Google+
кАМША ЭПИК Мир Александра Волкова: Изумрудный город HELLBOY 100 фильмов
Версия для печатирецензии: «Как несколько дней...»

Меир Шалев «Как несколько дней...»

Оригинальное название: As a Few Days * Магический реализм * Вид книги: Роман * Пер.: Р. Нудельман, А. Фурман * Издательства: Иностранка * Выход:  2007 * Серия: Иллюминатор

У любви есть свои правила

Всякая история о любви содержит немного волшебства, но некоторые из них — больше прочих. Я не о феях-крестных и не о хрустальных гробах, но о тех совпадениях, которые так и хочется назвать чудесными.

Роман Меира Шалева «Как несколько дней...» — о них, о таких совпадениях. И хотя в нем появляются и Ангел Смерти, и еще один персонаж явно потустороннего происхождения, главное в этой книге — история любви.

Она охватывает почти столетие, эта история и эта любовь, и, как настоящее дерево, прорастает корнями глубоко в прошлое. Главные герои родились кто где, но жили в маленькой палестинской деревушке — из тех, где если готовишь обед, то каждый знает, что у тебя в кастрюле. Один из героев, Моше Рабинович, оказался «не тем ребенком»: мать хотела девочку и поэтому наряжала младенца в девичьи одежды и завязывала ему косу. Позже коса эта, отрезанная и спрятанная в шкатулку, сыграла свою роковую роль. Сам же Моше в конце концов вырос в обычного мужчину, женился на девушке, похожей на него (за вычетом того, что у нее коса была, а у него уже нет), и жил бы себе долго и счастливо, да вот после одного случая остался вдовцом...

Другой — скототорговец Сойхер Глоберман — всю жизнь больше интересовался коровами и деньгами, и совсем мало — людьми, но нажил свою, особую мудрость, и свой запах, от которого коровы приходили в ужас, и еще обыкновение добиваться всего постепенно, шажок за шажком.

А третьим был несчастный счастливец Яков Шейнфельд, которого угораздило жениться на невероятно красивой женщине, а после влюбиться в другую. Этот Шейнфельд разводил цыплят в инкубаторе да приглядывал за канарейками одного пришлого чудака-альбиноса, и еще сходил с ума от любви к Юдит, наемной работнице вдовца Рабиновича.

Такой вот любовный квадрат, куда уж всяким ромео и джульеттам! Все трое: и Рабинович, и Глоберман, и Шейнфельд — как есть втрескались в Юдит, каждый по-своему. И вся деревня гадала, как же там у них все обернется. Ведь эта Юдит — странная женщина, прибывшая издалека, со своими тайнами и своим темным прошлым. Она кричала по ночам от тоски и жила у Рабиновича в коровнике, и чуть-чуть выпивала в том коровнике — при открытых дверях! — с Глоберманом, и Шейнфельд, похоже, ей не был безразличен. Она и родила-то, представьте, вроде как от всех троих: так до смерти и не сказала, чей сын. А назвала сына Зейде (то бишь, «старичок»), чтобы Ангел Смерти, когда придет, удивился и решил, что ошибся.

Вот только Ангела Смерти можно обмануть, а любовь не обманешь, у нее свои правила. И так уж получилось, что Шейнфельду самому ну никак было не справиться с непосильной задачей: был он для этого то ли недостаточно мудр, то ли чересчур поражен любовью. Он не умел самых простых вещей, не знал, что все в мире подчиняется высшему порядку. Только странный военнопленный-беженец, итальянец, который умел подражать голосам всех зверей и птиц и говорить на любом языке, который только слышал, и делать все, что видел, — только этот диковинный выходец невесть откуда (не из «Баудолино» ли Умберто Эко?) спас Шейнфельда. Он научил безнадежного влюбленного и танцевать, и готовить, и шить свадебное платье. И объяснил: если все прочее будет готово — и стол, и жених, и гости, и платье — так разве невеста сможет не прийти?..

Но простые ответы — не всегда такие уж бесхитростные. И самые простые истории вмещают в себе больше, чем кажется. В узорчье слов, в ярких, наполненных звуками и запахами пейзажах, в хитросплетении сюжетных линий романа есть еще второй и третий слои смыслов. Вот современный вариант мифа о близнецах, вот бесконечный мотив предопределенности, а вот — рассказ о том, как люди, сами того не понимая, прибегают к помощи сверх-естественных сил...

Впрочем, а разве ж любовь не сверхъестественная сила? Вот то-то и оно.

Итог: а как так получилось, что вопреки приготовлениям, и магии беглого итальянца, и любви Якова Шейнфельда, свадьба все же не состоялась, я вам рассказывать не стану, и не упрашивайте. Эта книга хоть и не детектив, но тайн в ней предостаточно, и автор раскрывает одну за другой, каждую в свой срок, — так кто я такой, чтобы спорить с автором?!

Это интересно

Меир Шалев — израильский писатель и журналист. Его книги переведены на двадцать языков, в том числе — «Русский роман», «Эсав», «В доме своем в пустыне». Шалев много лет работал на израильском радио и телевидении, ведет сатирическую колонку в ведущей израильской газете «Едиот ахронот». Критики называют его Вуди Алленом из Иудейской пустыни и сравнивают с Маркесом за умение «создавать мир, наполненный удивительными событиями и фантазиями».

Цитата

И о моей маме говорил он — о ней, и ее воспоминаниях об украденной дочери, и о той броне, в которую она заковала свое тело. Она всегда поворачивалась глухим ухом ко всякому дурному слову и всегда, стоило появиться в деревне кому-то чужому, запиралась в коровнике и посылала Номи, как высылают вперед осторожные сяжки: «Сходи, Номинька, посмотри, кто там пришел».

Но и самая расчетливая осторожность не защищала ее сполна. Она старательно избегала встреч с тряпичными куклами в руках маленьких девочек и до последнего дня наотрез отказывалась перебирать или варить чечевицу. Но украденная дочь то и дело выпрыгивала, словно из засады, и била ее под дых. Она видела ее, когда размешивала молочный порошок в ведрах для телячьих поилок или нюхала цветы горошка, и думала о ней, когда видела наплывающее облако или распускающийся цветок, и вспоминала ее, когда слышала разговоры ворон, и когда всходило солнце, и когда умирала луна, а ночью ее распахнутые глаза помнили в темноте, а внутренности распарывал нож ее собственного вопля, потому что даже в самой темной темноте есть место, — так она сказала мне когда-то, когда я был слишком мал, чтобы понять, и слишком наивен, чтобы забыть, — в самой темной темноте, Зейделе, есть место для всех бессонных глаз, и для всех печалей, и для всех воплей.

Присутствуют

афористичность

красочные описания природы

попытка изменить судьбу

Отсутствуют

плоский юмор

погони и перестрелки

упыри, оборотни и кикиморы

СЮЖЕТ:    СЮЖЕТ: 8/10
МИР:    МИР: 9/10
ПЕРСОНАЖИ:    ПЕРСОНАЖИ: 9/10
СТИЛЬ:    СТИЛЬ: 9/10
КАЧЕСТВО ИЗДАНИЯ:    КАЧЕСТВО ИЗДАНИЯ: 8/10
ПЕРЕВОД:    ПЕРЕВОД: 10/10
Оценка МФ
9
Комментарии к рецензии
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться