Google+
Симбионты МИРЫ. DRAGONLANCE Григорий Распутин Вампиры нового Мира Тьмы
Рассказы читателей: Братья по разуму

Братья по разуму



«Человек, – сказал Платон, – это двуногое

животное без перьев». Тогда Диоген

ощипал петуха и со словами: «Вот твой

человек» – поставил его перед Платоном.

Пришлось Платону сделать уточнение:

«Двуногое животное без перьев и имеющее ногти!»



– Ну, запускай сканер, что ли.

Капитан Альденшварц обращался к главе научного отдела Дональду Маккинтайру. Формально, конечно, он мог и приказать, но они всё-таки были не на войне, а в исследовательской экспедиции. Капитан же рассудил: кесарю – кесарево, а кошке – кошкино. То есть он, капитан, не суётся в исследовательскую деятельность ксенобиолога, а учёный в ответ не учит его управлять кораблём (точнее, малым разведывательным судном класса Pioneer под названием «Фернан Магеллан»). Так и повелось.

– Уже в процессе, кэп. Придержите коней. Я же не мешал вам строить ребят с технической палубы по поводу и без повода, сжальтесь и вы надо мной!

Маленький и худощавый, ксенобиолог обладал живым умом… и на диво острым языком. Этот коротышка-шатен мог вывести из себя кого угодно. В отличие от него, капитан Фердинанд Альденшварц был статным мужчиной с волевым подбородком и соломенной шевелюрой. Выправка выдавала в нём бывшего военного. Капитанский мундир сидел на нём как влитой (в отличие от профессора, которому форма шла как корове седло). Это была весьма странная парочка, и за глаза экипаж прозвал их «Малыш и Крепыш».

– Ты имеешь в виду тот раз, когда они разграбили неприкосновенный запас спирта, а потом устроили гладиаторские бои ремонтных дроидов? Я бы не назвал это «без повода». – Вздёрнутая бровь явно чувствовала себя неуютно над серьёзными серыми капитанскими глазами.

– Да ладно тебе! Ну бывает, не рассчитали… Все скучают по дому. Даже я. Страшно сказать, скоро начну скучать даже по коммивояжёрам, что так раздражали меня на Земле. «Купите набор нетупящихся ножей и получите брелок с пандой в подарок!» – писклявым голоском передразнил он.

– Эх, ностальгия! Вот парни и развлекаются как могут. А чем ещё заняться в нашем бесконечном полёте в поисках братьев по разуму? Причём, заметь, до сих пор безуспешном! – Голос коротышки был полон сарказма, но внимательный собеседник заметил бы затаённую горечь. А уж каким-каким, но невнимательным Альденшварца назвать было сложно. На мостике повисло напряжённое молчание.

Правда, ненадолго. В рубке появился парень в форме техслужбы.

– Профессор, капитан! Сканер развёрнут, настроен и приступил к поиску! Мониторинг включён.

Маккинтайр довольно потёр ладошки. Альденшварц только хмыкнул.

– Хэх, давненько нам не попадались теоретически обитаемые планеты. Планета земного типа, гравитация 1.19 g, кислородная атмосфера. Что называется, свезло. Скрестим же пальцы на удачу! – с уморительной серьёзностью завопил ксенобиолог и действительно сплёл пальцы в какие-то загогулины. Капитан лишь пожал плечами.

– Я уже перестал надеяться.

Они дружно вперились в монитор наблюдения. Примитивный экран, отчаянно напоминавший допотопные армейские радары, был не чем иным, как высокочувствительным датчиком разумной жизни. Однако минута проходила за минутой, а ситуация не менялась. Постепенно радость возбуждения покинула их лица. Альденшварц сдался первым.

– Ну что же, как и на всех предыдущих. Зарегистрируй её и полетели дальше…

Но тут сканер громко булькнул. Ксенобиолог и капитан одновременно вскинулись. На лице арийца появилась робкая улыбка. Маккинтайр же вообще излучал придурковатое блаженство.

Бортовой компьютер запоздало отрапортовал: «Признаки жизни обнаружены! Признаки жизни обнаружены! Приступаю к выполнению инструкции 224 дробь бэ!» Но никто уже не слушал. Потому что и капитан, и профессор знали эту дурацкую инструкцию наизусть. «При обнаружении разумной жизни немедленно снарядить поисковую партию и высадить на планету. Приоритетным является поиск и нахождение разумных существ с последующим контактом. Состав поисковой партии определяется капитаном и главой научного отдела».

Посадочный бот пробивал облака, собирая на лобовом стекле коллекцию капель. Это была универсальная машина – могла переносить низкие и высокие температуры, влажность, разницу давлений вплоть до вакуума. Теоретически кораблик мог делать всё… только вот на практике это значило, что он делал всё не слишком хорошо. И теперь Малыша и Крепыша нещадно трясло в железном брюхе бота. Альденшварц, прошедший тренировки ВКС, терпел, но вот Маккинтайр был подозрительно зелёного цвета. Похоже, он удерживал свой завтрак внутри только лишь силой воли.

– Крепитесь, проф. Скоро приземлимся, – пытался подбодрить его капитан. Но у коротышки сил не осталось сил даже на то, чтобы кивнуть. Тогда Фердинанд отвернулся к иллюминатору, который был не настолько запотевшим, как лобовое стекло, и принялся изучать открывшуюся картину.

Планета напоминала бульон из бескрайнего болота с редкими островками суши вместо сухариков. Клочки почвы, напротив, густо покрывала густая растительность с огромными листьями. Гладкие стволы тонули в густых испарениях. Ну а больше разглядеть было невозможно из-за высоты – и так половину пейзажа додумывал взбудораженный мозг.

Угол падения бота резко изменился. Натужно взревев, включились форсажные двигатели днища. Маккинтайр из ровного зелёного цвета перекрасился в подобие пятнистого армейского камуфляжа. Капитан покосился на него сочувственно, но не сказал ничего. Тут с каким-то странным хрустом бот приземлился. Зубы арийца лязгнули, голова непроизвольно мотнулась. Профессор же просто вырубился. Капитан заворочался, чувствуя себя перевернувшейся черепашкой. Где-то с четвёртой попытки ему удалось отстегнуть ремни безопасности. Покачиваясь, словно после доброй пьянки, Альденшварц, опираясь на стенку, доковылял до шлюза и тяжело нажал кнопку аварийной разгерметизации. Громко зашипев, створки шлюза сложились, словно жалюзи. Внутрь кораблика ворвался воздух, наполненный незнакомыми ароматами. И незамедлительно все поверхности бота начали покрываться каплями конденсата. Потянуло болотом. Капитан мрачно пробормотал:

– Как-то это не согласуется с моими представлениями о курорте…

Чуть-чуть продышавшись, он пошёл приводить в чувство ксенобиолога. Расщёлкнув ремни, он ухватил коротышку под мышки и поволок к шлюзу. Маккинтайр оказался неожиданно увесистым для своих габаритов. Запыхавшись, Альденшварц прислонил профессора к переборке у шлюза. Спустя полминуты тот приоткрыл глаза. Глянув в проём люка, он хрипло спросил:

– Знаешь, что я думаю про эту планетку?

– Нет, – честно ответил здоровяк.

Не договорив, Маккинтайр рухнул на колени, и его, наконец, стошнило прямо в проём. Альденшварц несколько мгновений наблюдал за радугой, порождённой коротышкой, а потом констатировал:

– Согласен.

…Они уже довольно долгое время пробирались через джунгли. Альденшварц топал впереди, прокладывая дорогу. Вместо компаса дорогу ему указывал навигатор в стальном водонепроницаемом корпусе, висящий на поясе (конечно, в таком маленьком объёме не уместить мощных датчиков, так что навигатор просто принимал данные с приборов находящегося на орбите корабля). В правой руке Альденшварц держал тяжёлый автоматический бластер (десантная модификация), а в левой – портативную плазменную сварку. Причём использовал он её в качестве банального мачете.

– Извращенец, – буркнул профессор.

– Зато эффективно, – парировал Альденшварц, прорезая очередной гигантский лист.

Но главная причина недовольства коротышки Дональда заключалась в другом. Как член экспедиции, не обладающий достаточными боевыми навыками, он нынче выполнял роль вьючного ослика. Во-первых, он нёс рацию, – а килограмм на пять она тянула точно. Во-вторых, аптечка и паёк тоже были при нём. Ну и, наконец, последнее слово земной ксенобиологии – универсальный переводчик. Эта штука была основана на совершенно новой технологии телепатического соответствия. То есть она улавливала телепатические импульсы собеседника, а не звуки его речи. Но и весило это счастье почище древних трансформаторов с проволочной оплёткой.

Так что теперь Маккинтайр, которому и в лучшие времена было далеко до тяжелоатлета, стабильно обливался потом, беспрерывно проклиная судьбу, капитана и себя. Дышал он как загнанная лошадь и постоянно просил силача Альденшварца сделать остановку. В конце концов сжалившийся Альценшварц реквизировал у профессора рацию… но не более, ибо не мог позволить себе потерять боеспособность.

– А может, ты мне всё-таки объяснишь, почему мы полетели только вдвоём? – отдуваясь, спросил недоуменно Маккинтайр. С непроницаемым лицом капитан ответил:

– Потому что так романтичней.

Дональд моргнул. Временами было совершенно невозможно понять, шутит Фердинанд или нет, – выглядел-то он всегда одинаково. Пожевав губами, доктор спросил:

– Ну а если серьёзно?

– Если серьёзно, побоялся привлекать наших «фермеров». Застоялись, приключений ищут. А нам дело делать. Понадобятся – вызовем, – резко, как всегда, закончил капитан.

Официально звездолёт назывался «малый разведывательный корабль «Фернан Магеллан». Но сокращённо команда говорила просто «Ферма». Члены экипажа называли себя бедными батраками, а офицеров — злобными феодалами. Офицеры не оставались в долгу.

Дональд остановился и обиженно воздел очи горе. За это время капитан успел отойти на несколько десятков шагов. Обнаружив это, упитанный профессор, спешно перебирая ногами, засеменил вслед за ним. Ему совсем не казалась притягательной перспектива затеряться в здешних болотах и провести ближайшие несколько дней, выясняя, не водятся ли здесь пиявки.

Святая двоица уже в который раз прокляла планетку, высадку и сканер заодно. Альденшварц в очередной раз сверился с экраном навигатора, устало обернулся в сторону ксенобиолога и сказал:

– Почти. Если ошибка, пойдём назад.

Маккинтайр безразлично дёрнул головой. Размахивая плазменным орудием, капитан прорезал очередную стенку джунглей, и спутники вывалились на островок сухого пространства.

– Привал, – коротко объявил Альденшварц. Маккинтайр со стоном повалился на землю ничком.

Минут через двадцать, когда Маккинтайр оклемался настолько, чтобы начать язвить, их планы снова изменились. Миниатюрный навигатор запищал, предупреждая о близости цели. Капитан вскочил на ноги, держа в руке бластер, но потом, подумав, сунул его обратно в плечевую кобуру.

И тут на полянку выкатилось ЭТО. Сложно описать, какая картина предстала перед глазами исследователей, но потом они говорили так: «Здоровенная, метра три, мохнатая гусеница, с хвостом, тремя парами лап и загадочной улыбкой. Глаза огромные, как в глупых японских мультиках. Подушечки лап широкие, словно снегоступы». В целом существо напоминало гибрид гусеницы и Чеширского кота. В довершение картины по всей спине у него висели вьюки и сумки, а на голове красовалось нечто похожее на ковбойскую шляпу, побывавшую под танком.

Существо остановилось и несколько озадаченно уставилось на двух чужаков перед собой. Потом это чудо совершило несколько пируэтов, напоминающих традиционные ирландские танцы.

Альденшварц, стараясь не делать резких движений, прошипел ксенобиологу уголком рта:

– Расчехляй переводчик! Только медленно!

Судорожно сглотнув, коротышка осторожно приблизился к переводчику. Не обратив на это особого внимания, гусеничный псевдокот прекратил выделывать па и начал стрекотать и пощёлкивать, не отрывая глаз от людей. Осторожно, чтобы не напугать гостя, Маккинтайр щёлкнул рубильником питания – благо больше ничего делать было не нужно. Натужно загудев, агрегат включился, самостоятельно оценил ситуацию и приступил к работе. Конечно, сработал он не мгновенно, и часть пискощёлканья осталась непереведённой, но потом агрегат справился с поставленной задачей, и из динамиков начал доноситься немного отстающий перевод разглагольствований пришельца.

– …а наши глиндики – самые склизкие и качественные на много рагов вокруг! К тому же только сегодня – уникальное предложение! Вы можете приобрести четыре гнилостных шмакозявки по цене трёх! Без НДС, только для вас, только сегодня: всего лишь триста пундиков – и вы счастливые обладатели этих великолепных шмакозявок!

Лицо Маккинтайра стремительно вытягивалось. Он повернулся к невозмутимому Фридриху.

– Что за чушь он несёт? Что это значит?

– Это значит, что мы установили долгожданный контакт. А вообще, знаешь, нам несказанно повезло.

– Да? И в чём же? – казалось, коротышку вот-вот хватит удар.

– Мы, несомненно, нашли братьев по разуму. Только человек мог попытаться с такой наглостью впарить некондиционные глиндики первому встречному.

Маккинтайр несколько секунд беззвучно хватал ртом воздух, а потом начал смеяться. Смеялся он долго и со вкусом, почти истерически. Капитан, глядя на него, скупо ухмыльнулся. И даже псевдокот укрепил на морде загадочную улыбку Чешира. Такую человеческую улыбку…

2
ВСЕГО ГОЛОСОВ
1
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться