Google+
NIGHTWISH ШОН БИН ДОСКА ПОЧЁТА. ЭПИЧЕСКИЕ БИТВЫ МИРЫ. «БЕРСЕРК». ЛААР
Версия для печатиРецензии. Книги номера (апрель 2005)
Кратко о статье: Дэн Симмонс «Илион», Юрий Нестеренко «Крылья», Нил Гейман «Коралина», Дмитрий Володихин «Долиной смертной тени», Роберт Джордан «Перекрестки сумерек», Роман Злотников «Арвендейл» и другие новинки последних месяцев — в рецензиях наших постоянных авторов.
Книги месяца

    Свежие впечатления наших постоянных авторов о книгах в жанре фантастики и фэнтези, выпущенных российскими издательствами за последние месяцы.

    “Гнев, о Муза, воспой
роботов, Вечной Жидовки и филологии доктора!..”
   
Дэн Симмонс. Илион
   
Роман пер. с англ. Ю. Моисеенко М.: АСТ, “Люкс”, 2005 серия “Золотая библиотека фантастики” 670 стр. 10000 экз.
32 Kb
    “В “Илиаде” есть всё!” — утверждает один из героев нового романа Дэна Симмонса “Илион”. Слова эти относятся и к самому “Илиону”: такого невероятного собрания существ, ландшафтов, литературных перекличек и идей, пожалуй, в фантастике давненько не встречалось. По названию ясно, что без поэмы Гомера не обойдется. К счастью, перед нами не очередная перепевка известных событий — но масштабное полотно, в котором “Илиаде” отведено ровно столько же места, сколько книгам Шекспира, Пруста, Браунинга, Набокова, Уэллса...
    В романе три сюжетных линии, которые поначалу никак между собой не связаны. “Троянская” рассказывает о докторе филологии Томасе Хокенберри, который возрожден греческими богами, чтобы, подобно другим таким же специалистам, наблюдать за событиями знаменитой Троянской войны. Хокенберри может принимать облик любого из героев “Илиады”, подслушивать разговоры других, он защищен от оружия смертных — но не от гнева богов, которые частенько убивают наблюдателей.
    Вторая линия посвящена двум роботам-моравекам с Юпитера, которых отправляют с миссией на Марс: там замечена слишком высокая квант-телепортационная активность (н-да, едва не забыл: Марс-то терраформировали. Теперь он заселен маленькими зелеными человечками (!), которые устанавливают по всей планете огромные каменные головы). Моравеки созданы людьми для работы в экстремальных условиях — но при этом в них заложен интерес к человеческой культуре. Поэтому один из них страстно увлекается творчеством Шекспира, а другой — не меньше благоговеет перед Прустом.
    Наконец, третья сюжетная линия выстроена “по мотивам” набоковской “Ады”. Очень далекое будущее, малочисленные люди живут беззаботно и комфортно, но давно стали бездумными потребителями. 99-летний Харман не таков: он учится читать, путешествует по заброшенным областям, наконец, отыскивает Вечную Жидовку — женщину, которая помнит события полуторатысячелетней давности. Будут разрушены многие легенды, раскрыты многие тайны... но в результате появится еще больше новых загадок...
    Симмонс — талантливый рассказчик, он постоянно держит читателя в напряжении и подбрасывает ему новые идеи, стоит только прежним более-менее “улечься” в голове. В 670-страничную книгу он вложил то, для чего иным авторам понадобились бы тома; впрочем, и у Симмонса история на этом не заканчивается. Впереди нас ждет, как минимум, “Олимп” (“у них” выходит в 2005) — а ведь Одиссей еще даже не думал о возвращении домой!..
    — Владимир Пузий

    Это печально
    Не обошлось без типичного разгильдяйства со стороны издателей. Отвратительные, ничуть не соответствующие содержанию иллюстрации на обложке, особенно контрастно смотрящиеся рядом с оригинальной картинкой (верхняя справа). Попросту не вычитанный корректором текст перевода. Ладно бы не хватало буквы “н” в слове “тираннозавр” или переводчик не знал, как склоняется существительное на “-ий”, — есть ведь и более “смачные” моменты. Гектор “отбрасывает вспять” Диомеда, “мощная гравитация резко покидает обитателей судна”, испуганного молодого человека “телепортируют куда-нибудь потише”...
    Апофеоз же произвола — страницы 91-92, где Агамемнон несколько раз назван сыном Приама. Забавно, если учесть, что именно с Приамом и его сыновьями Агамемнон воевал. Разумеется, в английском тексте вместо громкозвучного “Приамид” стоит скромное “he”...

    Сюжет — 9
    Мир — 9
    Персонажи — 9
    Стиль — 9
    Качество издания — 6
    Перевод — 6
    Оценка “МФ” — 9

    Вопрос крылом
   
Юрий Нестеренко. Крылья
   
Роман М.: “Эксмо”, 2004 серия “Фэнтези Ника Перумова” 608 стр.
24 Kb
    Взять заезженные компоненты и создать нечто оригинальное — задача для настоящего мастера. Ну что, казалось бы необычного: другая планета, стремительно проживающая позднее Средневековье. Земляне, из своего просвещенного сегодня взирающие на феодальных туземцев. Неминуемые контакты одних с другими. На ум моментально приходят Стругацкие — “Трудно быть богом”. Тонкости отношений, “психологические моменты” и так далее — все ходы, казалось бы, давно известны. Однако приходится признать: Юрию Нестеренко в романе “Крылья” удалось избежать повторения предшественников и не впасть в банальность.
    Инопланетный мир прорисован до мельчайших подробностей. В теле повествования, идущего от лица главной героини, девушки-подростка, то и дело всплывает местная мифология, религиозные мотивы, бытовые элементы. Причем всё это не раздражает своей навороченностью, а наоборот, выглядит вполне естественно. Автор не “закапывается” в деталях, свободно и осмысленно разворачивая действие в отдельно взятой рукотворной действительности.
    Так уж вышло, что родилась девочка Эйольта с огромными крыльями за спиной. Генетическая память о зверюге, от которого произошло тамошнее “человечество”. Мало того, что женщина, к тому же из неблагонадежной пиратской семьи, да еще и “дьявольское отродье”. В общем — все тридцать три несчастья на голову крылатого “чучела”, вынужденного в нелегких ситуациях отстаивать свое право на индивидуальность.
    В конечном итоге, вся острота романа построена на конфликте личности и общества. Проблема для нас более чем понятная... “Не такая, как все” — это приговор или стимул ответить на вопрос: “Кто я?”, мучительный для и современного человека? Что делать — слиться с окружающими, смирить бунтарский дух или бороться? На какие компромиссы стоит идти ради главного? А может, найти себе подобных? Что важнее — внешняя похожесть или внутреннее сходство? И, в конце-то концов, что дает возможность подняться выше — физические крылья или полет мысли?
    Вопросы, как видим, в романе поднимаются непростые. Может случиться, что жизненные взгляды юной Эйольты вызовут у читателя недоумение, а то и внутренний протест. Подозреваем, что они во многом совпадают с мировоззрением автора. Так, ни героиня, ни автор не принимают половую жизнь (как, впрочем, и платонические отношения) и употребление алкоголя. Эйольта изучает науки и искусства, ставя знания однозначно выше развлечений и плотских утех.
    Возможно, причина авторской удачи кроется в том, что “Крылья” — это не экшен ради экшена и не фантастика ради фантастики как таковой. Читатель, которому творчество Нестеренко не в новинку, уже знает, что автор вообще не пишет “ни о чем”, не увлекается красотой и заумью, не скатывается в постмодернизм. И в “Крыльях”, и в “Черной топи”, и в многочисленных рассказах он ставит вопрос ребром и заставляет героя конкретно на него отвечать. Плоть от плоти модерна, Нестеренко вполне обосновано на первое место выносит содержание. Впрочем, и о форме при этом он не забывает.
    Подозреваем, что кто-то уже мысленно возразил: “Ну, это он зря — не до такой же степени!”. Но разве этот всплеск эмоций не означает, что “Крылья” — не жвачка для мозгов, не пустое развлекательное чтиво, а настоящая литература, заставляющая думать?
    — Наталья Макеева

    Сюжет — 8
    Мир — 9
    Персонажи — 9
    Стиль — 8
    Качество издания — 8
    Оценка “МФ” — 9

    Роман настроения
   
Джон Краули. Маленький, большой
   
Роман пер. с англ. С. Сухарева и Л. Бриловой СПб.: “Домино”, М.: “Эксмо”, 2004 серия “Игра в классики” 896 стр. 5100 экз.
18 Kb
    Есть книги, которые становятся классикой сразу же после выхода в свет. Именно таков роман Джона Краули “Маленький, большой”, написанный в 1978 и впервые опубликованный в 1981. Пускай для сравнительно узкого круга читателей, но эта вещь, удостоенная “Всемирной премии фэнтези”, сразу стала эталоном современного “литературного фэнтези” и образцом для подражания.
    Смоки Барнабл, обычный безликий горожанин, рискнувший жениться на девушке из семьи Дринкуотеров, не думал и не гадал, что его суженая обладает способностью открывать двери в мир, где обитает маленький народец. Впрочем, об истинной величине представителей племени фейри можно гадать долго: недаром этой теме посвящены многие страницы книги... Как бы там ни было, Смоки вступил на территорию Волшебной Повести, чтобы навсегда стать ее героем. Более того, участником Повести остается и его сын Оберон, несмотря на полуосознанную попытку эту связь разорвать.
    Как часто бывает с подобными произведениями, сюжет “Маленького, большого” не передается пересказу: слишком уж запутано и многолинейно повествование. Джон Краули из тех писателей, которых тонкие душевные движения героев интересуют неизмеримо сильнее, чем события, происходящие вовне. Один-единственный поцелуй на лестнице значит для его персонажей куда больше, чем километры приключений и самые захватывающие чудеса. Это одновременно и плюс, и минус романа. С одной стороны, богатство и разнообразие внутреннего мира неисчерпаемо, по-настоящему талантливый писатель может говорить об этом бесконечно. С другой стороны, замкнутость, безразличие к внешнему раздражают читателя, ждущего динамичного развития сюжета. Как правило, подобные произведения, так называемые “рассказы настроения”, совсем невелики по объему. Уникальность романа Краули в том, что писатель умудрился сохранить это ощущение на протяжении многих сотен страниц. Честно говоря, других подобных примеров в фантастической литературе я и не припомню...
    До недавнего времени российские читатели были знакомы с главным романом Краули только по эссе Майкла Суэнвика “А традиции...”, опубликованному у нас лет девять назад. “Краули совершил деяние беспримерной отваги, — пишет в своей статье Суэнвик. — Он создал произведение современной литературы из материала волшебных сказок и детских стишков... Это ему удалось, что уже само по себе чудо. Но главное достижение Краули — то, что ему удается одновременно быть волшебным и знакомо-домашним и, пройдя по лезвию бритвы, не свалится в пропасть бытописания или безудержного воображения”. Американскому исследователю вторит литературовед Михаил Назаренко, редактор и автор комментариев к русскому изданию этой книги: “Краули сделал с традиционными волшебными сказками примерно то же, что Толкин — с мифологией Северной Европы: он создал некий архетип сказки, прасказку, к которой восходят все прочие (это во-первых) и которая основана на древнейших мифологических образах (это во-вторых)”. По-моему, с такими рекомендациями этой книге место в “зале славы” фэнтези обеспечено — не говоря уж о месте на полках знатоков и любителей жанра...
    — Василий Владимирский

    Почти "Оскар"
    Задолго до того, как его романы завоевали популярность, Джон Краули прославился как сценарист документальных фильмов. С 1966 года он написал более тридцати сценариев, некоторые — в соавторстве с женой. Особо интересуют Краули-сценариста исторические темы, “от русской революции до Великой депрессии, от Всемирной выставки 1939 года до атомной истерии 1950-х”. Два фильма по сценариям Краули номинировались на “Оскар”.

    Сюжет — 9
    Мир — 9
    Персонажи — 9
    Стиль — 9
    Качество издания — 8
    Перевод — 9
    Оценка “МФ” — 9

    Что было за стеной из красного кирпича
   
Нил Гейман. Коралина
   
Роман М.: АСТ, “Люкс”, 2005 серия “Альтернатива” 160 стр. 5000 экз.
15 Kb
    Кто бы что ни говорил, а детские книжки писать не в пример сложнее, чем взрослые. Уточним: детские книжки, которые с таким же интересом читали бы и родители.
    Нил Гейман известен отечественному читателю в первую очередь как автор “Американских богов”, однако в действительности он куда разностороннее: участвовал в создании фэнтезийного фильма “Зеркальная маска”, придумывал комиксы, работал в соавторстве с Терри Пратчеттом... Из-под пера Геймана вышли и несколько детских книг, одна из которых, “Коралина” (2002), переведена наконец-то на русский.
    Странно, но выпущена она в серии отнюдь не детской — “Альтернатива” — где издавались романы с названиями типа “Отсос” и “Нимформация”. Конечно, современные дети не в пример продвинуты, но все же, все же...
    С другой стороны, “Коралина” наверняка будет интересна и взрослому. Как утверждает сам Гейман, в подобных книгах детям и взрослым нравятся разные вещи: “Дети читают книгу как приключение. Взрослым после нее снятся кошмары”. Не уверен насчет кошмаров, но жуткое впечатление у читателя создается. Коралина Джонс, маленькая девочка, переезжает с родителями в новый дом, где обнаруживает таинственную деревянную дверь, а за ней — стену из красного кирпича. Папа и мама Коралины заняты работой, девочка предоставлена самой себе, она гуляет по саду, знакомится с чудаковатыми соседями — и скучает. Как и кэрролловская Алиса, Коралина в конце концов отправляется в иной мир за деревянной дверью — почти зеркальное отображение известной Коралине вселенной. Здесь такой же дом. И сад. И мама с папой — “другая мама” и “другой папа”.
    То, что у Кэрролла выглядит карнавальным, близким к абсурду приключением, у Геймана превращается в затянувшийся кошмар. Другие родители внимательны к Коралине, но мирок, в котором она оказалась, похож на тюрьму, здесь хватает зловещих тайн и опасностей. А главное, мир за дверью напрямую связан с миром здешним, он запускает сюда свои щупальца, и сражение с тамошними чудовищами способно повлиять на судьбы тех, кто живет здесь.
    Гейману хватило 160 страниц карманного формата, чтобы рассказать нам историю волшебную и пугающую. Вспоминается еще одна книга, которая недавно вышла у нас и тоже сравнивалась с кэрролловской “Алисой” — “Абарат” Клайва Баркера. Но если Баркер ухитрился в простенький, затянутый сюжет впихнуть массу причудливых существ, то Гейман явно знаком с принципом “бритвы Оккама”: он не плодит сущности сверх необходимого, все события “Коралины” выстраиваются в логическую цепочку, персонажи необычны, но ведут себя достоверно. Гейман пугает, показывая мелкие детальки: зубы другой мамы, которые “чуть длиннее, чем нужно”, жуки, которых другая мама ест, обрывая лапки и бросая в стеклянную пепельницу...
    И большие черные пуговицы вместо глаз у других родителей.
    Как ни странно, “Коралину” можно назвать не только захватывающей или страшной, но и трогательной, чего, пожалуй, добиться писателю намного сложней. А в общем, перед нами просто история, которую несомненно стоит прочитать, сколько бы лет вам ни было.
    — Владимир Пузий

    Глазами Маккина
    В русское издание “Коралины” включены иллюстрации Дэйва Маккина — скорее всего, изначально они выполнены в цвете. Маккин давно сотрудничает с Гейманом: вместе они делали и “Зеркальную маску”, и другие детские иллюстрированные книги, и комиксы...
    Хотелось бы когда-нибудь прочесть всё это на русском, но пока что известно только о двух планируемых изданиях: “Добрые предзнаменования” Геймана и Пратчетта и сольный сборник Геймана “Задверье”.

    Сюжет — 8
    Мир — 8
    Персонажи — 8
    Стиль — 8
    Качество издания — 7
    Перевод — 8
    Оценка “МФ” — 8

    Искупление на Совершенстве
   
Дмитрий Володихин. Долиной смертной тени
   
Роман, повесть М.: “Рипол-классик”, 2005 серия “Русская фантастика” 320 стр. 7000 экз.
26 Kb
    Жил-был на планете Совершенство молодой человек по имени Эрнст Эндрюс. Любитель удовольствий, как и все его соотечественники, раздолбай, но в целом — славный малый, далеко не худший из населяющих этот мир. В юности писал неплохие стихи, возмужав — служил в экологическом патруле, но испугался и сбежал... Пока можно было жить тихо и мирно — не высовывался, в политике не участвовал. Когда разразилась гражданская война по схеме “все против всех”, угодил волонтером в одну из армий, сражался, получил тяжелейшую травму, выжил... и оказался одним из немногих уцелевших жителей радиоактивного пепелища, в которое превратилась его родная планета.
    К началу действия романа “Долиной смертной тени” Эрнст Эндрюс — городской дурачок, один из самых бесполезных жителей поселка Слоу Уотер. Жизнь его круто меняется лишь после знакомства с пожилым Огородником, в котором внимательный читатель без труда узнает Виктора Сомова, одного из любимейших персонажей Володихина (романы “Убить миротворца” и “Конкистадор”). Давным-давно Сомов воевал на Совершенстве, убивал, сам едва не был убит, и вот теперь, на склоне жизни, трагически потеряв жену, вернулся сюда, чтобы помочь бывшим врагам...
    Одна из главных тем нового романа Володихина — грех и покаяние. Жители Совершенства сами довели свою планету до катастрофы: экологической, экономической, политической... И сами — только сами! — должны выбраться из пропасти, пройти “долиной смертной тени”. Лишь испытав страх и предельное унижение, искупив свои грехи болью, Эндрюс и его сограждане могут вернуться к относительно нормальной жизни. Земляки Сомова могли бы дать жителям Слоу Уотер пищу, оружие, высокие технологии... Но Володихин и его герои не приемлют никакого прогрессорства, кроме морального. Именно поэтому бывший адмирал величайшего в обитаемой вселенной флота, бывший правитель одной из самых мощных держав превращается в Огородника, рядового жителя небольшого поселка на разоренной планете. На собственном примере Виктор Сомов показывает совершенцам, что даже после самой страшной катастрофы жизнь продолжается. Нельзя только складывать руки, впадать в безразличное отупение — и тогда удача непременно повернется к тебе лицом.
    “Долина смертной тени” — третий роман Володихина о “мире Лабиринта”. Это, пожалуй, самая интересная “История будущего” в современной отечественной фантастике. Множество планет и спутников, связанных нуль-пространственными тоннелями, самые разные формы правления, от абсолютной монархии до коммуны анархо-синдикалистов — такая структура мира дает писателю широчайшие возможности для решения практически любых задач. Возможности, которыми Володихин (между прочим, профессиональный ученый, кандидат исторических наук) не преминул воспользоваться со свойственным ему размахом.
    — Василий Владимирский

    Не только литература
    Прежде чем дебютировать в 2000 году в качестве писателя, Дмитрий Володихин успел получить известность как критик и журналист, специализирующийся на фантастике. Многочисленные статьи и рецензии принесли ему премии “Странник” (Санкт-Петербург), “Золотой кадуцей” (Харьков), “Серебряный Роскон” (Москва) и другие. Активно работая над новыми рассказами, повестями и романами, автор по сей день продолжает публиковать свои критические и литературоведческие материалы.

    Сюжет — 8
    Мир — 9
    Персонажи — 8
    Стиль — 8
    Качество издания — 7
    Оценка “МФ” — 8

    Между ангелами и демонами
   
Елена Бычкова, Наталья Турчанинова. Рубин Карашэхра
   
Роман М.: “Армада”: “Издательство Альфа-книга”, 2004 серия “Магия фэнтези” 444 стр. 7000 экз.
    Елена Бычкова, Наталья Турчанинова. Заложники Света
   
Роман М.: “Армада”: “Издательство Альфа-книга”, 2004 серия “Магия фэнтези” 441 стр. 7000 экз.
31 Kb
    Есть книги, которые с первых строк буквально выдирают читателя из привычной реальности и помещают в новую. Реальность мира московского дуэта очень многогранна. Это и мрачные подземелья демонов, пропитанные силой Хаоса, уродующей любое существо. И бескрайние небесные выси, где силой воображения можно создавать пространства. И тонкий мир, где скрыты входы в неисчислимые, самые невообразимые вселенные. Непривычное поле для жизни проработано в мельчайших подробностях, благодаря чему у читателя создается полный эффект присутствия.
    Действие разворачивается стремительно, повествование воспринимается легко, книги читаются на едином дыхании. Здесь есть и хорошо прописанные боевые поединки, и масштабные военные баталии, и необычная магия. Преданность, интриги, ненависть и, конечно, любовь.
30 Kb
    Оригинален и интересен главный герой, от лица которого ведется рассказ, — демон-секретарь Гэл. Оборотень, умеющий принимать любые личины. Юмор и самоирония помогают ему преодолевать самые немыслимые неприятности... Или примиряться с ними. Как бы вам, к примеру, понравилось, если бы ваш друг однажды возродился в новом теле и абсолютно ничего не помнил о прошлой жизни? Гэл сталкивается как раз с такой ситуацией. Только ему приходится просвещать и воспитывать — веками, от рождения к рождению — собственного босса. Буллфер то возрождается слишком темпераментным и быстро гибнет, то он не способен к магии, то оказывается женщиной, которой нужно только семейное счастье. Но вот блеснул луч надежды. Паренек вышел хоть куда — лгун, воришка и плут. Идеал Гэла. Но вместе с тем — тайный заговорщик, стремящийся положить конец власти демонов...
    Особо остановимся на персонажах. Бывает так, что автор из романа в роман тянет героев-клонов, меняет имена, антураж, сюжетные ходы, но типажи остаются прежними. Это утомляет. У Бычковой и Турчаниновой ни один образ не повторяет другой. Все персонажи очень живые и ярко чувствующие, независимо от возраста, пола и разумного вида. Авторы умеют столкнуть читателя нос к носу с новым сильным характером и не боятся выводить “на подмостки” героев, рядом с которыми бывает неуютно и страшновато. Буллфер очень обаятелен в роли Хозяина-правителя, но в земном воплощении — подростке Атэре — вызывает раздражение резким языком, неблагодарностью и шокирующими выходками. Столь же неоднозначна девушка Арэлл, в которой заключен дух боевого ангела. Как и Атэр, она до времени не знает о своей сущности, ее поведение — вспышки гнева, неумение притворяться, приступы ярости или тоски — тягостно для окружающих. Соавторам удалось показать, как нечеловеческая сущность давит и распирает хрупкую людскую оболочку, принося обладателю много страданий.
    Бычкова и Турчанинова сумели соединить беспредельную романтику своих историй с отличным качеством прозы. Что сразу выделило их книги из общего потока фэнтезийной литературы. Уже первый роман из трилогии о демоне Буллфере “Рубин Карашэхра” получил две премии на “Звездном Мосту-2004” — “Кинжал без имени” и “Серебряный кадуцей” за дебют. Ранее рассказы писательниц удостоились диплома “Басткон-2003” и коммерческой премии “Иван Калита”.
    — Ольга Елисеева

    Десять лет вместе
    На сегодняшний день Елена Бычкова и Наталья Турчанинова — единственный в мире женский дуэт писателей-фантастов. Подобных аналогов в истории мировой фантастики практически не было. Самый известный — Джулиан Мэй с соавтором, однако этот творческий союз достаточно быстро распался. Московские писательницы работают в соавторстве уже более десяти лет.

    Сюжет — 8
    Мир — 7
    Персонажи — 10
    Стиль — 9
    Качество издания — 7
    Общая оценка — 8

    В сердце Паутины
   
Джулия Чернеда. Глаз Паутины
   
Роман пер. с англ. И. Тетериной М.: “Эксмо”, СПб.: “Домино”, 2004 серия “Зарубежная фантастика” 512 стр. 5000 экз.
26 Kb
    Канадская писательница Джулия Чернеда знакома нашим любителям фантастики по своему дебютному роману “Тысяча имен для странника”. Уже тогда было заметно, что Чернеда старается писать космическую оперу с упором на подробный показ внутреннего мира героев и достоверность их взаимоотношений. Ныне Чернеда считается одним из ведущих авторов “мягкой” космооперы, что доказывает и роман “Глаз Паутины”.
    Главная героиня книги Эсен-алит-Куар — представитель странной расы, Паутины. Сами по себе члены Паутины не имеют определенной формы, они метаморфы, похожие на большие органические капли. Смысл существования членов Паутины — в сборе информации. Они живут многие тысячи лет и, приняв облик существ других рас, странствуют по Галактике, накапливая данные о цивилизациях. Иногда Паутина собирается вместе и происходит весьма специфический обряд Ассимиляции, когда память отдельных членов становится достоянием всего сообщества.
    Эсен — самый молодой член Паутины. По заданию Старейшей Эрш юная (всего 500 стандартных лет!) Эсен отправляется в свою первую разведывательную миссию на планету Краос. Эсен принимает вид ланиварианки, разумного существа с иной планеты, которая очень похожа на краоский эквивалент собаки. Героиня должна лишь вынюхивать да собирать генетические образцы аборигенов, как вдруг... На Краосе приземляется исследовательский корабль Человеческой Федерации “Ригус”, и события идут кувырком. Эсен поневоле спасает жизнь человеку Полю Рэджему, и между двумя такими разными существами завязывается крепкая дружба. Более того, Эсен вынуждена выдать свое истинное “я” и, естественно, разные правительства серьезно интересуются существом, способным произвольно менять форму...
    “Глаз Паутины” — отличный образчик современной космической оперы, далеко ушедшей от стандартов и шаблонов своего “классического века”. Многим у нас до сих пор ошибочно кажется, что космоопера застряла на уровне Гамильтона. Однако звезда простенького космического боевичка закатилась уже с полвека назад. Современная космоопера — сплав авантюрного сюжета, тщательно проработанной психологии героев и оригинальных научных, социальных или философских идей.
    Чернеда идет по пути Клиффорда Саймака и Урсулы Ле Гуин. Ее привлекают не столько лихие сюжетные повороты или реалистические описания чужих миров (хотя всего этого в избытке), сколько самопознание героя. На наших глазах Эсен из довольно самоуверенного юного существа превращается в основателя нового Сообщества. Она смогла пережить потери, одержать победу там, где потерпели неудачу гораздо более опытные соплеменники, и найти свое истинное предназначение. Эсен-алит-Куар создаст новую Паутину, где не будет места лжи, цинизму и предательству. Потому что она узнала истинную цену дружбы и доверия...
    Прочтя “Глаз Паутины”, вы поймете, почему Джулия Чернеда получает престижные премии и пользуется успехом у многочисленных читателей по всему миру. Она заслужила это по праву.
    — Борис Невский

    Инопланетяне вокруг нас
    “Глаз Паутины” (“Beholder's Eye”, 1998) — финалист Aurora Award, главной премии канадской НФ. Роман начинает трилогию “Web Shifters”, куда также входят “Changing Vision” (2000) и “Hidden in Sight” (2003). На вопрос, почему Джулии так нравится писать об инопланетянах, она отвечает: “Как биолога, меня всегда восхищали причуды и приспособления живых существ. Мы живем в мире, где пауки занимаются дельтапланеризмом, леса могут состоять из одного дерева, а рыбы поют. Я не могу вообразить вселенную, которую не населяли бы самые причудливые формы жизни”.

    Сюжет — 8
    Мир — 8
    Персонажи — 8
    Стиль — 8
    Качество издания — 8
    Перевод — 8
    Оценка “МФ” — 8

    Возвращение блудного вампира
   
С. П. Сомтоу. Валентайн
   
Роман пер. с англ. Т. Покидаевой М.: АСТ, “Транзиткнига”, 2004 544 стр. 5000 экз.
19 Kb
    Иногда они возвращаются... В смысле, писатели-фантасты возвращаются к темам и героям, уже, казалось, полностью отработанным в далеком прошлом. Именно так поступил С. П. Сомтоу (Somtow Papinian Sucharitkul), американский фантаст тайского происхождения, создатель одного из самых стильных (не врет аннотация, не врет!) современных “готических романов”.
    О нелегкой судьбе Тима Валентайна, мальчика-вампира, самой яркой (по версии Сомтоу) рок-звезды восьмидесятых, любители хоррора уже знают из романа “Вампирский узел” (1984). Эта книга выходила у нас в 2001, в закрытой ныне серии “Темный город”. Вещь выглядела вполне самодостаточной и завершенной. Валентайн закончил обряд, который две тысячи лет назад сделал его вампиром, отрицательные персонажи погибли страшной смертью, из положительных выжило два-три человека... Тема вроде бы исчерпана. Но вот прошло несколько лет, и Сомтоу разродился прямым продолжением “Узла” — романом “Валентайн” (1992). Как выяснилось, Тимми не удалось завершить преображение. Старая ведьма отыскала его между мирами, в стране блуждающих духов, и превратила в свой рабочий инструмент, позволяющий овладевать людскими душами. Ведь сам по себе вампир отнюдь не олицетворение мирового зла. Он просто зеркало, в котором отражается самое гнусное, что есть в человеческой душе. Этой-то слабостью Тимми и воспользовалась колдунья. “Как всякий бог, — пишет о своем герое Сомтоу, — он наделен сверхчеловеческими способностями, и, как и у всякого бога, само по себе его существование лишено смысла — оно обретает смысл только в
контексте человеческой веры... Он существует лишь как отражение веры смертных — их страха смерти, страха перед неизвестным”. За две тысячи лет Валентайн никогда не был собой, добавляет автор, а только тем, кем виделся людям.
    Однако не все так беспросветно. К началу девяностых мирская слава Тимми, исчезнувшего на пике своей сценической карьеры, только выросла, он превратился в настоящего идола, и одна из голливудских студий решила снять фильм о его судьбе. А каждый раз, когда кто-нибудь в нашем мире произносит его имя или вспоминает о нем, Тим становится чуть сильнее, чуть меньше зависит от злобной старухи. Звездным часом для него становится конкурс двойников, организованный студией. Путы ослабли — но ведьма не собирается за здорово живешь расставаться с могущественным духом-проводником...
    На мой взгляд, эта книга ничуть не слабее первой части трилогии. Разве что постоянные отсылки к “Узлу” будут напрягать людей, впервые приобщившихся к творчеству Сомтоу. Несмотря на избыточный натурализм, множество кровавых эпизодов и сцен сексуального насилия, “Валентайн” по праву считается одним из лучших “вампирских” романов. А не за горами и знакомство с третьей частью цикла, “Vanitas — Escape from Vampire Junction” (1995). Если, конечно, издательство не успеет закрыть и эту серию...
    — Василий Владимирский

    Писатель из Таиланда
    Первой художественной публикацией С. П. Сомтоу стала поэма “Kith of Infinity”, которая появилась в Bangkok Press в 1967, а затем переиздана вместе с ранними рассказами в 1977. Первый роман писателя, “Starship and Haiku”, вышел в 1981. Как и большинство произведений Сомтоу, это скорее научная фантастика, чем “темное фэнтези” или литература ужасов. Однако вклад писатель в жанр хоррора не ограничивается трилогией о Валентайне: его перу принадлежит также популярный роман об оборотне “Лунный танец” (1989).

    Сюжет — 7
    Мир — 7
    Персонажи — 9
    Стиль — 9
    Качество издания — 5
    Перевод — 7
    Оценка “МФ” — 7

    Удивительное рядом. Так ему и надо!
   
Александр Бушков. НКВД: война с неведомым
   
Сборник М.: “Олма-Пресс”, 2004 серия “Русский проект” 352 стр. 20000 экз.
28 Kb
    Долго, очень долго, по собственным признаниям, собирал Александр Бушков материалы для этой книги. В результате получился крайне пестрый сборник. Он содержит немало сюжетов не для подборки рассказов даже, а для сериала из объемистых повестей о похождениях бравых работников органов безопасности. По книге на каждый сюжет. “Секретные материалы”, дружески пинаемые автором, как принято говорить, отдыхают. Непередаваемое очарование (если это слово здесь уместно) рассказам придают уверения автора в их правдивости. По крайней мере, самого автора его “источники” в истинности предоставляемой информации убедили. И верно: достаточно на мгновение отключить иронический скептицизм, чтобы древняя жуть заскребла под дверью, за окном завыло — ветер ли? — и похолодело в животе.
    Но, конечно же, не стоит забывать, что охотничьи байки, как и рыбацкие, слушать всегда интересно. Потому что они полны фантазии и живого, неподдельного интереса самих рассказчиков. Проверить достоверность этих рассказов, как правило, довольно сложно. Поскольку трофеи, если они были, съедены так давно, что даже очевидцы почесывают затылки и тянут неопределенно: “Вроде было...”. А вроде — нет. Книгу Бушкова можно смело отнести к милым и давно полюбившимся публике мистификациям. Согласитесь, неважно, существуют и существовали ли участники и очевидцы изложенных в сборнике событий — важны сами события.
    Не случайно засекреченные рассказчики так похожи друг на друга речью, манерой изъясняться. Оно и понятно: служба в органах даром не проходит, всех подравнивает. И, конечно же, автору необходимо сохранить инкогнито рассказчика, соблюсти “конспирацию”. В каких-то случаях автор “реконструирует” речь своих собеседников, в каких-то — пересказывает “от себя”. Но разницы практически не видно. По крайней мере, даже если какие-то индивидуальные черты рассказчиков и проявляются поначалу, рассказе на пятом все очевидцы таинственных событий говорят одинаково. Возможно, оттого, что больше внимания читатель обращает на сюжет и особенности самого рассказа, а не на малозначимую фигуру заслуженного работника НКВД.
    О мрачных приключениях краснознаменных Малдеров повествуют несколько рассказов, систематизированных по разделам. Есть в книге и нечто вроде приложения с воспоминаниями самого автора, не имеющими отношения к деятельности спецслужб. Пикантный намек автор дает еще в начале книги: сборник должен, видимо, подготовить читателя к возможному появлению романа об эксперименте “Туман”. Но это — совсем другая история, не менее загадочная, жуткая и притягательная. Ждем-с?
    Кстати, несмотря на закаленные нервы современных читателей, не рекомендую читать книгу “НКВД: война с неведомым” перед сном. Хотя прочесть эту книгу, на мой взгляд, стоит.
    — Ярослав Хорошков

    Сюжет — 8
    Мир — 6
    Персонажи — 5
    Стиль — 7
    Качество издания — 8
    Оценка “МФ” — 7

    Не сотвори себе игрушку
   
Фред Саберхаген. Книга мечей
   
Роман М.: “Эксмо”, СПб.: “Домино”, 2004 серия “Меч и Магия” 752 стр. 6100 экз.
31 Kb
    Далеко не все авторы фэнтези с претензией на эпичность злоупотребляют объемом своих книг. Например, Фред Саберхаген, о цикле которого пойдет речь, в этом плане выгодно отличается от всяких Гудкайндов и прочих Эддингсов. Историю, которую можно было бы растянуть на десяток томов, он уместил в три романа, легко втиснувшихся под одну обложку. Справедливости ради стоит отметить, что Саберхаген написал несколько книг, действие которых происходит до “Книги мечей”, и восемь томов продолжений. Но при этом данная трилогия — независимое, законченное произведение, так что можно говорить о нем, как о маленьком самостоятельном цикле.
    Действие происходит в пост-апокалиптическом мире. Прямых указаний на это нет, но вполне возможно, что подразумевается наша многострадальная старушка Земля. Так или иначе, технологическое общество кануло в лету, и теперь в мире властвуют меч и магия. Боги с именами из древней земной миологии — Марс, Зевс, Шива — решают поиграть в какую-то малопонятную игру. Зачем — неясно. Видимо, из спортивного интереса. В итоге бог-кузнец Вулкан создает двенадцать мечей невероятной мощи, которые раздаются простым людям (причину смотри в предыдущем предложении). Каждый из мечей обладает каким-то особенным полезным свойством. Несложно догадаться, что на протяжении всех трех книг главные герои во главе со стандартным сельским пареньком, не подозревающим о своем высоком происхождении и предназначении, будут гоняться за вышеозначенными артефактами.
    Некоторые фэнтезийные клише доведены практически до абсурда: Добрый рыцарь (да-да, его именно так и зовут) проводит свободное время, перевоспитывая заблудшего преступника, Темный король не просто злодей, но еще и душу демонам продал. Весь второй роман — вообще квест по разграблению сокровищ. Сюжет в самый раз для хорошей компьютерной игры, но в романе смотрится не слишком хорошо. Вернее — совсем плохо.
    И в то же время у “Книги мечей” есть несколько серьезных достоинств. Во-первых, это отличная задумка, к сожалению, сильно подпорченная достаточно блеклым сюжетом. Противостояние смертных и богов могло и должно было стать главной темой романов, а оказалось в итоге задвинуто на второй план вялыми приключениями. Но и те элементы, что остались, впечатляют. Во-вторых, это очень интересные образы императора, Серебряной королевы и Драффута. Но и здесь не обошлось без вкраплений дегтя: эти персонажи второстепенны и связанные с ними сюжетные линии не развиты до конца. А ведь интрига с личностью императора стала одной из причин, заставивших меня дочитать книгу до конца. Впрочем, возможно, оставленные за бортом линии развиты в других книгах об этом мире.
    В целом, итог скорее неутешительный. Очень хорошая задумка не получила должного воплощения. Лишь первую из трех “Книг мечей” я бы назвал выдающейся вещью. Две другие оказались простыми историями о приключениях, с редкими вкраплениями неожиданных и оригинальных элементов повествования, ради которых только и стоит дочитывать толстый том до конца, — если вы всё же решитесь прочесть “Книгу мечей”.
    — Дмитрий Злотницкий

    Звездная компания
    Фред Томас Саберхаген — писатель у нас не слишком известный, хотя и считается на Западе одним из корифеев жанра фэнтези. Засветиться он успел не только в фэнтези, но и в фантастике (сериал “Берсеркер”). Кстати, элементы последней присутствуют и в “Книге мечей”. А чтобы вы могли оценить значимость Саберхагена, достаточно сказать, что он написал две книги в соавторстве с популярнейшим у нас Роджером Желязны. Согласитесь, редкий писатель может таким похвастаться.

    Сюжет — 6
    Мир — 9
    Персонажи — 6
    Стиль — 7
    Качество издания — 8
    Перевод — 8
    Оценка “МФ”: 7

    Кошка на раскаленной плите
   
Вероника Иванова. И маятник качнулся
   
Роман М.: “Армада”: “Издательство Альфа-книга”, 2005 серия “Магия фэнтези” 506 стр. 8000 экз.
28 Kb
    Жил да был человек по имени Джерон. Кто он, откуда — неизвестно. Однако человечек не простой, хотя с первого взгляда и не скажешь. Главная особенность Джерона — притягивать к себе неприятности. Зашел как-то он в кабак глотку промочить и влип в драку с лихими ребятами. Ненароком освободил из магического плена юную гномшу Миррим. И вот Джерон уже в бегах. Потом — в рабском ошейнике. А дальше такая карусель пошла! Уууу, даже Конану-варвару несладко прошлось бы. А Джерон, хоть и оставляет там-сям куски своей драгоценной шкуры, идет себе напролом да посмеивается...
    Современное русское фэнтези — довольно замкнутый мирок. Каждое значительное имя на виду. Однако последние пару лет несколько застойное озерцо русской фэнтези понемногу наполняется свежей “водичкой”. Вера Камша, Алексей Пехов, Вадим Панов все смелее теснят забронзовевших мэтров. И вот новое имя — Вероника Иванова. Имя, которое стоит запомнить.
    Роман “И маятник качнулся” уже довольно давно болтался в сетях интернета, постепенно набирая поклонников. Наконец книга вышла и в виде печатного издания, став доступной для более широкого круга читателей.
    По стилю роман Ивановой — нечто среднее между Еленой Хаецкой и Элеонорой Раткевич, с добавлением щепотки Робин Хобб. Достоинств у книги немало. Особенно стоит отметить качественный литературный язык и тщательно проработанные образы героев. Да и сюжет, пусть и не может похвастать особой новизной, все же стоит внимания.
    Впрочем, образ главного героя, от чьего имени ведется рассказ, все же вызывает некоторые вопросы. Есть такой афоризм Марка Твена: “Кошка, раз усевшись на горячую плиту, больше не будет садиться на горячую плиту. И на холодную тоже”. Джерон — та “кошка”, которая, невзирая на страшные ожоги, продолжает упорно лезть на раскаленный металлический противень. Складывается впечатление, будто герою нравится, когда его избивают, пытают, мучают, унижают физически и морально. Возможно, в продолжениях (в том, что они последуют, сомневаться не приходится) автор объяснит мотивы странного поведения Джерона. Пока же его мазохизм постепенно начинает утомлять. Ведь у любого существа есть некий инстинкт самосохранения. И если персонаж полностью забывает об этом, значит, у него есть на то веские причины. Либо у парня просто не все в порядке с головой. Как-то трудновато заставить себя сопереживать глупцу или психованному извращенцу.
    Тем не менее, роман читается на одном дыхании. И становится грустно, когда он подходит к концу. Под занавес книги Джерон отправляется в столицу королевства вместе с наследным принцем, которого он излечил от колдовской болезни. Впереди новые приключения, тайны и интриги...
    — Борис Невский

    Сюжет — 7
    Мир — 8
    Персонажи — 6
    Стиль — 8
    Качество издания — 7
    Оценка “МФ” — 7

    Джордан на распутье
   
Роберт Джордан. Перекрестки сумерек
   
Роман М.: АСТ, “Ермак”, 2005 серия “Век дракона” два тома по 480 стр. 8000 экз.
32 Kb 31 Kb
    Десятый том эпопеи Р. Джордана “Колесо времени” вполне типичен: десятки персонажей, множество сюжетных линий, имена и топонимы, которые непосвященному мало что скажут. И — удивление напополам с разочарованием у тех, кто, прочтя первые девять книг, открыл десятую. Признаюсь: до недавнего времени я считал “Колесо времени” одной из самых удачных фэнтези-эпопей, несмотря на определенную затянутость последних томов и излишнюю любовь автора к описаниям костюмов не только главных, но вообще любых персонажей. Всё это казалось мне “издержками производства” — но вот наконец-то переведен десятый том “Колеса”, и здесь уже сложно найти автору оправдание.
    Перевод “Перекрестков” не столь безобразен, как памятный многим перевод “Пути кинжалов”, но “жемчужины” попадаются и здесь. Например: “уверена, что согласятся с тем, что это совсем не то же самое, что иметь Стража”, “осознание правды не может быть заблуждением”, “предполагалось, что у снежной лисицы самый теплый мех, но она сама так не считала”, “съестных припасов здесь имелось в достатке”... Ну, а хит сезона: “Шайдо [...] разрешили младенцам пустить в ход свои пожарные насосы”! Вообще-то речь идет о жителях города Малдена, то бишь малденцах.
    “Перекрестки сумерек” (2002) — это 30 глав, в которых не происходит ровным счетом ничего. Перрин продолжает преследовать Шайдо, Мэт скрывается от шончан, Ранд решает с этими самыми шончанами договориться, Илэйн в осажденном Кэймлине ухитряется вербовать новых сторонников, Эгвейн осаждает Белую Башню и ведет переговоры с врагами... Джордан скрупулезно описывает, как одеваются, двигаются, о чем думают его персонажи — но при этом настоящего-то действия в романе нет: почти нет событий, которые бы меняли картину мира, расположение сил, добавляли что-то новое к уже известным читателю сведениям. Роман мог бы быть раза в четыре тоньше и динамичнее, да вот автор решил по-другому. И хотя Джордан заявляет, что осталось всего два тома, вместе с надеждами это внушает и опасения. Либо оставшиеся тома будут значительно больше по объему и насыщенней событиями, либо писатель не сумеет достойно завершить эпопею, либо заявленного количества книг для этого ему не хватит.
    Самое же подозрительное — слова самого Джордана: “Да, я надеюсь закончить за две книги. Но вы должны понять: с последней книгой закончится основная сюжетная линия, но мелкие побочные останутся незавершенными, потому что у читателей должно сохраниться чувство, что история жива, герои живы, солнце встает и мир вращается”.
    Вот уж не знаю, каким он будет, этот финал, и сдержит ли Джордан слово. Хотелось бы надеяться, что писатель минует “сумрачный перекресток” в своем творчестве. Но после десятого тома эпопеи верится в такое с трудом.
    — Владимир Пузий

    Продолжение следует
    Очередной роман “Колеса времени” — “Нож сновидений” — выходит на английском в октябре 2005. Помимо “Ножа” и двенадцатого тома эпопеи, Джордан пообещал еще три приквела. “Новая весна” на английском уже вышла — это расширенная версия повести, которую мы уже читали в сборнике “Легенды”. Остальные два приквела будут посвящены истории приемного отца Ранда и тому, почему Морейн так своевременно появилась в Двуречье в начале “Ока мира”.

    Сюжет — 4
    Мир — 9
    Персонажи — 8
    Стиль — 7
    Качество издания — 6
    Перевод — 6
    Оценка “МФ” — 6

    Манчкины не стареют
   
Роберт Сальваторе. Море мечей
   
Роман пер. с англ. Е. Фурсиковой М.: ИЦ “Максима”, 2004, серия “Забытые Королевства” 384 стр 10000 экз.
27 Kb
    Соскучившись по своему самому известному герою, Роберт Сальваторе после двухтомного перерыва все-таки вернулся к повествованию о приключениях темного эльфа Дзирта. Поскольку сильные противники, вроде Джарлакса, Артемиса Энтрери и родственников из Подземелья, оставили благородного эльфа в покое, приходится ему на протяжении всего “Моря Мечей” иметь дело со всякой мелюзгой. Дзирту ли размениваться на всяких гоблинов с ограми и бандитов с пиратами? А если вспомнить, что в одиночку темный эльф сражается, только если припрет к стенке, то почти все битвы в книге напоминают избиение младенцев. Хотя — чтобы сабельки не ржавели, сойдут и такие враги. Тем более, что каждая стычка выписывается Сальваторе как важнейшее противостояние с неопределенным исходом.
    Чтобы герои не возмущались, Сальваторе придумал им благородную цель — найти и изъять из рук пиратов знаменитый мифрильный молот Вульфгара. Варвар и ближайший друг Дзирта посеял инструмент, едва воскреснув из мертвых. Зато обзавелся женой и приемной дочерью. Так что намеченный было любовный треугольник Кэтти-бри—Дзирт—Вульфгар загублен фактически на корню, причем самым бездарным образом. Хотя если вспомнить, что Дзирт свою любимую даже поцеловать боится, писателя можно понять: против бойкого варвара-сердцееда у благородного эльфа шансов было немного.
    Для разнообразия, чтобы герои хоть одного действительно сильного противника за всю книгу победили, есть в “Море мечей” некий эльф-мститель. Не буду раскрывать тайну личности этой персоны: если вы читали предыдущие книги, вам не составит труда догадаться самим — странице так к пятидесятой.
    Признаю: в финальной битве Дзирта вполне убедительно победили. Не знай, я, что эта книга далеко не последняя, я бы даже, пожалуй, поверил в его гибель. Вот только непонятно, почему зелье, которым его вылечили, выдается за нечто единственное в своем роде. У любого уважающего себя героя таких лекарств должны быть полные карманы.
    Неубедительно и скучно. Верните Джарлакса и Энтрери!
    — Дмитрий Злотницкий

    Не так уж и крут...
    Согласно официальным данным, Дзирт До’Урден — персонаж восемнадцатого уровня, что по меркам “Dungeons & Dragons”, конечно, немало. Но не так и много, чтобы называть Дзирта чуть ли не величайшим воином Фаэруна — а этим часто грешит в своих книгах Сальваторе. Персонажей равного и более высокого уровня найдется в этом мире не один и не два.

    Сюжет — 5
    Мир — 6
    Персонажи — 6
    Стиль — 6
    Качество издания — 7
    Перевод — 8
    Оценка “МФ” — 6

    Взглядом чужака
   
Олег Курылев. Руна смерти
   
Роман пер. с англ. Н. Берденникова М.: “Эксмо”, 2005 серия “Русская фантастика” 512 стр. 7000 экз.
24 Kb
    Антон Дворжак, 36 лет, школьный учитель немецкого языка из Иркутска. Характер уравновешенный, стойкий. Несмотря на фамилию, истинный русский. Беспощаден к врагам Рей... Тьфу ты черт! Не зря говорят, с кем поведешься...
    Итак, вышеупомянутый Антон ни с того ни с сего из современного Иркутска переносится в нацистскую Германию осени 1944. Подобных книг немерено. Герой оказывается в другом времени и либо пытается просто-напросто выжить, либо надеется изменить ход истории. Иногда подобный “финт ушами” срабатывает, иногда — нет. Здесь, как правило, важен не результат, а процесс. Герой участвует в разных авантюрах. Встречается с историческими личностями. Занимает достойное место в прошлом или, вволю накуролесив, возвращается с чувством исполненного долга восвояси. А читатель с интересом наблюдает все эти ужимки и прыжки.
    Книга Олега Курылева заметно отличается от потока однотипных произведений. Но в лучшую ли сторону?
    Главный плюс романа — немалые познания автора в описываемом предмете. Курылев явно увлечен историей Третьего Рейха. Он весьма дотошно описывает мелкие подробности жизни Германии перед самым крахом нацистов. Особенный пунктик для автора — форма, награды и снаряжение. Со временем это начинает даже раздражать. Какая, в общем, разница, что за финтифлюшка болтается на брюхе у встреченного героем гестаповца или жандарма? Особенно если автор не способен создать достоверный психологический портрет своих персонажей. Доходит до абсурда. На сюжетном горизонте появляется очередной штурмбанфюрер. Нам подробно, страниц на 10, рассказывается его биография. И все для того, чтобы персонаж, помаячив немного, бесследно сгинул, не оказав на сюжет никакого видимого воздействия. Юлиан Семенов для подобного случая придумал великолепный ход, вводя в текст книги характеристики героев, стилизованные под выписки из официальных досье. Это даже стало частью фольклора: “Истинный ариец, характер нордический...”. Курылеву стоило бы позаимствовать прием у классика советского шпионского романа.
    Выручает автора “Руны смерти” эрудиция. Особенно впечатляюще и волнительно описаны сцены потопления советской подлодкой лайнера “Вильгельм Густлов” и варварской бомбардировки британцами Дрездена. Кроме того, у автора находится место для интересных гипотез о природе времени.
    Вот чего у Курылева нет, так это внятного сюжета. Антон Дворжак попадает в Германию, проводит там несколько месяцев, знакомится с аборигенами (в основном, с удивительно гуманными гестаповцами), а затем возвращается в свое время. Зачем Антон оказался в прошлом? Чтобы со стороны, холодным взглядом чужака убедиться в том, что простые немцы сполна хлебнули свою чашу страданий? Но об этом уже написано немало достойных книг теми, кто на собственной шкуре пережил бомбежки, голод и безнадежное отчаяние побежденных... Похоже, Курылев тоже изучал эти книги, но его копия получилась намного слабее оригиналов.
    Стоит ли читать “Руну смерти”? Невзирая на издательскую аннотацию, это не приключенческий роман. Скорее, историческое эссе с претензией на некую философию. Но если вас интересует история нацистской Германии, роман “Руна смерти” вполне сгодится на роль хрестоматии для внеклассного чтения.
    — Борис Невский

    Сюжет — 5
    Мир — 8
    Персонажи — 5
    Стиль — 7
    Качество издания — 7
    Оценка “МФ” — 6

    Конина? Нет, арвендейлятина
   
Роман Злотников. Арвендейл
   
Роман М. “Армада”: “Издательство Альфа-книга”, 2004 серия “Фантастический боевик” 376 стр. 40000 экз.
35 Kb
    Признаться, я и не ожидал, что роман “Арвендейл” одного из “миллионщиков” нашей фантастики Романа Злотникова так живо напомнит мне новеллизации ролевых приключений. Слишком уж сложно представить представительного полковника милиции, автора двух десятков книг сидящим за обеденным столом и бросающим многогранные кости. Но результат говорит сам за себя: та же псевдоэпическая затянутость, те же удручающе плоские персонажи, те же многочисленные третьестепенные подробности, та же заявка на продолжение в конце...
    Впрочем, надо отдать должное Злотникову: в отличие от бесчисленных авторов тех же “Забытых королевств”, весь мир “Арвендейла”, до последней его черточки, он придумал самостоятельно. Что ни говори, воображение у автора работает на все сто. Нету у императора сыновей — получай, читатель, пятистраничное объяснение, почему. Упомянут слуга главного злодея — вот вам целая глава про то, откуда он взялся. Пусть на такие отступления, связанные с сюжетом только номинально, уходит половина книги, а то и больше — держать в голове их не надо, а пока читаешь, даже иногда интересно становится.
    Сюжета, кстати, в “Арвендейле” никакого и нет. Есть — фрагментарное жизнеописание Троя, потерянного наследника имперского рода Марелборо. Время от времени на заднем плане появляются главный злодей герцог Эгмонтер и будущая жена Троя принцесса Лиддит, но ничего судьбоносного они не совершают. Не видим мы даже самого Арвендейла — баронского домена, который Трой выигрывает где-то между концом книги и прологом. Очевидно, увидим во второй книге, а то и в третьей.
    “Арвендейл” — это роман, читать который (если уж взялись читать) надо очень быстро, поспевая за полетом авторского воображения. Чтобы не бросались в глаза разностилица, прегрешения против русского языка и резко меняющиеся персонажи. А потом дождаться продолжения, на котором наверняка будет стоять еще чья-то фамилия. Потому что “Арвендейл”, как ни крути, сильно напоминает затравку для какой-нибудь очередной “конины”.
    — Петр Тюленев

    Сюжет — 3
    Мир — 5
    Персонажи — 5
    Стиль — 5
    Качество издания — 6
    Оценка “МФ” — 5

    Сломанная стрела
   
Юлия Остапенко. Ненависть
   
Роман СПб.: “Астрель-СПб”, М.: АСТ, 2005 серия “Вторая стрела: фэнтези нового века” 320 стр. 10000 экз.
25 Kb
    Восторги издателей и части критиков по поводу этой книги представляются мне сильно преувеличенными. “Ненависть” написана неловкой рукой дебютанта, дебютанта небесталанного, но пока не овладевшего словом в полной мере. Книга изобилует неловкими конструкциями, неологизмами и анахронизмами. Автор откровенно злоупотребляет местоимениями и словечками, место которым на колхозной дискотеке, а не в “средневековом” фэнтези — словом, о “самом ярком дебюте со времен Сергея Лукьяненко”, как гласит реклама на обложке, тут и речи быть не может. Литературную же редактуру, судя по выходным данным, этот текст не проходил вовсе. Некоторые фразы буквально просятся в рамочку и на стену: “Господа раскатисто захохотали непонятно чему”, например.
    Мир, в котором происходит действие романа, нарисован скупыми мазками. Остапенко справедливо посчитала, что любители фэнтези достаточно хорошо представляют усредненно-средневековый антураж, чтобы самостоятельно домыслить недостающие детали. Но что куда важнее — этот мир внеэтичен, лишен “нравственной матрицы”, общепринятого представления о том, что хорошо и что плохо, к чему должен стремиться и каким должен быть человек. Именно выработкой такой матрицы на нашей Земле занимаются представители мировых религий, от индуизма до ислама. В мире, нарисованном Остапенко, Церкви такого масштаба не существует вовсе, нет здесь и Книги, выполняющей роль Библии, Корана, Вед и т.п. Даже друиды, к которым отправляется один из центральных героев романа, поклоняются не Богу (или богам), а совсем иным существам...
    Честно говоря, в развитое общество, лишенное единой священной книги, мне верится с трудом, но пусть это останется на совести автора. В остальном Юлия продолжает традицию, в рамках которой работал, например, Глен Кук в “Черном отряде”. С точки зрения современного читателя, почти все герои этой книги — подонки: наемники, убийцы, зарвавшиеся аристократы... Их поведение можно понять — но прощать желания как-то не возникает. Персонажи Остапенко сугубо функциональны. Каждый из них одержим страстью — одной, зато пламенной. Главная героиня живет исключительно ради мести. Бывший наемный убийца, прикончивший ее родных, панически боится преследования. Отказавшаяся от дворянского звания Клирис на все готова ради любви. И так далее, и тому подобное.
    Персонажи с такими характерами как нельзя лучше подходят для драмы, разворачивающейся на страницах романа. “Ненависть” — книга о мести, но о мести довольно необычной, да еще и с любопытным вывертом в финале. В обществе, где нет и никогда не было Бога, человеческая жизнь стоит медный грош в базарный день. Следовательно, по мысли Остапенко, месть не за себя, а “за других”, месть, которая уже ничего не сможет изменить, явление здесь из ряда вон выходящее. Столкнувшись с мстительницей, шедшей по его следу много лет, профессиональный убийца Дэмьен впадает в панику. То, что подобные люди существуют, противоречит всем его жизненным убеждениям и вызывает глобальную переоценку ценностей. При этом у Дэмьена даже не возникает подозрения: а не принял ли он желаемое за действительное?.. Писатель более мастеровитый мог бы построить из этого материала неплохой психологический этюд. Увы, решив обойтись без долгой редактуры и кропотливой доработки текста, издатели подложили молодому автору изрядную свинью. Печально: ведь Остапенко впервые заявила о себе пару лет назад как автор пусть не выдающихся, но вполне крепких и профессионально сделанных рассказов...
    — Василий Владимирский

    Сюжет — 4
    Мир — 3
    Персонажи — 4
    Стиль — 3
    Качество издания — 6
    Оценка “МФ” — 4

29 Kb
    Не только фильмы
   
Кевин Дж. Андерсон, Дэниел Уоллес. Звездные войны. Полная история
   
Энциклопедия СПб.: “Прайм-Еврознак”, 2004 224 стр. 5000 экз.
    Дэниел Уоллес. Звездные войны. Персонажи
   
Энциклопедия СПб.: “Прайм-Еврознак”, 2004 256 стр. 5000 экз.
    Все меньше времени остается до выхода на экраны Третьего эпизода “Звездных войн”, и все больше книг под маркой “Star Wars” появляется на прилавках. Романы о далекой-далекой галактике издаются на русском языке уже давно, а вот энциклопедическими изданиями о вселенной Джорджа Лукаса наш читатель пока не избалован. Но издательство “Прайм-Еврознак” решило исправить этот недочет и выпустило уже несколько увесистых иллюстрированных энциклопедий, которые будут интересны как заядлым фанам “Звездных войн”, так и обычным любителям фантастики. О двух таких книжках мы сегодня и расскажем.
30 Kb
    Начать стоит с “Полной истории”. По сути, это краткий пересказ сюжетов всех фильмов, книг, комиксов и даже компьютерных игр по “Звездным войнам”, увидевших свет до 2000 года. Энциклопедия охватывает практически все периоды истории вселенной “Звездных войн”, кроме Войн клонов, становления Империи и Нового Ордена джедаев. Особенно книга может быть интересна читателям, которые не могут изучить в оригинале многие комиксы и романы, пока не изданные в России. Энциклопедия написана живым интересным языком, богато иллюстрирована и снабжена алфавитным указателем.
    Второе издание, заслуживающее особого внимания, — это “Персонажи. Новая энциклопедия”. На самом-то деле, “новая” она только для американских читателей, а для нас пока единственная. Подробные биографические сведения о героях фильмов, книг и комиксов о “Звездных войнах”, снабженные большим количеством иллюстраций, помогут узнать о жизни любимых персонажей множество подробностей, не известных ранее российским читателям.
    Не обошлось, к сожалению, и без ложки банта пуду. Несколько разочаровывает перевод обеих книг, выполненный не на самом высоком уровне и, по всей видимости, почти без знания предмета, а потому изобилующий и забавными ляпами, и грубыми ошибками. Многострадальным читателям придется столкнуться с очередными вариантами перевода большинства имен и названий, причем не самыми удачными. Кроме того, все иллюстрации в русском варианте “Персонажей” оказались черно-белыми, тогда как оригинал был ярким и красочным. Впрочем, страшно подумать, сколько бы стоила полностью цветная книжка. К неоспоримым же достоинствам энциклопедий стоит отнести удобный формат и прочный жесткий переплет.
    В целом, появление на нашем рынке этих книг — хороший знак. Возможно, в скором будущем, особенно после премьеры “Мести ситов”, российским читателям станут доступны и многие другие интересные издания о “Звездных войнах” на родном языке. А вместе с ростом интереса к этой тематике, будем надеяться, возрастет и качество переводов.
    — Петр Зайцев aka PeterGreat

    Как мы оцениваем книги
    Мы оцениваем каждую книгу по десятибалльной шкале.
    Сюжет — то, насколько захватывает повествование, насколько непредсказуем сюжет.
    Мир — то, насколько глубоко проработан авторский мир, насколько он интересен и оригинален.
    Персонажи — то, насколько удались образы героев книги, насколько они продуманы, насколько логично их поведение.
    Стиль — авторский язык и манера изложения; все те элементы авторского мастерства, которые не описывают три предыдущих критерия.
    Качество издания — то, насколько книгу приятно держать в руках и листать. На это влияют и внешний вид, и иллюстрации, и полиграфия.
    Для переводных изданий мы также оцениваем качество перевода.
    Оценка “МФ” — общее впечатление наших рецензентов о книге. Она складывается с учетом всех остальных оценок, но не обязательно является их средним арифметическим.
    Сборники и нехудожественные произведения могут оставляться без оценки.
Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться