне мог бы уйти в глухие леса и стать партизаном…

ПЕРЕВОДЫ САПКОВСКОГО

«Мир сказок, который одновременно живёт по правилам и условностям этих сказок и их же пародирует, — отличная идея! Это словно сплав «Шрека», сказок братьев Гримм и игры Castlevania».

Fantasy Book Critic о «Ведьмаке»

Англичане стильно оформили «Ведьмака», испанцы тоже не подкачали...

Книги Анджея Сапковского изданы на английском, болгарском, испанском, литовском, немецком, португальском, русском, сербском, украинском, французском и чешском языках.

Долгое время Сапковский говорил, что в Америке и Британии его книги вряд ли кого-то заинтересуют, однако в 2007-м одно из крупнейших английских издательств, Gollancz, выпустило сперва сборник «Последнее желание», а затем сразу «Кровь эльфов», пропустив таким образом «Меч предназначения». Также эти книги были изданы в США. Согласно информации, появившейся в мае 2011 года, публикация на английском остальных книг ведьмачьего цикла — дело времени; затяжные переговоры по этому поводу вроде бы наконец-то приходят к финалу, устраивающему все заинтересованные стороны.

«Причудливый юмор этих рассказов напоминает работы Джека Вэнса. Как и Вэнс, Сапковский мастерски создаёт мир, в котором его герои чувствуют себя, как дома».

The Wertzone о «Ведьмаке»

... а вот французы и чехи особо не заморачивались.

«ПИШУ О ПАРОВЫХ МАШИНАХ!»

Ковальский вообще-то ещё летом на встрече с читателями проболтался, что, возможно, будет новая книга в мире «Ведьмака».

Ковальский — он такой. В баре, особенно на «Евроконе», после четвёртого пива всё расскажет.

То есть правда?

Ничего не могу сказать. Ничего. Теперь как только что-то говоришь, особенно в Сети, потом начинается: «Ты же обещал!» Скажешь: «Да, думаю, где-то так в мае…» Тебе первого июня в шесть утра уже позвонят, напишут мейл: «Обманщик! Где книга?! Ты же сказал в мае, а май вчера кончился!» Поэтому, братцы, всё, я ничего никому не обещаю. С проблемами Джорджа Матина знаком очень хорошо.

Я мог с Ковальским что-то обсуждать, какие-то мысли, проекты. У меня много вариантов. Может, так, может, этак. Обсуждал — не обещал.

Но после встреч-то на «Евроконе», после Израиля — там вы открытым текстом говорили о новой книге в мире «Ведьмака».

Скажу как на духу: есть такие планы. Конечно, теперь я никому не скажу, что это будет, когда это будет и про что это будет. Потому что сам не знаю.

Но в своё время вы не раз говорили, что никаких прямых продолжений или приквелов…

Конечно, нет! Я всегда так отвечал. Это ведь не то, что мне надоела история про Геральта и Цири, всё, Анджей, садись, подводи черту, убивай героев. Нет — я рассказал вам историю. Эта история завершена, к ней нечего добавить, это как анекдот: последняя фраза — и баста!

Но вернуться к ведьмачьей теме я всегда могу, никто мне не скажет, что я не должен или не имею права этого делать. Захочу — сделаю. Но это не будет шестой том саги, «Молодые годы Геральта» или что- то вроде этого. Никогда.

Проекты есть, говорить подробней не буду, давать надежд не буду, а то потом снова начнётся: «Говорил-говорил — где?!»

На всё один ответ: пишете «о паровых машинах»?..

О, точно! Знаете, откуда эта история? Тим Пауэрс в Испании на встрече с читателями рассказал, что конкуренты воруют идеи. Поделишься творческими планами — всё, назавтра уже своруют и сделают хуже, тему испортят. В Польше тоже эта практика появилась, спорт такой. Поэтому — да, «пишу о паровых машинах».

В одну из прошлых наших встреч вы ссылались на свою книгу про жанр фэнтези, о восьми поджанрах, говорили, что хотите написать по книге в каждом жанре…

А может, и девятый изобрести!

Значит ли это, что, может, если книга и будет в мире «Ведьмака», то — в другом жанре?

Не знаю, воздержусь от ответа. Слишком много вариантов, чтобы сейчас сказать что-то определённое. И ещё время есть, я пока на рыбалку собираюсь, потом посмотрим.

Закрывая тему с ближайшими и отдалёнными творческим планами: нет желания поработать в других жанрах? НФ, киберпанк, городская мистика?

Всё может быть, ничего не исключаю.

Ну что же, негативный опыт Джорджа Мартина и самого Анджея не прошёл бесследно. Однако намёков, на наш взгляд, более чем достаточно, чтобы каждый мог сам сделать выводы. И запастись терпением…

«КОГДА ЧЕЛОВЕК ВМЕШИВАЕТСЯ В ДЕЛА ПРИРОДЫ, ОН ВСЕГДА ВСЁ ПОРТИТ»

Тогда поговорим про рыбалку.

С огромным удовольствием. Я ей занимаюсь давно, у нас клуб, специализированный. Ловля лососёвых рыб на мушку. Выезжаем на речку, у каждого с собой мобильный, если что — позвонил: «Поднимайся выше по течению, там лучше клюёт!» И номер этого мобильного знают только жена, мой издатель и мои коллеги по клубу — всё! Никаких журналистов, никаких фанов.

Как вообще в Польше с экологией?

Стало получше. В Варшаве на Висле, как и у вас на Днепре, сидят, ловят. Говорят, теперь-то можно, при старом режиме съесть рыбу из Вислы — это было самоубийство. Керосином тянуло ужасно. Сейчас-то Висла почище.

Но, кстати, я «дикую» рыбу всегда отпускаю. Вот ту, которую ловлю в специальных хозяйствах, — ту мы берём. Рыболовство — это больше спорт, чем добыча пропитания. (смеётся)

Но вообще — когда человек вмешивается в дела природы, он всегда всё портит. Вот в Польше сейчас развелось очень много лис. Им сбрасывают с вертолётов медикаменты, против бешенства. И лис много, — а зайцев не стало. Лисы же, ребята, траву жрать не будут, чем же вы думали!

Вот если бы сбрасывали зайцев вместе с медикаментами!..

(смеётся) Ага, если б зайцев — другое дело! А так… вот у нас есть магазин, туда охотники приносят дичь. Всё официально: мясо мороженное, разделанное, утка или фазан в перьях или выпотрошенные. Так вот, когда я был мальчишкой, заяц был традиционным польским блюдом на Рождество. Теперь он стал редким, особенно в Лодзи, его там просто не стряпают. Охотники договорились, что не будут охотиться на них цепью, с загонщиками, чтобы зайца беречь.

И в магазине этом я могу легко купить себе мясо оленя, кабана, дикую утку, фазана. Заяц… трудновато. В мае уже мне хозяин говорит, что все зайцы на декабрь заказаны старыми клиентами, извини, говорит, приятель.

Сами охотой не увлекались?

Никогда не был охотником. В мои времена в Польше охотники — это было покруче мафии, совсем закрытый круг людей. Только старые офицеры и старые кэгэбисты. Я не хотел к ним присоединяться. Не потому что брезгую, просто не хотелось просить, чтобы приняли. Отец мой, дяди, родные — все были охотниками. Дед был самым знаменитым в своём поколении охотником в Польше, до самой смерти охотился. Я — нет.

А сейчас, когда можно, уже и не хочется. Я скорее охотник за грибами, вот это дело очень люблю. Знаю некоторые способы соления грибов, которые уже в Польше никто не использует.

На природе любите бывать?

Очень люблю. И, кстати, терпеть не могу зоопарки, если звери там в клетках. Тигр за решёткой — он для меня узник, зверь, который страдает. Вот когда всё оформлено как в парке, когда нет решёток и сеток — другое дело. Такое моё убеждение.

Кстати, об убеждениях. Многие, читая ваши книги, спорят: во что вы верите? Вы католик?

Я?! Я — язычник!

Язычник-полиглот…

(смеётся) Есть такое дело, больше пятнадцати языков освоил. Кстати, знаете, по какой книге я учил русский? По Сабанееву, «Жизнь и ловля пресноводных рыб»!

Талантливый человек — талантлив во всём. Вот и Сапковский, устраивая себе отпуск перед написанием новой книги, умеет отдохнуть душой и телом. Может, его давняя страсть к рыбалке даёт о себе знать и в писательстве? Уж что-что, а подцепить читателя на крючок Сапковский умеет!

ЭКРАНИЗАЦИИ САПКОВСКОГО

Даже звезда польского кино Михал Жебровский не спас сериал.

В 2002-м на экраны вышел сериал Wiedzmin режиссёра Марека Бродского от польской студии Heritage Films, состоящий из 13 эпизодов по 45 минут. Были задействованы популярные польские актёры — Михал Жебровский, Збигнев Замаховский, Даниэль Ольбрыхский, съёмки проходили в настоящих замках… Словом, были все предпосылки для успеха. В основу сериала лёг ряд рассказов из двух «ведьмачьих» сборников: «Меньшее зло», «Глас рассудка», «Предел возможного», «Осколок льда», «Вопрос цены», «Вечный огонь», «Край света», «Ведьмак», «Нечто большее», «Меч предназначения» и отдельные сюжетные элементы романа «Кровь эльфов». Также были добавлены эпизоды, которых нет в исходном тексте: о детстве и юности Геральта, его обучении в ведьмачьей школе.

За год до телепремьеры сериала был выпущен сокращённый вариант в виде 130-минутного кинофильма. Возможно, именно это стало первой причиной неудачи проекта: сокращённая версия выглядела уж очень куцо и нелепо, была полна несуразностями и иногда сильно отличалась от исходного текста. Однако и сериал далеко не идеален. Неизбежные при экранизации изменения сюжета фэны восприняли бы, наверное, с меньшим раздражением, если бы не существенные идейные различия между литературной основой и сериалом. Также крайне неудачными были использованные в фильме спецэффекты: в 2001 году они выглядели как беспомощный анахронизм.

Сам Сапковский крайне резко и негативно высказывался о фильме и сериале. Возможно, сериал не так уж плох — но это даже не «иллюстрация», а просто «лента по мотивам».

В сериале зрители могут увидеть малобюджетное польское средневековье.

«Я НЕ ПИШУ В УГОДУ ЧЕРНИ БУЙНОЙ»

С русским языком у вас вообще всё отлично, не все россияне сейчас способны так цитировать того же Высоцкого, Окуджаву…

О, эти двое — это был культ в Польше. Я работал во внешней торговле, и мы в семидесятых везли записи, ещё на магнитофонных кассетах. Прятали в носки, представляете?

Благодаря увлечению рыбалкой Сапковский выучил русский язык.

Александр Галич, к примеру, был меньше популярен. Александр Розенбаум, Жанна Бичевская — это уже позже распробовали, но такими популярными, как Окуджава и Высоцкий, не был никто. Вот действительно — народные поэты. Выпущено огромное количество пластинок, где польские артисты поют Окуджаву. Проводится песенный фестиваль. И Высоцкого переводили на польский: «Охоту на волков», «Москва-Одесса»… да много что.

И, конечно, многое, кто мог, читали на русском, потому что на польском попросту не было. А «Золотого телёнка» я впервые прочитал на украинском, потому что на русском было не достать.

ПОВАРЕННАЯ КНИГА САПКОВСКОГО

Пан Анджей не чужд маленьких слабостей. В чём Владимир Пузий убедился лично.

Анджей, вы ведь не только рыбачите. Готовить тоже умеете…

А то! Для меня нет тайны в том, как приготовить кого-нибудь, кого можно съесть.

Экзотику какую-нибудь готовили? Насекомых?

Насекомых нет, а вот мурен, осьминогов, омаров, угрей — легко! Давай что угодно — всё сделаем в лучшем виде. Ножом резал самых крупных сукиных сынов — не сам, конечно, с другом, — кабанов по 200 кг, оленей и побольше. А это несколько часов работы! Нож, топор… кожу стянуть, потом топором разбиваешь на куски…

В Польше на кулинарные ТВ- программы приглашают?

Нет, они не знают, а я не хвастаюсь. И вообще не люблю выступать по телевидению, считаю, это в основном развлечение для идиотов.

Так что вы свои переводы можете оценить?

На русском могу. Евгений Вайсброт, земля ему пухом, в этом смысле был не идеальным, нет, но он был представителем старой школы. Он, если чего-то не понимал, спрашивал. «У тебя там низушки, что это такое?» Я: «Ты Толкина, что ли, не читал?!» А он: «Кто такой Толкин?!»

Но Вайсброт знал основы, был высоким профессионалом. И я, когда узнал, что он умер, посвятил его памяти третий том гуситской трилогии…

На русском вы его читали?

Ещё нет.

А есть возможность как-то влиять на переводы? Многие были недовольны боевыми колесницами у гуситов, спичрайтером у епископа…

Это всё должен контролировать редактор. Ре-дак-тор! Если ко мне обращается переводчик — я что же, я открыт и всегда помогу. Переводчица на английский задавала много вопросов, были замечания, была коррекция. На русском мне такой возможности никто не предоставил.

Да даже и с гуситской трилогией не всё хорошо. Там много латыни, и в польском всё без перевода. Это нормально. Разбираешься — поймёшь. Нет — почувствуй себя простолюдином, когда рядом говорит ксёндз: он говорит, ты не понимаешь. Но на русском всё это перевели и дали сноски. И в девяноста процентах случаев плохо перевели, плохо. Даже библейские цитаты, а уж их-то, чёрт возьми, переводчик должен уметь отследить!

Оскаленный волк на ведьмачьем медальоне отгонит любую нечисть. А уж карманников и комаров разит насмерть!

Кстати, вы никогда не переживали по поводу «читатель не поймёт»?

А я не пишу в угоду черни буйной. Кто поймёт цитату — тот поймёт. А остальные… молодёжь сейчас многое не ловит, но это моя проблема? Нет.

Недавно пытались переиздавать на польском Станислава Лема. Лучшие его вещи, понятные, увлекательные: «Непобедимый», «Сказки роботов», цикл про Ийона Тихого… Прогорели. Не покупают. Я был изумлён: как?! Если молодёжь не читает Лема — они же вырастут дураками! Это же классика — и это не поздние его вещи наподобие «Фиаско» или философских эссе, я там сам иногда не во всём разбираюсь. Но это… Не читают.

И какой выход вы видите из ситуации?

А я не знаю.

Испанский художник Алехандро Колуччи увидел героев ведьмачьей саги по-своему: Геральт, Йеннифер, Лютик, Цири, Регис, Кагыр мало похожи на книжных альтер эго.

С Лемом вы вообще встречались когда-нибудь?

Ни разу. Когда вышел первый «Ведьмак», издательство отправило ему книги — он их вернул, мол, я фэнтези не читаю, фэнтези — это говно, и мне не нужно читать, чтобы в этом убедиться. Он так считал, имел право. Потом вышла «Башня шутов», и Лем сказал, что ошибся, что это всё-таки литература.

Там не последнюю роль, насколько понимаю, сыграл журналист и литератор Станислав Бересь. Он и Лему задавал провокационные вопросы, и в книжке «История и фантастика» вас всё пытался подловить.

Пытался. Не подловил. Там было определённое желание разговорить на темы политики, а я считаю, политические убеждения — как задница. У всех есть, но зачем же показывать?! Меня часто спрашивают про политику — и не верят, что мне не интересно, просто не интересно об этом говорить.

Но знакомые поляки говорили мне, что в гуситской трилогии очень много параллелей с тогдашними польскими политическими баталиями, особенно в первом томе.

В Польше, как оказалось, проблема не с этим. Проблема с тем, что я «искажаю историю». Но это же книга, братцы, выдумка, фикция! Нет: «Выдумал ложно!» Дескать, инквизиция была симпатичненькая, любила еретиков, никаких мучений, никакого террора — не было ничего, ложь и клевета! А Сапковский эту ложь написал. Популярным стало рассказывать про добрых инквизиторов.

Кроме того, этого же фэнтези, не учебник истории. Для тех, кто не заметил, там волшебные создания есть. И я имею полное право показывать, что хочу и в каком хочу свете. Кстати, никто из моих критиков не обратил внимания, что инквизитор там — одна из позитивных фигур. Но если я написал, что живьём сожгли триста человек, — Сапковский лгун!

А как приняли трилогию в Чехии и Германии?

Очень хорошо.

А «Змею»?

О, со «Змеёй» в Польше другая история. В журналах писали: «Героем новой книги Сапковского

стал…» — и ставили три точки, а потом — «русский солдат». Это неслыханное дело, сенсация, что я сделал русского солдата главным героем. Анафема, что он натворил, так же нельзя!

Впрочем, я прекрасно знал, какой будет реакция. И писал сознательно, чтобы расшевелить это осиное гнездо!

Но ведь провокация не была самоцелью?

Вы же знаете, я рассказывал уже когда-то: муза летает над городом, к кому-то спустится, что-то нашепчет. Тогда писатель творит. О том, что муза нашептала.

Я не пророк, я не вещаю с кафедры. Хотя, конечно, определённые смыслы и определённые мысли в книгу вкладываю, но в первую очередь это — история, фикция, вы-дум-ка. Так всегда бывает… но не в Польше. В Польше всё теперь завязано на политике!

Жаль, что музе не очень-то повезло с киношниками, экранизировавшими «Ведьмака»…

Молчите, молчите!..

Не было предложений из Голливуда в связи с выходом цикла на английском?

Пока нет. Но я открыт к сотрудничеству.

Трисс Меригольд попала на обложку польского «Плейбоя»! А как она расположилась на его страницах! Но для нашего журнала это уже перебор…

С ребятами, делавшими компьютерную игру «Ведьмак», такое сотрудничество было?

Минимальное. В новой части игры много идей, не все мне нравятся. Но я не могу это контролировать. Если будут о чём-то просить, чего договор не предусматривает и что мне не понравится, я всегда могу отказать. Однако многого не могу. Там было очень много денег, признаюсь как на духу. И я не особо капризничал, просто сказал: «Давайте сюда ваш мешок денег, ну-ка!..»

Но при этом ребята были приличными людьми: пришли и сказали, вот у нас такая идея, возьмём ведьмака, будем развивать эту тему, уже после того, что с ним случилось в книге. И пришли с мешком денег. Да нет проблем.

Теперь многие говорят: почему сам не написал о том, что будет дальше с ведьмаком? Братцы, кто вам сказал, будто вы знаете, что там дальше?! Игра? Игра — не книга! Если я захочу рассказать о том, что дальше, вы это узнаете из книг — не из игры. Игра — не продолжение, нет!

По гуситской трилогии игру или сериал не собираются делать?

Подождём, некуда спешить. Есть ещё чехи, это касается их истории. Но вообще, если честно, ни один сериал, на мой взгляд, не был ещё хорош так, как книга.

А «Место встречи изменить нельзя»?

Я говорю про фантастические сериалы. «Легенда об Искателе» по Терри Гудкайнду — и книга хреновая, и сериал такой же. Я отсмотрел целый сезон, дальше, извините, не хочу. Даже и «Звёздная пыль» Нила Геймана, если брать недавние экранизации, — симпатично, но книга намного лучше, намного!

Но я Геймана понимаю. Вот Орсон Скотт Кард, с которым мы как раз на прошлом «Евроконе» общались, — он один из немногих, кто может крутить носом. С его издательскими авансами — имеет право! Когда к нему приходят люди из Голливуда, он вправе им сказать: отойдите, пожалуйста, заходите послезавтра. А я пока не могу.

Если уж мы заговорили о ваших коллегах — за чьим творчеством следите?

В англоязычной фантастике сейчас многое меняется. Два имени назову: Патрик Ротфусс с «Именем ветра» и Джо Аберкромби. Особенно Аберкромби. Трилогия «Первый закон» и «Лучше подавать холодной» — мощные штуки. Правда, там через слово то fuck, то shit, я даже не представляю, как это всё переводить на польский, никто ж не пропустит. Но пишет так, сукин сын, что читаешь — не можешь оторваться!

Хорош Стивен Эриксон, хорош! Великий мастер Нил Гейман. «История с кладбищем» мне очень понравилась. По-прежнему читаю с интересом Стивена Кинга. Скотт Линч? Нет, не читал пока, слышал, но не добрался.

Из «странной» лучше всего Джефф Вандермеер и Чайна Мьевиль, эти — просто молодцы.

А кого назовёте из новых польских авторов?

Володя, я что, враг себе? Зачем мне пригревать змею на груди, помогать конкурентам? Многих читал, есть те, кто хорошо продаётся, люди их любят. К сожалению, мне они чаще всего малоинтересны.

Как сейчас обстоят дела с фантастикой в Польше?

Очень хорошо продаётся фантастика. Уже позабыли, что так было не всегда, что долгое время у нас только зарубежные авторы котировались. Нортон, Желязны — подать их сюда! Поляк — к чёрту поляка, проще деньги сразу на помойку выбросить! Мой издатель, Ковальский, первый рискнул, сейчас об этом благополучно забыли. И оказалось, что, ты гляди-ка, поляки тоже продаются…

Вы известны тем, что любите резко высказываться…

Надеюсь, не только этим. А насчёт резкости… Есть разница. Я могу быть неполиткорректен, и у меня неканоническое чувство юмора. Но есть темы, на которые я никогда не буду шутить. Потому что писатель должен взвешивать свои слова. Мои убеждения — это мои убеждения, кто во что верит — личное дело каждого. Но нужно быть приличным человеком по отношению к тем, кто думает по-другому.

С крика: «Эти люди — тараканы!» — потому что у них другой цвет кожи, другая религия, другие ценности, — с этого начинаются все воззвания к геноциду. История обожает повторяться.

Но человек, который считает себя любителем литературы, читает книги — не важно, фантастику или нет, — странно ждать от него реакции простого хама. Тем более — от писателя.

На «Евроконе 2010» общим голосованием национальных делегаций Анджей Сапковский был признан гранд-мастером фантастики. На лаврах почивать он явно не собирается, мы же, чтобы легче было ждать «Змею» да и новые его романы, впервые публикуем на русском рассказ «Испанский крест».

НАСТОЛЬНЫЕ ИГРЫ ПО САПКОВСКОМУ

Настольная игра рассчитана на богатую фантазию её участников.

Настольная игра «Ведьмак: Игра воображения» (Wiedzmin: Gra Wyobrazni) была опубликована издательством MAG в 2001 году. В её основу легли книги Сапковского, хотя обложка и некоторые внутренние иллюстрации взяты из сериала.

Интересно, что «Игра воображения» действительно в первую очередь была «заточена» под фантазию игроков, упор делался не на механиках и подсчётах, а на придумывании и рассказывании истории, в которой участвуют персонажи игроков. Хотя игру критикуют за непроработанность правил, однако она по-прежнему остаётся в Польше одной из самых популярных игр подобного рода.

К карточной игре прилагается горстка золотых. Увы, не настоящих…

К основным расам (люди, эльфы, краснолюды, низушки, гномы, ведьмаки) в дополнениях добавлены ещё несколько. Всего дополнений было четыре: три «Белых волка», где речь шла о дриадах, Новиграде и шпионских играх государств «ведьмачьего» мира, а также «Мир «Дороги без возврата»» — о событиях, которые происходили за сто лет до основных текстов и базировались на одноимённом рассказе.

В 2007 году издательство Kuznia Gier выпустило карточную игру Wiedzmin на базе компьютерной игры.

НЕИЗДАННЫЙ САПКОВСКИЙ

До сих пор на русском языке не изданы:

— полная версия книги «Рукопись, найденная в пещере дракона» (2001). Два фрагмента из неё публиковались на русском в авторских сборниках;

— «Око Иррхеда» (1995) — книга-руководство по настольным ролевым играм для начинающих, одно из первых в Польше;

— целый ряд эссе на разнообразные темы; эссе эти появлялись в периодике, под одной обложкой никогда собраны не были;

— самая новая на данный момент книга Сапковского — большая повесть «Змея». Права на издание куплены «АСТ», однако сроки выхода издательством не озвучивались.

КОМИКСЫ ПО САПКОВСКОМУ

Ведьмачьи комиксы похожи на «конину» в духе Лавкрафта.

С 1993 по 1995 год в Польше вышло шесть графических романов, действие которых происходит в мире Геральта. «Дорога без возврата», «Ведьмак», «Меньшее зло», «Последнее желание» и «Предел возможного» основаны на одноимённых рассказах Анджея Сапковского. Сюжет шестого тома, «Предательство», связан с каноническим циклом о ведьмаке, однако в его основу легла оригинальная история. «Предательство» посвящено юности Геральта и его обучению в Каэр Морхене. Оказывается, существовали и другие ведьмачьи школы, к примеру, школа Кота (с соответствующим амулетом).

Некоторые комиксы про Ведьмака так и остались в проекте.

Сюжет всех шести частей, в том числе «Предательства», разрабатывал Мацей Паровский, художник — Богуслав Польш. В 2001 году все шесть частей были изданы в двух коллекционных томах, в порядке внутренней хронологии цикла.

Планировались, но так и не были сделаны новые серии, уже основанные на романах «Саги». Также анонсированы к выпуску в 2011 году комиксы, сюжет которых не связан с текстами Сапковского; в них речь пойдёт о новых приключениях Геральта.

КОНКУРЕНТЫ САПКОВСКОГО: ПОЛЬСКОЕ ФЭНТЕЗИ

Польское фэнтези потихоньку выплывает на литературный простор.

Первые фэнтезийные тексты на польском возникли в начале 80-х: «Крепость Трёх колодцев» Ярослава Гжедовича, позднее — рассказы Яцека Пекары, Кшиштофа Коханьского, Феликса В. Креса. Но популярность жанр снискал только после появления «Ведьмака». Вслед за ним появилась масса подражателей и ниспровергателей канона, каковым, по сути, «Ведьмак»-то и не был, потому что уже сам по себе с иронией обыгрывал жанровые клише.

Из наиболее традиционных, молодёжных авторов можно назвать Эву Бялолецкую. Небезынтересны книги Анны Бжезиньской, Артура Шрейтера, Яцека Комуды, Мирославы Седжиковской. Вообще же спектр жанров самый разный. Есть работы, написанные в рамках классической традиции, есть постмодерн, есть твёрдое историческое фэнтези, имеется и фэнтези городское. Немалым успехом пользуются вещи на стыке жанров — скажем, «Ахайя» Анджея Земяньского и «Властелин Ледяного сада» Ярослава Гжедовича. И, конечно же, в Польше есть и свой магический реализм, причём иногда очень даже любопытный, с местным колоритом.

Рассказы активно публикуются как в журналах (среди которых наиболее авторитетна «Новая фантастика»), так и в тематических антологиях. Есть несколько знаковых циклов, среди которых книги Яцека Пекары об инквизиторе Мордимере Маддердине (смесь альтернативной истории и фэнтези) и недавно переведённый у нас цикл тёмного фэнтези Феликса Креса.

До последнего времени на русском языке польское фэнтези была представлена крайне слабо. Отдельные тома не делали погоды, как и малопредставительная антология «Польская фэнтези» (2002). Однако есть надежда, что в ближайшее время ситуация изменится к лучшему.

ПРЕДВИДЕНИЕ САПКОВСКОГО

Автофанфик «Что-то начинается, что-то заканчивается» был написан и опубликован Сапковским до того, как вышел из печати первый том «Саги», «Кровь эльфов». Между тем в этом рассказе появляется огромное количество ключевых персонажей «Саги», упоминаются события из неё. Это ещё раз подтверждает, что к моменту начала серии Сапковский представлял себе, чем всё закончится.

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
predatork
№ 1
18.11.2011, 00:09
Спасибо! Больше даже нечего сказать. Ведь ни одна книга, окромя, Ведьмачьего цикла не погружала в свой мир настолько, что заканчивая чтение, ты понимал, что частичка тебя умерла, ведь книга закончена и двери в маленький мир закрылись.
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться