Google+
БЕСТИАРИЙ. ГЕТЫ Обмен разумов с Робертом Шекли Что делать, если вы... умерли? Сериал
Рассказы читателей: Башни власти

БАШНИ ВЛАСТИ

Все мысли в течении последней недели у меня были только об одном. Экзамен по философии. Чертовски важный, чертовски сложный. Я много учил и почти не гулял все это время. В моей голове отложились сотни страниц всякого бреда… ну не всегда бреда конечно, но все же. И вот этот кошмар заканчивается. Экзамен завтра утром. Осталась одна ночь…   

Обычно, если на следующий день было назначено что-то важное, то я долго не мог уснуть ночью. Лежал, думал об этом событии, волновался. Но сегодня, почему-то, всё было не так.

Я провалился в сон почти сразу.

Вокруг был лес. Огромные, никогда не виданные мною ранее, деревья уходили куда-то вверх, создавая там нечто вроде купола из переплетенных ветвей и листьев. Через его многочисленные прорехи струились солнечные лучи, виднелись голубые лоскуты неба. На земле расстилался ковер мягкой, зеленой травы. А прямо под моими ногами вилась едва заметная тропинка.

Странно, но я знал, что это сон. Неестественно яркий и живой – я, кажется, даже чувствовал лесные запахи – но всего лишь сон.

Впрочем, это было неважно.

Я зашагал по тропинке. Она бежала куда-то вперед, то почти пропадая, то появляясь вновь. Кажется, по ней редко ходили. Но я был уверен, что она приведет меня туда, куда должна, и я не потеряюсь, не собьюсь с пути. В конце концов, это же мой сон…

Иногда было слышно, как над головой перекликаются птицы, а один раз я заметил рыжую лисью шубку вдали. Лес был самым настоящим, он кипел жизнью – просто его обитатели стремились на всякий случай сойти с пути человека.

Я улыбнулся. Давненько не чувствовал я себя так хорошо! Свежий лесной воздух вдохнул в моё тело силы, которые и не снились обычному городскому обитателю. Эх, если б было можно остаться тут навсегда…

Тем временем, тропинка вывела меня на какую-то поляну. Ряды деревьев уходили вправо и влево, а прямо передо мной, всего на расстоянии каких-то ста метров, стоял частокол. За ним виднелись верхушки домов, кое-где валил дым, слышался заливистый собачий лай. Маленький городок посреди леса. Не городок даже – посёлок.

Ни минуты не сомневаясь, я направился к находящимся неподалеку воротам. Створки были раскрыты, возле них, облокотившись на копье, стоял стражник. На нем была синяя вышитая рубашка и зеленые, заправленные в сапоги, штаны. На широком кожаном поясе висели ножны с большим охотничьим ножом.   

Средневековье, подумал я, разглядывая его длинные, завязанные в хвост, волосы. Только одет он как-то странновато… Хотя чего удивляться? Это ведь сон…

Я заметил удивленный взгляд стражника, когда проходил мимо него. Но он ничего не сказал и не остановил меня. Я вошёл в город.  

Передо мной предстали ряды красивых, аккуратных домиков. По большей части одноэтажные, они были срублены из длинных досок и бревен, а потом раскрашены в различные цвета. Между ними сновали многочисленные люди в ярких, как будто праздничных одеждах. Несмотря на то, что некоторые из них носили с собой мечи, вид у горожан был мирный и радушный. Весело крича, на улицах резвились дети, вокруг них бегали собаки.

Я шел по городку без цели и направления. Он, кстати, оказался действительно небольшим – минут через десять показалась другая сторона частокола. На меня часто оборачивались, но безо всякого страха, скорее с любопытством. Я был одет в свою обычную одежду – светлые джинсы и майку – и сильно выделялся среди местных жителей. К тому же они наверняка знали друг друга в лицо…

Интересно! Снаружи поселок выглядел как в каком-нибудь девятом веке, но… не такие должны быть средневековые люди! Всё здесь было как-то по-другому. Более беззаботно, радостно, что ли… Не хватало того тягостного духа средневековья, про который я столько читал. Хотя, может это наши историки чересчур уж сгущают краски – а на самом деле всё было как сейчас?

Нет. Глупо так думать. Ведь это сон – по сути, моя собственная фантазия…

Спустя какое-то время я сидел в местной таверне. Или трактире – не знаю, как это у них называется, но на входе была нарисована здоровенная кружка пива. Интуитивно опустив руки в карман, я обнаружил несколько странных, блестящих монет. За две из них толстый мужик за стойкой согласился налить пол литра пива. Еще две остались у меня в кармане.

Я осторожно отхлебнул из кружки, ожидая, что не почувствую вкуса. Ничего подобного! Здесь всё было настоящим.

Я с удовольствием потянулся. Каждую ночь бы такие сны!

За соседним столиком сидело несколько местных жителей. Возле каждого стояло по паре пустых кружек, а сами они, забыв про выпивку, азартно играли в кости. Неожиданно один из них обернулся ко мне:

- Эй, парень! Давай с нами! Испытай свою удачу.

В реальной жизни я никогда бы не согласился на такое предложение, но это был сон… и здесь надо было идти до конца! Попробовать всё, что только можно. Я кивнул – и подсел к ним.

- Как тебя зовут? – спросил позвавший меня мужик.

- Виктор.

- Меня – Антон. А это – Ваня, Макс и Лёх.

Он так и сказал – не Лёха, а именно Лёх. Улыбнувшись про себя, я по очереди пожал протянутые руки.

- Что, ж, Виктор, мы тут играем очень просто. Изначально делаются ставки. Потом все по очереди кидают кости – у кого больше выпало, тот всё и забирает. У кого выпало меньше всех - платит вдвое больше, – он посмотрел на меня, - всё понятно?

Я кивнул. Что ж тут может быть непонятного…

Какая дебильная игра, думал я, наблюдая как все по очереди кидают кости. Нашёл куда ввязаться…

Поначалу мне повезло, я выиграл две монеты. И ещё одну. А потом как-то так получилось, что за три партии я проиграл столько, что остался не только без денег, но еще и должен… 

Когда мужики узнали, что платить мне нечем, от их радушия не осталось и следа. Глядя, как они переглядываются, я и испугаться-то толком не успел, как к нам подошел ещё один парень…

- Я заплачу за него.

 Само собой, на него все обернулись. 

 Он был среднего роста и обычного телосложения. Волосы чуть длинноваты, по нашим меркам. Из одежды, как и у всех тут, вышитая рубашка, но грязно-серая, а не яркая, как у остальных. Штаны такого же цвета. И – пронзительные голубые глаза, резко контрастирующие со всем его обликом.

Где-то я его уже видел… Знакомое лицо! Явно не здесь, а то запомнил бы. Где-то в настоящей жизни…

На лицах своих компаньонов по игре я заметил легкое отвращение, но не ко мне, а к нему. А когда Антон взглянул на меня, в его глазах мелькнула… жалость?!

- Сколько он должен? – спросил человек в сером.

Антон молча поднял два пальца. 

- Отлично, - незнакомец положил на стол две монеты и сел за наш стол.

Мужики взяли деньги и, дружно встав, пошли к выходу. Уже на пороге Антон обернулся, и мне снова почудилось сожаление в его взгляде…

- Кгм… - я откашлялся, - спасибо, что помог. Я уж и не знал что делать.

Незнакомец пристально смотрел на меня и молчал. Это немного нервировало, и я попытался продолжить разговор:

- Меня зовут Виктор, а как тебя?

И  снова молчание в ответ.

Не зря парни так на него косились! Он действительно какой-то ненормальный! Очень странно, учитывая, что он сам ко мне подошёл…

Вдруг он заговорил:

- У тебя есть семь часов, чтобы вернуть долг. Втрое против того, что я отдал. Если не успеешь – пеняй на себя.

Ничего не добавив, человек в сером поднялся и вышел из помещения.

Ну точно маньяк какой-то! Теперь шантажировать меня будет… Я не успел додумать. Что-то резко зазвенело, стены таверны дернулись, теряя свои очертания… И я проснулся.

Рядом с головой разрывался будильник. С трудом приподнявшись в постели, я отключил его. Девять часов! До экзамена по философии осталось каких-то пятьдесят минут! Следует поторопиться. Однако, какой необычный сон! Как будто в самом деле побывал там, побродил по лесу, поиграл в кости, остался должен какому-то человеку…  Это я точно надолго запомню!

Ладно. Сны снами, конечно, но сейчас у меня есть занятие явно поважнее. Ещё и ехать на другой конец города…

Встав с кровати, я отправился в ванну умываться.

* * *

Я сдал экзамен на пять. Единственный из всей группы. Не зря столько готовился. Гордый и довольный собой, я вернулся домой и до вечера играл в компьютер. А вечером… ну конечно же – отмечать! Поехали практически все. Пятнадцать человек из двадцати числившихся в нашей группе. Мы заранее заказали места в ресторане – хотя, на мой взгляд, кроме завышенных цен это заведение мало чем отличалось от простого пивняка – и шумно отмечали сданный экзамен. Впереди оставался только один английский – и прощай, сессия!

Под действием пива я вспомнил забытый было сон. Рассказал ребятам, но это не пробудило их интереса. Они быстро переключились на что-то другое. А я всё силился вспомнить откуда же знаю этого человека в сером из своего сна… Такое знакомое лицо…

Есть! 

Этого типа я порой встречал на остановке, когда ездил в институт. Обычный мужик лет тридцати-тридцати пяти на вид. Ничего особенного. Должно быть, ездит на работу по утрам. Явно живет в моем районе. Кем он работает, интересно? Наверное клерком каким-нибудь, судя по его внешнему виду. У меня таких «знакомых» - сотня, не меньше. И почему именно он мне приснился?

Чудеса…  

Домой я приехал уже поздно ночью, на такси. Стараясь не разбудить соседа, прокрался в ванну, умылся и пошёл в свою комнату спать.

Алкоголь вовсю бурил во мне, неудивительно, что я отрубился почти сразу. Удивительно было другое – я снова попал в тот же сон.

Я сидел в кабаке, один. Толстый бармен что-то протирал за стойкой. Казалось, не изменилось абсолютно ничего – я попал в тоже место, откуда меня вырвал звонок будильника. Но это было не совсем так. Здесь тоже прошло немало времени – за окном уже начинало потихоньку смеркаться - а в прошлый раз было утро… 

- Эй, друг! – окрикнул я бармена, - сколько прошло времени с тех пор, как отсюда ушла компания, с которой я играл в кости?

- Которой ты проиграл в кости? – сделав ударение на слове «проиграл», переспросил он, - да весь день почти. Часов восемь или девять.

- Спасибо. – пробормотал я.

Вот оно как! Значит, прошли те самые семь часов, что отвел человек в сером. И есть у меня такое недоброе чувство, что он заявится сюда за своими деньгами. Он ведь знает, где меня искать…

Встреча с ним не сулила мне ничего хорошего, пусть даже это только сон. Следовательно, надо было отсюда уходить.

Я принял правила предложенной мне игры. Хотите, чтобы все было как по настоящему? Хорошо, пусть будет так.

Я долго бродил по городку. Наступал вечер. На улицах, один за другим, зажигали факелы и какие-то странного вида лампы. Время от времени слышались женские крики, зовущие домой загулявших детей. Поселок готовился ко сну…

Отчего-то мне стало немного боязно от находящегося рядом леса, пусть он и приветливо встретил меня в прошлый раз. Утром он казался светлым и добрым, но в сумерках видневшиеся из-за частокола верхушки деревьев выглядели как-то чересчур уж мрачно…

Интересно, они на ночь закрывают ворота?

Я решил проверить и зашагал по направлению к ним. Ведь идти, по большому счету, мне всё равно было некуда.      

Ворота как раз собирались закрывать. И сейчас здесь стоял не один, как утром, стражник – а добрый их десяток. Все при оружии и какие-то встревоженные. А недалеко от них находился… тот самый серый человек! Только сейчас он был одет в черный костюм, к его поясу были подвешены ножны с мечом. Словно почуяв меня каким-то звериным чутьем, он повернулся. И пошел ко мне.

На долю секунды во мне пробудился испуг, но я тут же загнал его обратно. Это же сон! Чего бояться?

Я остался стоять на месте, пока не подошёл человек в черном костюме.   

- Ты принёс деньги? – резко и зло спросил он.

- Нет.

Он негромко засмеялся.

- Я так и думал. Теперь ты – мой!

Он махнул ладонью кому-то позади меня. Мне тут же заломили руки, я ощутил сильнейший удар по голове. 

Черт! Больно! Разве так может быть?! Разве во сне можно испытывать боль?!  И вообще по всем канонам я должен сейчас проснуться…

Ничего подобного. Сон продолжался. Сильно болела голова, но сознания я так и не потерял. Кто-то огромный поднял меня над землей и понёс следом за идущим впереди серым человеком. Мы вышли из посёлка, скосив глаза, я увидел, как за нами закрывают ворота.

Куда мы? В лес? Что они собираются со мной делать?! В эти секунды я забыл, что все происходящее – сон. Мне стало по настоящему страшно.

Но нет, похоже мои похитители остерегались леса не меньше моего. Старательно обходя встречающиеся одинокие деревья, мы подошли к двум стоящим рядом каретам. Выкрашенные в черный цвет, в почти сгустившихся сумерках они смотрелись поистине мрачно. Мне связали руки и ноги, а потом уложили в одну из них, что была больше. Я успел рассмотреть, что не один здесь – рядом лежали еще три человека, но, похоже, они были без сознания. Потом снаружи захлопнули дверь, и наступил мрак. Здесь не было окон.

А затем была скачка. Я чувствовал, что кони несут карету довольно быстро, их явно торопят. Каждая попадающаяся на пути кочка болью отзывалась по всему телу.

Мы ехали очень долго, а люди рядом со мной всё не приходили в сознание. Сам же я едва мог пошевелиться. И вновь я подумал, что во сне так быть не может. Не может быть обычного течения времени, когда ты тупо ничего не делаешь. Сон должен быть наполнен событиями, если уж тебя везут – то быстро! А тут время ползет хуже чем в реальной жизни. Долгое, сводящие с ума ожидание - это не для сновидений!

Наконец мы остановились. По-моему, прошёл уже не один час. Дверь кареты открылась, меня и других вытащили наружу. Высоко в небе светила луна. Было далеко за полночь.

Пока мне развязывали ноги, пинками приводили в сознание остальных, я пытался разглядеть, где мы находимся. Но, сколько не крутил головой, не видел ничего выделяющегося – деревьев, домов. Только голая земля… Хотя мне была открыта только половина обзора – я не мог развернуться и посмотреть, что за спиной.

Нас поставили рядом, всех четверых. Руки были по-прежнему связаны, да и не было сил сопротивляться.

Это сон! Это всё только сон. Странный, ужасный – но сон. Он скоро кончиться и я проснусь в своей постели! Надо лишь потерпеть…

Перед нами стояли двое – человек в черном костюме и какой-то громила за его спиной.

- Ну что, – человек у которого я имел глупость одолжить деньги шагнул вперед, - я, Вадим, приветствую вас на своей земле.

Он усмехнулся. Ох, какой недобрым и зловещим показалась мне его лицо!

- Добро пожаловать в рабство.

Я окаменел и уже почти не запомнил как нас, одного за другим, столкнули в какую-то глубокую яму…

* * *

Я долго лежал с открытыми глазами, прокручивая в голове всё со мной произошедшее. Это неправильно! Таких снов не должно быть! Ибо это не сон, а как вторая реальность какая-то! Человек должен отдыхать ночью – а после этой ночи я чувствовал себя усталым и разбитым, хоть и проспал девять часов подряд. Это нормально? К тому же как должен восприниматься обычный сон утром? Правильно, как легкое воспоминание, максимум – как просмотренный фильм. А я как будто прожил там всю ночь кряду – все девять часов. К тому же, второй сон начался там, где закончился первый. Что, если будет третий – и он станет логическим продолжением второго?

Бррррррррр! Об этом не хотелось даже думать. Я встал с кровати и пошёл готовить себе завтрак. Потом позвонил другу – и мы болтали два часа по телефону. Вроде как от мыслей о своих снах я немного отвлекся…

Вечером была качалка. Я ходил туда уже года три и добился кое-каких результатов. По крайней мере, штангу за сто килограмм держал в руках каждую тренировку. Но сегодня, как говориться, не шло. Кое-как пожав нужное количество повторов, я отдохнул как следует и принялся приседать. И тут меня ждало настоящее разочарование.

Привычно положив штангу на плечи, я сделал шаг назад. Глубокий вздох. Начали!

Ещё когда я уходил вниз, то почувствовал, что вес идет тяжелее, чем обычно. Но когда присел до нужной глубины и рванул обратно… нет, я встал, конечно. С кряхтением и перекосом. Три глубоких вдоха – и еще раз. И снова встал, но уже на самом пределе сил. Третий повтор я делать не стал, вернул штангу на стойки.

- Что с тобой? – спросил меня Олег, мой напарник по тренировке, - не собрался, наверное?

- Наверное.

Что еще можно было ответить? Если вес, с которым я работаю раз по пять, поддался мне всего лишь на два?

Перед следующим подходом я отдыхал минут пять. Но когда начал приседать – снова только два раза.  

- Черт! - я вылез из под штанги, - наверное, всё из-за этого дебильного сна.

- Какого сна? – спросил Олег, накидывая на штангу по пятерке с каждой стороны, на свой подход.

- Дебильного! Снится херня какая-то, а потом весь день разбитый, словно и не спал вовсе!

Я рассказал Олегу про свои ночные злоключения. Он, внимательно выслушав, хмыкнул:

- Удивительно. Никогда о таком не слышал.

- А я слышал, думаешь? Еще этот урод Вадим. Я же его и видел всего несколько раз – мельком!  А туда же, пожалуйста – он меня уже взял в рабство. Ладно б кто знакомый еще…

- Поймаем твоего Вадима и набьем, - пошутил Олег, забираясь под штангу, - пусть знает!

- Во-во. Хоть какая-то будет справедливость, - я улыбнулся.

- Всё, не мешай! Я приседаю.

В тот день, скинув вес на штанге, я сделал еще пару легких подходов и, растянувшись, пошёл домой. Настроение было не очень – но, в основном, из-за запоротой тренировки. Тогда ещё я не воспринимал свои сны всерьез и думал, что это скоро кончится… 

 * * *

Как и следовало ожидать, третий сон начался там же, где закончился второй. В яме. Только, как и в прошлый раз, прошло какое-то время – ночь закончилась, светило солнце. 

Яма была большой, можно даже сказать просторной – метров где-то восемь в диаметре. И глубокой – до её верха, закрытого деревянной решеткой, обычному человеку было не дотянуться.

Кроме меня, тут находилось четверо людей – та троица с которыми я ехал и еще один парень. Судя по всему, он уже давно тут сидел – худой, не бритый, в каких-то лохмотьях, волосы достают до плеч. Определить его возраст, хотя бы приблизительно, не представлялось возможным.

А эти трое… я только сейчас заметил, что они были одеты так же, как и я. В смысле как любой нормальный человек из нашего мира – в джинсы и футболки, а не холщовые штаны и вышитые рубашки, в которых щеголяли жители лесного поселка. Двое были помоложе, примерно мои ровесники, и один лет так двадцати пяти – двадцати шести на вид. Выглядели они так, будто только что очнулись.

- Опять… - неожиданно пробормотал один из них, - Боже, когда же это прекратиться?

Сумасшедшая мысль мелькнула у меня в голове. Хотя нет! Глупости! Такого уж точно быть не может! Но всё же, можно спросить – просто ради очистки совести…

- Ты ведь спишь сейчас?

Парень посмотрел на меня мутными глазами… и кивнул.

- Да. А вот ты мне только снишься. Но уже вторую ночь подряд…

Приехали! Я закрыл глаза, стараясь сосредоточиться. Наверное, у меня всё-таки серьезное психическое расстройство…

- Что ты сейчас сказал? – раздался другой голос, - это мой сон!

- Что?

Смех. Негромкий, недолгий.

Я открыл глаза. Смеялся заросший человек в лохмотьях.

- Это – твой сон? – он взглянул на одного из парней и снова засмеялся. – А ты, - кивнул он на другого, - думаешь, что твой? И ты, - это уже предназначалось мне, - что твой?

Он снова захохотал.

- Должен вас всех обрадовать. Это не ваши сны, хоть вы в них и участвуете. Это – его сон. Только его.

Он сделал ударение на слове «только».

- Чей – его? – недоуменно спросил молчащий до этого парень.

- Вадима, конечно же. Мы все в его сне – и в его власти.

Само собой, сказавшего это сразу обвинили в том, что он сам – всего лишь плод фантазии. И уставились друг на друга, в полной уверенности, что это касается и всех остальных. Я промолчал. Слова этого человека уже не казались мне бредом…

- Эй, внизу! Держите еду!

Решетку немного отодвинули, показалась чья-то противная рожа. Одну за другой, на землю кинули пять больших лепешек, на веревке спустили бочонок с водой.

Я не притронулся к еде. Еще чего не хватало, жрать какую-то дрянь в собственном сне! А вот воды выпил. Остальные «новички» поступили также.

- Не хотите есть? – снова засмеялся человек в лохмотьях, - ничего, это скоро у вас пройдет. А пока мне больше достанется!

Ему никто не ответил. И, докончив свою, он принялся за вторую лепешку.  

Прошло несколько минут, и сверху снова кто-то показался.

- Пожрали? Ну так вперед! Пора работать!

На пол ямы упал конец веревочной лестницы.

- По одному – пошли!

Я переглянулся с другими «новичками». Тот из нас, кто был постарше, пожал плечами:

- Терять-то всё равно нечего. Полезли, там разберемся.

- Правильное решение, - раздался сзади голос человека в лохмотьях, - но я чур первый. И вам, мужики, советую – лучше не дергайтесь, все равно уже ничего не исправить.

Странно было слышать обращение «мужики» от этого типа. Но я промолчал.

Мы выбрались на поверхность, и все, что мне оставалось, это тихонько присвистнуть, такой неожиданный открылся перед нами пейзаж. Слева, километрах в двух от нас, простиралась длинная полоска леса, уходящая за горизонт. Под нашими ногами лежал песок. И тоже до самого горизонта, только в другую сторону. Целая пустыня горячего, желтого песка. На чистом, без единого облачка, небе, светило солнце. Оно было еще невысоко, но пекло просто адски. А прямо передо мной возвышалось огромная, высотой с десятиэтажный дом, башня. Деревянная, что неудивительно – откуда здесь взяться камню? На её вершине была оборудована широкая площадка с четырьмя уходящими в небо кольями. Отсюда было видно, что там, наверху, что-то светится. Мрачным, багряно-алым светом.

На приличном расстоянии от первой башни виднелась недавно начатая стройка второй.

Вокруг находились такие же, как наша, ямы. Их тоже закрывали решетки, но сейчас они были откинуты, наверх выбирались люди. Много, целые десятки людей. Все волосатые, заросшие, в грязных лохмотьях. Я и те трое парней в джинсах были единственные, кто выглядел более-менее нормально. 

Между теми, кто вылез из ям, ходили другие. Здоровые, мускулистые, все они были аккуратно пострижены, в руках держали кнуты. За спиной у каждого был прикреплен круглый щит и короткий меч. Людей с кнутами было заметно меньше, чем оборванцев - человек восемь или девять, но, было видно, их боялись. Один из них подошел к нам.

- Что вылупились, как бараны? В общий строй! Вам скажут, что надо будет делать!

Пустыня… Лес… Люди в ямах… Башня с костром наверху… Нет, сомнений быть не должно. Всё это мне просто сниться. Я могу проснуться в любой момент. Это сон.

- Ну?!

Я посмотрел прямо на надсмотрщика:

- Да пошёл ты. Я ничего не буду делать. Тебя нет.

Его лицо тут же превратилось в уродливую гримасу. Черные глаза злобно блеснули:

- Чтооооооо?!

Я так и не понял, как он нанёс удар. Только почувствовал резкую боль в животе – и мелькнувший перед глазами песок. А надсмотрщик уже стоял надо мной и ритмично бил – по спине, плечам, ногам, животу.

Было больно, я что есть силы сжал зубы, чтобы не закричать. Но, к счастью, это быстро кончилось.

- Вставай, шваль, – надсмотрщик кивнул стоящим рядом, - помогите ему. Тебе еще надо работать, так что считай, что повезло, на первый раз. Второй будет намного хуже!

Это действительно не сон! Точнее, не просто сон. Здесь все реально. Даже боль. Куда же, черт возьми, я попал?!

В глазах других новичков я видел страх. В остальных – равнодушие. Должно быть, они часто наблюдали здесь что-то подобное. Желание бунтовать исчезло. И не только у меня одного…

А потом была работа. Адская, каторжная работа на самом солнцепеке. Несколько людей с топорами, под тщательным присмотром охраны, рубили деревья в лесу. Мы – таскали обратно в лагерь и распиливали на части. Кажется, ничего сложного - но это только первые два часа. Стволы были не просто тяжелые, а словно выточенные из камня.  Протащить такой два километра, даже если нас пятнадцать человек – уже подвиг. К тому же, они почти не поддавались нашим пилам. А ещё солнце. Дьявольский солнцепек и от него никуда не денешься. Воду нам дали ближе к обеду. Я пил долго, жадно – благо никто не отнимал. Без воды тут – верная смерть. Во время этого короткого перерыва я наконец-то познакомился со своими «сокамерниками». Моих ровесников звали Вова и Славик, того кто постарше – Игорь, а человека в лохмотьях – Иван.

А еще через два часа я подумал, что не дотяну до вечера. Огромная, колоссальная усталость разлилась по всему телу. Руки болели и не поднимались.        

Но я работал. Как и все остальные. Сбившись в кучу, мы шли к лесу, брали бревно – тащили обратно. Пилили. Пили воду. Шли к лесу. Брали бревно. Тащили обратно. Пилили. Пили воду. Шли к лесу…  

Сначала я недоумевал, зачем строить так далеко от деревьев – не нарочно же, чтобы столько тащить? Потом это ушло. Вообще, из головы ушли все мысли кроме одной - скорей бы это все кончилось. Казалось, еще чуть-чуть - и я не выдержу, упаду прямо на раскаленный песок. Но нет. Я держался. Пилил. Пил воду. Шел к лесу. Тащил бревно…

Дважды появлялся Вадим. Он на коне разъезжал по стройке, иногда останавливаясь, чтобы поговорить с кем-нибудь из надсмотрщиков. В широкополой шляпе, легких белых одеждах, Вадим разительно отличался от нас – грязных, потных и усталых.

Сученыш! Денег он мне занял до вечера… Ничего, я еще доберусь до тебя! Всякий раз, когда мой взгляд падал на  Вадима, во мне закипала злоба. Но он был далеко, и за ним повсюду следовали телохранители…

Только когда солнце стало склоняться к земле, мы закончили работать. Криками и ударами кнутов нас загнали обратно в ямы. Но никто и не сопротивлялся. Все, что хотелось делать – это упасть на землю и не вставать как можно дольше. Но, прежде чем отрубиться, я  буквально проглотил сброшенную сверху лепешку…

 * * *  

Утренний подъем был тяжелым. Все ныло, болело. Впрочем, чего ещё можно ожидать, если всю ночь тяжело работал? Лишнее доказательство, что это не просто плод моей фантазии. Хотя я уже и так не сомневался…

Весь день я валялся на кровати – нет, не спал, конечно. Спать-то как раз не хотелось совершенно. Просто отлеживался перед предстоящей ночью, отдыхал.

Каламбур какой. Обычно человек восстанавливается во сне, а днем ударно работает. У меня же все наоборот… Как долго я выдержу такой ритм? Надо будет занять денег и сходить к гадалке. Может быть она что-нибудь скажет? И найти Вадима, пока не поздно. Обязательно найти его!

Мне повезло. В пять вечера я вышел в магазин за продуктами. И, идя по улице, увидел Вадима, стоящего на остановке.

- Вадим!

Он обернулся.

Да! Всё правда! Это он! Имя-то совпадает - как во сне! Ну, урод, сейчас ты мне за все ответишь!

Подбегая, я заметил, что Вадим смотрит на меня с явным недоумением, словно в первый раз видит.

- Ну что, дерьмо! Попался? – я схватил его за грудки, - сейчас ты в другом положении!

Вадим смотрел на меня с некоторым испугом, но, без сомнения, удивленно.

- Ты кто такой? Что тебе от меня надо?

- А то ты не знаешь, чмо!

- Да что случилось? Отпусти меня!

- Заткнись, урод! Или я тебя прямо здесь уделаю! Заткнись!

Он врёт! Делает вид, что не знает меня, не знает, о чем я говорю! Грязное животное! Со мной такое не пройдет!

- Ты понимаешь, что я имею ввиду! Ты прекрасно это понимаешь, чмо, мразь, урод!

- Да я тебя в первый раз вижу! Отпусти!

- Ты взял меня в рабство! Ты сделал меня рабом на своей дурацкой плантации – там, во сне! Думаешь, я тупой, ничего не понимаю?! Ты так думаешь – а? А?!

Вне себя от бешенства, я выкрикивал это ему в лицо, изо рта у меня летели брызги слюны.

На нас стали обращать внимание. Причем симпатии окружающих были отнюдь не на моей стороне…

- Ты псих! Тебе лечиться надо!

- Я убью тебя, понял! Убью!

- Да какое рабство?! Какой сон?! Ты точно ненормальный! Я сейчас милицию вызову, если не отстанешь от меня!

Я отступил на шаг назад. Окружающие смотрели на меня с изрядной опаской. Вадим, так и вовсе с испугом. И ещё – он действительно не знал меня. В его глазах было непонимание.

- Откуда же я тогда знаю твое имя? – уже спокойно спросил я.

Вадим молча пожал плечами.

- Может, наркоман? – послышался чей-то тихий голос.

- Да, скорей всего. Накурился дряни какой-то, вот и пристает к людям. 

Только сейчас до меня стало доходить, насколько нелепо я выгляжу со стороны. Плюнув под ноги, я пошел прочь.

Итак, Вадим не виноват. Если бы он знал, то вёл бы себя по-другому. Нельзя так притворяться! Я-то ведь был в таком состоянии, что мог с ним сделать все что угодно! Вплоть до настоящего убийства. Так что, скорее всего он сам не знает, что регулярно появляется в моих снах. А его имя я вполне мог услышать где-нибудь раньше, случайно. Не запомнил, конечно – но в сознании отложилось.

Ладно, это не важно. Важней другое – с Вадимом или без, но сны то остаются! И они действительно необычные,  в них есть какая-то злая магия.

И назревает самый главный вопрос: что же, черт возьми,  со мной происходит?

* * *

 Теперь дни проносились быстро, очень быстро. И страшно медленно тянулись сменяющие их ночи. Наверное, даже рабам Древнего Рима не приходилось работать столько, сколько нам. Мы копали огромные ямы, рубили деревья, пилили доски. Под жгучим солнцем, на раскаленном песке. Ночь за ночью, каждую минуту, каждый час. Всё то время, что обычный человеческий организм отдыхает, мы возводили чертову башню. И она росла, становясь всё выше и выше, питаясь, словно древнее чудовище, нашим потом и кровью. За любое ослушание, любой проступок следовало наказание плетьми. Надсмотрщик равнодушно отсчитывал количество ударов, а человек под его кнутом кричал и извивался. На это было страшно даже смотреть…

Как-то среди провинившихся оказался и я. После наказания я, скорчившись, до конца ночи лежал в нашей яме, но на утро боль ушла. Я почти не чувствовал её весь день, а уже во время следующего сна работал наравне с остальными.

Первую неделю я еще пытался ходить на тренировку, но быстро отказался от этой затеи. Рабочие веса стремительно падали, да и не было, если честно, никакого желания заниматься. Всё что хотелось – это лежать весь день на кровати, пока была такая возможность… 

Я часто видел фильмы о том, как во сне человеческой жизни что-то угрожает. Хотя бы тот же самый Фредди Крюгер. Но тем, кто с ним боролся, было проще. Каждый сон был новым и только злодей – одним и тем же. А я словно попал в другую реальность. Пока я спал тут –  был там. Когда бодрствовал в нашем мире, то спал в том. Время там шло точно также как у нас, параллельным курсом. В фильмах о Крюгере герои были свободны в своем выборе, когда лечь спать. Я же, словно часы, отрубался в одиннадцать вечера и вставал в восемь утра.

Полный рабочий день – там.

Я существовал сразу в двух местах одновременно. Это подтачивало не только физически, но и морально. Я стал дерганным, нервным, злым. Стал мало общаться с друзьями и все больше и больше времени проводил просто валяясь на своей кровати, слушая музыку.

Я ходил к какому-то «магу» по объявлению. Он взял с меня две тысячи рублей и долго водил страшного вида амулетом над моей головой. Не изменилось абсолютно ничего...

Я часто видел Вадима, верхом на коне руководящего процессом стройки. Но он ни разу не подъехал ко мне, ничего не сказал. Но один раз я заметил его внимательный взгляд, скользящий по моему лицу…

Вновь внутри меня заколыхалось подозрение. Казалось бы, если это и есть настоящий Вадим из нашего мира, он не мог не отреагировать на моё нападение. Должен был отомстить в своей вотчине, мире снов. Но… Слишком долгий, слишком странный у него был взгляд…

На всякий случай, я решил проследить за ним. Стал чаще выбираться на улицу, ходить по району. И через несколько дней удача улыбнулась мне. Я встретил Вадима, возвращающегося откуда-то с двумя набитым пакетами в руках. Я проследил его путь и теперь знал, где он живет. Это немного успокаивало меня.

Тем временем мне становилось всё хуже. Мир снов всё больше и больше влиял на настоящий. После очередного наказания кнутом я обнаружил едва заметные рубцы на спине. Я осторожно коснулся их рукой, надавил. Больно! Пусть совсем не так, как там, но больно! Раны, полученные в том мире не переносились до этого в наш, бесследно исчезали. Теперь это было не так…

Дважды меня рубило в сон днем. Спонтанно, словно вдруг вкололи лошадиную порцию снотворного – и почти мгновенно. Оба раза все прошло практически одинаково. Я открывал глаза в мире снов. Вокруг было темно, царила ночь. Рядом спали мои сотоварищи по несчастью. Я лежал, словно скованный, не в силах пошевелиться, повернуться. Проходило несколько секунд – и я снова оказывался в нашем мире. 

Один раз к нам привезли троих новичков – их издалека было видно по чистой одежде и удивлённо-недоверчивому взгляду.

Боже, неужели я был таким же всего месяц назад?!  Глядя на них, я ужасался собой. И дело не только в том, что мои джинсы порвались в нескольких местах, а майка стала походить на половую тряпку. И не в длинной, колючей щетине на моем лице. Дело в другом. В сознании. Они были обычные люди. Удивленные, напуганные конечно – но верящие в то, что плохой сон быстро кончиться. Что это все ненадолго, что над их сновидениями властны только они сами. А я привык. Смирился. Приспособился.  Стал рабом. И это меня пугало больше всего.

Нет! Нет, нет, нет! Разве я признал чужую власть над собой? Над своим телом и душой? Я спрашивал себя это каждый день, каждую ночь. И, неизменно, отвечал – да. Да, признал. Я никогда не врал самому себе. Ведь я перестал воспринимать происходящее как нечто небывалое, мистическое. И, что страшнее, не старался с этим бороться. Все свободные дневные часы я просто отдыхал, восстанавливался перед ночной работой. По сути, я принял как данность, что теперь кто-то другой распоряжается тем, как проходят мои сновидения. И просто старался приспособиться к этому…

Хотя, с другой стороны, как с этим бороться? Как вообще бороться с таким? Там – невозможно, за тобой следят надсмотрщики и солдаты. Чуть что, сразу хватают - и под кнут. А здесь… Что можно сделать здесь? Не ложиться спать? Но человек не может без сна. Тем более, сон сам приходит ко мне. Одиннадцать часов – и ты засыпаешь. Да, неимоверным усилием воли можно продержаться еще полчаса. Как-то мне удалось не спать даже до двенадцати. Но смысл? Все равно итог один – ты оказываешься там. Путь даже на полчаса позже, чем обычно.   

Единственной моей зацепкой возвращения к нормальной жизни был Вадим. Из разговоров с товарищами по несчастью я узнал, что все мы из разных мест – Москвы, Петербурга, Орла, Читы, Красноярска, Перми… Чья-то злая воля собрала нас по всей стране. Несколько людей было даже из Белоруссии. Из своего же городка я был единственным… если не считать Вадима. Проклятого, ненавистного Вадима. Странное совпадение, не так ли?

Я много думал над этим и всё больше склонялся к тому, что он не может не быть непричастен к происходящему. Да, тогда на остановке он вел себя так, как будто ничего не знает и видит меня впервые. Убедительно, надо сказать. Тогда я поверил. Но… слишком далеко всё зашло. Это не просто плод моей фантазии. А, раз так, он должен иметь отношение ко всему этому.

Но что-то удерживало меня от окончательного приговора Вадиму. Слишком обычно, слишком мирно выглядел он в нашем мире. Совсем не тот жестокий рабовладелец, который обрек нас на всё это. Которого боялись даже  свирепые надсмотрщики. Который, бывало, лично забивал провинившегося раба до полусмерти…

Окончательно мои сомнения разрушил звонок Олега как-то утром. К тому моменту я был в рабстве уже полтора месяца…

- Здоров!

- Привет. Как дела?

- Да у меня-то нормально...

- Да? Намёк на меня, что ли? – я усмехнулся.

- Витек, мне надо тебе кое-что сказать… - голос Олега был необычно взволнованным и возбужденным, - в общем, ты, возможно, не такой уж и псих…

Я засмеялся.

- Долго думал? Я знаю, вообще-то, что я не псих.

- Витек, не язви. Слушай!..  Короче, я вчера разговаривал со своим дедом по телефону. Ну тот, который из Питера, ты знаешь. Ну и дай, думаю, про тебя расскажу. Ну про сны! Он же у меня тоже того, немножко. Оккультный, короче. Верит во всякую такую херню магическую, разбирается там в чем-то. Ну так вот – я начал рассказывать – а у него даже голос изменился! Серьезно! Выслушал меня полностью, и говорит, что ты нихрена не придумал! Что это все взаправду и очень серьезно!

Я даже перестал дышать, слушая друга. Дело в том, что я рассказывал обо всём происходящем со мной Олегу, но он так и не поверил мне полностью. Он допускал, что мне сняться странные сны, но считал это результатом расстроенной психики, а не чего-то иного. Когда я рассказал ему про мою встречу с Вадимом, он назвал меня психом и сказал, что «мне надо лечиться, а не на прохожих кидаться». Боль и усталость утром он относил исключительно к самовнушению. Переубедить его было невозможно, и я, постепенно, перестал делать такие попытки. А тут вдруг такое!

Олег, меж тем, продолжал:

- А знаешь, что он еще мне сказал? Что виноват во всем как раз этот парень, Вадим. Это он создал тот сон, в котором ты работаешь на него. Он строит какие-то там «Башни Власти», или что-то в этом роде – и с их помощью затягивает под свое влияние людей. И когда ты ему предъявлял, он просто сделал вид, что не при делах.

Вот оно! Я ведь так и знал! Всё дело в нём – в этом отморозке! Не может быть таких совпадений в этой жизни!

Теперь я знаю, что мне делать…   

- Спасибо, - медленно сказал я, - ты мне действительно помог.

- Это еще не всё! Дед на днях приедет к нам в гости. Он хочет увидеться с тобой.

- Увидится, - пообещал я, - нам, наверное будет о чем поговорить.

- Ага. Серьезно говорю – я чуть не офигел, такая у него была реакция, когда я про тебя рассказал. Да и вообще – я раньше-то тебе не очень верил! Но сейчас! Блин, с тобой действительно такое твориться! В голове до сих пор не укладывается! Это ж прям полтергейст какой-то…

- Это хуже. Когда дед, говоришь, приезжает?

- Послезавтра.

- Долго… - протянул я, думая совсем о другом…

Вадим. Во всём. Виноват. И живёт в двух шагах от меня. Сейчас только утро… 

- Что? Долго? Ты дурак, что ли? Говорю ж – он в Питере живет!

- А? Да не, Олег, не бери в голову. Это я так, задумался. Давай, созвонимся ближе туда, ок?

- Ок. Пока, Витёк.

- Давай, пока.  

…В пол пятого вечера я сидел в подъезде Вадима, на один лестничный пролет выше, чем находилась его квартира. И курил шестую за час сигарету. Говорят, что много курят те, кто нервничает. Херня! Я был абсолютно спокоен. Даже удовлетворен, можно сказать. Сегодня, наконец-то, всё решиться. В моем кармане лежал нож. Хороший, крепкий нож из английской стали. Его в своё время мне подарил отец, когда мне было ещё шестнадцать лет. Один удар – и всё. Этот кошмар закончиться, я вернусь к нормальной человеческой жизни. Мне в любом случае нечего теперь терять. Так чего нервничать-то? А сигареты… Ну просто хочется курить, вот и всё. Все равно делать пока больше нечего…

Я ни минуту не сомневался в невозможности ошибки.  «Хозяин» из мира сновидений и мирный обыватель Вадим – одно и тоже лицо. Слова Олега лишь подтвердили мои собственные догадки. И моя рука не дрогнет убить такого. Он заслужил смерти. Тем более, это освободит многих, не только меня.

Я усмехнулся. Полтора месяца назад разве я мог о таком подумать? Чтобы вот так, самому, убить человека?

 Ха! Дикое существование кует дикие сердца. Моё одичало от безжалостно палящего солнца, от адской работы, от скотского обращения, от боли. Что-то повернулось во мне за этот короткий-то, в общем, срок. Я забыл цену человеческой жизни. Я перестал быть цивилизованным человеком.  По крайней мере, пока. Так разве не справедливо, что я обращу свою новоиспеченную жестокость против того, кто виноват во всем этом?!

Вадим. Как много для меня в этом имени…

Вадим…

Прошло полтора часа. Я докурил пачку и теперь просто сидел, облокотившись на стенку подъезда. Изредка проходили люди, косились на меня – но молчали. Возможно, они смогут опознать меня потом, после убийства – я не боялся этого. Мои мысли были о другом…

Неожиданно, я почувствовал слабость во всём теле. Бессильно упали руки, стали смыкаться глаза, пропало желание двигаться…

Нет! Только не сейчас, нет!

Поздно. Сон покорил меня уже через несколько секунд. Я очнулся в том мире.

- Вставай, урод! Просыпайся, я кому говорю!

Меня хлестал по щекам наш надсмотрщик, Гаврила. Увидев, что я открыл глаза, он довольно ухмыльнулся.

- Наконец-то! Хрен вас разбудишь, дармоедов! Горазды дрыхнуть!

 Само собой, сейчас была ночь. На тёмном небе, посреди целой россыпи звёзд, тускло светила луна. Решетка нашей ямы была откинута, и сверху на меня смотрели пять или шесть темных фигур. Ещё трое были в яме – Гаврила и два незнакомых мне солдата с короткими копьями в руках. Надсмотрщик держал какой-то странный сосуд…

А мои сокамерники, что неудивительно, спали крепким сном. Чтобы разбудить их требовалось нечто большее, чем просто громкие звуки – ведь на самом деле они сейчас наслаждались реальной жизнью. Как я две минуты назад…   

Я почувствовал страх.

- Что вам от меня надо?

В ответ раздался дружный хохот.

- Сейчас узнаешь, раб. Дай мне руку!

Я сжался и сделал шаг назад, к стене. Что они хотят со мной сделать? Сейчас, ночью, когда все спят?

- Раб, май мне руку! – уже злее повторил надсмотрщик, - ну?!

Они не могут убить или покалечить меня! Я ведь им нужен! Я работаю на них… С моей смерти нет никакого прока!

Видя, что я не подчиняюсь, стоящие за надсмотрщиком стражники бросились вперед. Мгновение – и я уже на земле.

- Вот так, – удовлетворенно  проговорил Гаврила, - зря дергался. Теперь только хуже будет!

Он рванул майку, оголив моё плечо. Я не мог не то что сопротивляться, но даже пошевелиться – стражники держали крепко.

- Что… ты… хочешь?

- Сейчас увидишь, - Гаврил полил мою руку, от кисти до плеча, жидкостью из сосуда.

  В ноздри ударил резкий, неприятный запах. Я еще не успел понять, что это такое, как увидел вспышку перед лицом, и…

   - Ааааааааааааааааааааааа!

 Боль! Невозможная, нечеловеческая боль! В мгновение ока моя рука превратилась в костер!

 Мразь! Дерьмо! Урод!

 Боль затмила разум, я сам не понял, как скинул двух стражников и оказался на ногах. Я ничего не видел кроме пламени на своей коже, ничего не чувствовал кроме дикой боли. Весь мир сузился до микроскопических размеров.

Мне казалось, прошёл час – на самом деле всего несколько секунд. Всё закончилось.

Мокрый насквозь, я сжался в углу, баюкая пострадавшую руку. Огонь погас, боль почти ушла. Люди сверху смеялись и прятали пустые ведра…

- Ну, что я говорил? – задрав лицо, крикнул Гаврила, - почти что настоящий бензин! Давайте, поднимайте нас!

Слабость…

Головокружение…

Тьма…

Я снова в подъезде у Вадима. Чёрт! Ожег на пол руки! Конечно, он меньше чем был бы, произойди всё это в нашей реальности, но, с другой стороны, всего три недели назад не осталось бы вообще ничего! Мир снов всё больше и больше влиял на этот…

Я прикоснулся к ране – и зашипел от боли. Нужна будет какая-нибудь мазь!

Но только не сейчас. У меня ещё осталась одна боеспособная рука – и я свершу задуманное. Тем больше причин сделать это…

…Лифт остановился на нужном мне этаже. Я привычно спустился на несколько ступенек вниз, выглянул…

Наконец-то.

Вадим. 

Он открывал дверь своей квартиры и не обернулся на звук шагов позади. Но я не хотел бить в спину.

- Вадим!

Он развернулся резко, как дикий зверь. И на этот раз не стал делать вид, что не узнает меня. Он всё понял. Понял, зачем я пришёл.

Слова были излишни. Я не ошибся – и этого было достаточно.

Я ударил.

Нож глубоко вошел в дерево двери и застрял намертво. Я слишком переоценил себя и недооценил Вадима. Он оказался чересчур ловок, сумел увернуться – и ударил в ответ.

Во все стороны брызнула кровь. Я упал на пол, руки инстинктивно обхватили разбитое лицо. Но Вадим тут же оказался рядом, поднял меня – и ударил еще раз. И снова боль, снова кровь, снова я на земле.

Что же ты? Не хочешь бить лежачего? В благородного играешь? Давай, бей! Какая уже разница? Я всё равно проиграл. Мррррразь!

И он, словно услышав, стал бить. По корпусу, рукам, ногам, голове.     

- Да ты тупее чем я думал! – произнес Вадим несколько минут спустя.

- Мразь… - разбитые губы шевелились с трудом, каждый звук отдавался болью.

- До тебя дошло наконец-то, что к чему – и ты решил разобраться с этим раз и навсегда, правильно?

Подъезд большой, многолюдный… Кто-нибудь да должен будет пройти мимо...

- А вот нихрена! Нихрена у тебя не выйдет! Даже если бы ты достал меня здесь – там бы ничего не изменилось! Ни-че-го. Но тебе этого не понять.

Пусть говорит что хочет… Только бы кто-нибудь прошёл мимо…

- Я простил тебе тот раз, на остановке. Но я был неправ. За наглость надо наказывать. Нет, я не убью тебя сейчас. Но твоя жизнь станет намного хуже – там…

Что это? Неужели кто-то вошёл в подъезд? Шаги…

Похоже, Вадим тоже их услышал.

- Жди, мы скоро встретимся, - с этими словами он скрылся в своей квартире. Щелкнул замок…

* * *

Вадим не стал марать руки сам. Он поручил грязную работу одному из своих надсмотрщиков... Это было больно. Очень больно. И долго – всю ночь. Всю длинную ночь…

Но боль была не самым ужасным. В конце концов, сейчас она уже почти прошла…

Отчаянье. Во что было хуже всего. Отчаянье и страх. Мерзкое чувство безысходности в моем мозгу, моем сердце. Шесть недель, ночь за ночью, я работал на Вадима. Мне казалось тогда, что хуже этого ничего не может быть. Какая наивность!

Я хорошо запомнил взгляды своих «сокамерников», когда они, усталые, вернулись в нашу яму. На их лицах был самый настоящий ужас. А ведь меня специально пытали так, чтобы не нанести увечий, не повредить тело… Должно быть, это тоже входило в план Вадима – наверняка такие зрелища стимулируют хорошо работать… Тем не менее, я отходил весь следующий день и всю ночь. Заканчивалось строительство второй башни, работа кипела в удвоенном темпе, а я валялся в яме и смотрел на небо. И это отнюдь не из-за чрезмерной гуманности надсмотрщиков…    

На утро второго после пытки дня я уже мог нормально передвигаться. Только я не чувствовал радости по этому поводу. Ведь впереди новая ночь. А потом еще. И еще одна. Что захочет сделать со мной Вадим? Отправит для разнообразия на работу – или снова пригласит своего мастера? Ведь теперь я более-менее оклемался, вытерплю следующую порцию. Куда ему спешить? У него впереди много времени…

Час назад я попытался снова достать Вадима. Хоть ходить было ещё тяжеловато, я добрел до одного своего знакомого и, наплетя всякой чуши, выпросил у него травматический пистолет...

Только не получилось на этот раз засады. Придя к Вадиму, я обнаружил дверь чуть приоткрытой, а саму квартиру – пустой… Добрая соседка объяснила, что «они еще вчера уехали, да поспешно так – даже вещи не все забрали!» Само собой, она не знала куда…    

В пору было сесть на ступеньки и застрелиться прямо там. Единственная ниточка к моему спасенью оборвалась. Отныне я буду встречаться с Вадимом только на его территории… Тем не менее, я дошёл до своего знакомого и вернул пистолет. Даже улыбнулся ему, по-моему. Пусть уж лучше запомнит меня таким…

…Когда зазвонил телефон, я, стараясь хоть как-то отвлечься от печальных мыслей, пересматривал первого Терминатора. Второй тоже хороший, конечно, но первый мне нравился гораздо больше. Впрочем, вторую часть я тоже собирался пересмотреть – сразу после первой.

- Алло.

- Здорово!

- Олег. Ну привет.

- Чем ты там занимаешься? – мой друг говорил быстро и нетерпеливо.

- Кино смотрю. Терминатор называется.

- Ну ты даешь! Ещё б Робокопа посмотрел, или там Мортал Комбат!

- Отстать. Что хочу, то и смотрю.

- Ладно, это всё лирика! Давай, вырубай комп – и дуй ко мне! Дед приехал! Он хочет поговорить с тобой.

 Точно. Олегов дедушка. А я и забыл про него совсем. Хотя, что он теперь мне скажет? Вадим-то в любом случае уехал, его не найти…

- Хорошо, я сейчас приеду.

- Давай, ждем!

Всю дорогу я пытался представить каким окажется Олегов дед. Должно быть совсем уже сгорбленный и дряхлый, ведь, по словам внука, ему было уже за девяноста…

…Но нет. Передом мной сидел человек несомненно старый, но явно не дряхлый. Прямая, несмотря на годы, осанка, довольно широкие плечи и крепкие, сильные руки. Коротко стриженные седые волосы, лицо в сетке морщин и пронзительные, ясные глаза серого цвета. Шестьдесят с чем-то, максимум семьдесят лет, никак не больше.  

- Здравствуйте… я Виктор.

- Здравствуй, Виктор. Меня зовут Александр Николаевич.

Он протянул руку и я подивился какое у него крепкое рукопожатие.

- Что ты будешь? Чай, кофе?

- Спасибо. Чай, наверное.

- Олег, - повернулся Александр Николаевич, - принеси нам чай.

Олег кивнул и молча скрылся на кухне. Мы остались вдвоем и я ощутил какую-то непонятную робость под внимательным взглядом этого человека. Он молчал. Не смел заговорить и я. Наконец, вернулся Олег.

- Ну что, Витя. Расскажи мне свою историю, - промолвил Александр Николаевич, помешивая чай ложкой.

- Но дед! Я же тебе уже всё рассказал! – возмутился сидящий рядом Олег, - ты и так всё знаешь!

- Помолчи. Я хочу чтобы он – легкий кивок в мою сторону – поведал всё сам. Говори, Виктор.

И я начал. Всё ещё испытывая непонятное стеснение, я рассказал всё от начала до конца. Как я впервые оказался в лесу и вышел к городку, как проиграл в кости и Вадим заплатил за меня, как я стал его рабом… Рассказал про огромную башню с чем-то светящемся наверху. Про то, как мы возвели вторую такую же. Про мою попытку убить Вадима и последующую за этим месть. Про его неожиданный отъезд и охватившее меня отчаянье…

 Я сам удивился, как долго говорил. Но Александр Николаевич ни разу не остановил, не перебил меня. Он внимательно выслушал мою историю и, лишь когда я замолчал, заговорил сам:

- Странно, что Вадим выбрал именно тебя. Вы ведь живёте в одном городе и, мало того, даже недалеко друг от друга. Никогда не слышал о таких глупых поступках…

Не слышал о таких глупых поступках? Это сказано так, словно обо все остальном, что я рассказал, он слышит каждый день!

Должно быть, недоумение отразилось на моем лице. Александр Николаевич усмехнулся и продолжил:

- Не буду говорить тебе о том, что это всё не бред и не галлюцинации. Ты знаешь это даже лучше меня… Я, давно… очень давно сталкивался с тем же самым… Только тогда было хуже… - он на секунду замолчал, словно что-то вспоминая - Ладно! Речь не обо мне. Слушай. Этот твой Вадим каким-то способом завладел самой могущественной вещью, о которой я слышал - кристаллами. У них, по-моему, даже нет названия – те кто когда-нибудь говорили о них и так знали, что имеют ввиду. Мне неизвестно их прошлое – откуда они появились в нашем мире, кто создал их. Я даже не знаю сколько их вообще существует в природе. Но это не столь важно. Важно то, с чем ты уже и сам столкнулся – их сила. Кристаллы могут творить собственную реальность. Хотя нет, не совсем так. Они помогают человеку – своему владельцу, сделать реальным то, что до этого было всего лишь его фантазией, пусть и неосознанной. Они могут материализовать сны. Хотя и так будет не совсем правильно. В общем, большинство знающих людей сходятся на том, что где-то существует мир, подчиненный силе кристаллов. Они могучи, но бездушны – как силы природы - поэтому их мир пуст. Но человек с их помощью может преобразовать часть его так, как хочется ему. И чем больше у него кристаллов, тем большую часть мира он может он подчинить. Конечно, это в идеале. Есть и свои ограничения. Сотворить что-то отличное от нашей земли невозможно – и не оттого, что кристаллы слабы, а потому что ни у одного человека не хватит силы разума для этого. Да и не для людей создавались такие игрушки…

Обычно всё сводится к тому, что реальность получается как бы сама, больше под бессознательным влиянием человека. Хотя, конечно, в какой-то мере отражает его сущность. К примеру, твой Вадим возможно и хочет что-то изменить в своем мире – но не может. Зато владельцы кристаллов вольны в другом – с обитателями созданной реальности…

Александр Николаевич отхлебнул из кружки и покосился на Олега. Тот широко открытыми глазами смотрел на деда. Должно быть, сказанное произвело впечатление не только на меня… 

- Итак, - продолжил старик, - жить там могут только такие же люди, как и владелец кристаллов. И тут уже он сам способен отбирать население своего мирка. В частности, выбор Вадима пал на и тебя, Виктор. Каждый надсмотрщик, каждый раб – все они попали туда по его воле.

- Подождите! А как же жители городка, про которых я вам рассказывал? Они тоже – люди?

- Нет. Они – плоть созданной Вадимом реальности, возникли точно также, как горы, леса и реки. Они – сама природа, если можно так сказать. У Вадима нет власти над ними, ему дозволено управлять лишь такими же людьми как и он сам, с нашего мира. Человек не сможет причинить им вреда, впрочем, как и они человеку.

Впрочем ладно, мы отвлеклись. С обитателями мира схема довольно простая – чем больше у владельца кристаллов, тем больше он может держать людей в своем мире. Но человек не может работать с такой силой напрямую. Ему нужна помощь, материальная форма. И единственной такой формой может стать Башня Власти. То, что вы строите в мире Вадима. Чем больше Башен, тем выше его могущество. А, значит, больше жителей в его царстве. Башни Власти – вот во что всё упирается. Без них он – ничто. 

Александр Николаевич замолчал и в упор посмотрел на меня.

- А если уничтожить Башни… что тогда?

- Если не останется ни одной Башни Власти, владелец потеряет нити управления своим миром. А кристаллы никогда не дают второй попытки. Созданная реальность перестанет существовать.

- А люди? Что будет с ними?

- Люди вернутся к обычной жизни в нашем мире. Вряд ли забудут произошедшее, конечно – но своими снами будут управлять сами, как встарь.

Я много узнал от Александра Николаевича в тот вечер. О империи, существовавшей еще до рождения моих родителей, где высилась почти сотня Башен Власти и обитали тысячи людей. О том, как она пала, и кристаллы рассеялись среди множества новых владельцев. Узнал про то, что новичку, недавно попавшему в такой мир, не страшна смерть – она, наоборот, станет для него избавлением. Но если погибнет тот, кто прожил там хотя бы несколько недель, то нить его жизни оборвется и в нашем мире. Узнал о том, что моя затея убить Вадима была для меня совершенно бесполезна – он перестал бы существовать только в одной из двух реальностей и полностью перешел в мир Башен.

Я узнал столько, что хватило бы на написание целой книги, если бы я того захотел. Но мне было нужно только одно – избавиться от того ада, что создал Вадим. И теперь я знал, как это сделать. 

Надо было уничтожить Башни.

* * *

Этой ночью, впервые с того момента как я здесь оказался, мы не работали. Только что было законченно строительство второй Башни, и Вадим теперь доводил финальные штрихи. Точнее, как я теперь знал, устанавливал кристалл. Само собой, лишние глаза ему не были нужны – и рабам ничего не оставалось, как разговорами коротать время в своих ямах. Впрочем, неожиданному отдыху все были только рады. А мне это вообще было на руку – появилась возможность детально обсудить свой план с товарищами по несчастью. 

 - А откуда он всё знает, этот твой… Александр как-то его там? – спросил Игорь, когда я закончил свой рассказ.

   - Александр Николаевич. В молодости он тоже жил в мире Башен. Только, само собой, другом. Там было намного больше людей и Башен, чем у нас.

- Он был надсмотрщиком? Иначе откуда он знает саму структуру? Нам-то ведь никто не рассказывает.

- По его словам там не было ни надсмотрщиков, ни рабов. Там вообще всё было по-другому, чем здесь.

- Хм. Интересно. А как же он оттуда вырвался? Тоже уничтожил Башни?

- Он не говорил мне. Да и какая разница? Главное, он сказал, как можем вырваться мы! 

- А все равно интересно…

- Хватит трепаться, - неожиданно прервал его Иван, - давайте лучше поговорим по существу. Я так понял, у нас только две возможности освободиться – или убить самого Вадима, или снести эти чертовы Башни. Так?

Я ждал подобных слов.

- Да, так. И у меня есть план…

…В конечном итоге, после долгих споров и обсуждений, все поддержали мою идею. Мы были полны решимости, даже вполне реальная опасность смерти не могла нас остановить. Нам было нечего терять… 

* * *

 За нашими спинами гигантским костром полыхала громада Башни Власти. Языки пламени перепрыгивали с бревна на бревно, с доски на доску, высовывались в узкие окна-бойницы, становились всё  длинней,  сильнее, ярче. Толстые клубы черного дыма, уже закрывшие собой половину неба, валили вверх. Стоял неописуемый жар,  резало глаза, было тяжело дышать. Время от времени  срывались пылающие обломки, и далеко вокруг разносился жуткий треск пожираемого огнём дерева.

Мы уничтожили одну Башню. Но, тем не менее, проиграли. Добраться до второй нам было уже не суждено…

А начиналось всё хорошо. Дождавшись, когда была наша очередь идти за бревнами – Вадим готовился возводить третью Башню – мы атаковали. Нас было пятеро против четверых вооруженных надсмотрщиков, но на нашей стороне была внезапность и целый десяток других рабов из отряда, которые, увидев как поворачивается дело, ринулись в драку. Мы буквально растерзали четырех ублюдков, да так, что они даже не успели выхватить мечи. До леса было еще далеко, там никто не увидел того что произошло. И снова внезапность на нашей стороне. Пять трупов надсмотрщиков, два наших – и полторы дюжины вооруженных топорами лесорубов присоединяются к восстанию.

Тем, кому не досталось никакого оружия, наскоро вырубили колья – и двинули обратно к лагерю, освобождать остальных. И только когда мы были уже близко, надсмотрщики наконец поняли что к чему. Стычка была яростной, но короткой. Количество сражающихся было примерно одинаково с каждой стороны, и нас уже начали было теснить, как сзади налетели работающие в лагере рабы. Почти что безоружные – кто с пилой, кто с молотком, а кто и просто с палкой – они брали своей яростью и бесстрашием. Зажатые с двух сторон, надсмотрщики разбежались, оставив на песке добрый десяток своих тел. А мы занялись возвышавшейся невдалеке Башней. 

Как теперь уже понятно, мы потратили на неё чересчур много времени. Пока вышибли тараном дверь, справились с засевшими внутри стражниками и  залили Башню найденной в лагере бензиноподобной жидкостью – прошло не менее часа. 

И когда мы, опьяненные от свободы и вседозволенности, двинулись ко второй Башне, на нашем пути встали успевшие перегруппироваться надсмотрщики. И на этот раз их вёл сам Вадим. 

Казалось бы – что нам эти двадцать человек? Нас втрое больше, мы сметем их со своего пути даже не заметив!

Мы сошлись. Под нашим напором стражники подались назад, кто-то упал, но они, тем не менее, устояли.

- Тесни! – заорал кто-то, - немного осталось!

Мы атаковали как безумные. Да мы и были безумны в тот момент – что-то дикое, нечеловеческое проснулось в каждом из нас. Цивилизованная оболочка слетела в один миг, с яростными криками бросались мы на наших врагов. Слишком долго эти люди издевались над нами! И теперь, когда у нас появился шанс отомстить, мы не собирались его упускать! 

Казалось, победа совсем рядом – протяни руку да возьми.

Но что-то шло не так. Наша ярость столкнулась с яростью защитников Башни. Они тоже ненавидели нас – и слишком хорошо понимали, что их не ждёт пощада. Стражники отбивались с отчаяньем приговоренных к смерти. Звон оружия заглушал крики раненных, песок под ногами покраснел от крови. Но это были НАШИ раненные и НАША кровь. Надсмотрщики потеряли всего несколько человек и теперь сами теснили нас обратно, к горящей Башне за нашими спинами.  

Как такое может быть? Их втрое меньше! Ведь не так, совсем не так все шло до этого!

И тут я увидел Вадима. Он бился среди своих воинов, с длинным мечом в одной руке и треугольным щитом в другой. Его было невозможно остановить, невозможно ранить – но его клинок раз за разом входил в человеческие тела. И стражники вокруг него рубились как-то яростнее, лучше – оружие каждого из них было окрашено кровью.

Ну конечно! В своем мире владелец кристаллов обладает чем-то большим, чем простая человеческая сила. Следовало догадаться!

Выронив топор, дико заорал мой сосед справа. А через секунду упал сам - его плечо было рассечено до середины груди. Показалось красное лицо стражника – и тотчас другой восставший кинулся ему под ноги, повалил на землю. Они, сцепившись, покатились по песку, но я был уже рядом. Ударил дважды, с силой вонзая лезвие в податливое тело. Протянув руку, помог встать своему – и мы вместе ринулись в бой.

Мы всё равно победим! Нас – больше! Правда на нашей стороне!

Как-то так получилось, что мы бились уже посреди  лагеря, расположенного в тени горящей Башни. И здесь, между палаток, стройматериалов и сваленного мусора, бой распался на множество поединков и одиночных схваток. Началась самая настоящая резня, где каждый уже сам за себя. Я бросился на огромного стражника, но он легко отбил в сторону мой меч, и в свою очередь, что есть дури ударил щитом мне в лицо.

Закричав от боли, я поскользнулся и упал. Кто-то перепрыгнул через меня, раздался звон стали, крик. И, сражу же – еще один. Повернув голову, я увидел, как прежде чем упасть, окровавленный стражник разрубил голову одному из наших. Другой повстанец, должно быть тот, что перепрыгивал через меня, уже лежал на земле.

Только сейчас я отчетливо понял, что нам не победить. Не добраться уже до второй Башни. Бой еще шёл – противники яростно бросались друг на друга - но слишком мало осталось своих, навскидку едва ли полтора десятка человек. Стражников было вдвое меньше, но, благодаря силе Вадима, они разменивали троих за одного своего.

Вадим.

Мой взгляд остановился на нём. Он был на противоположном от меня конце лагеря, дрался против кого-то из наших людей. Его щит превратился в жалкий огрызок, по плечу стекала кровь.

Значит, не такой уж ты неуязвимый. Тебя всё-таки можно достать. Можно убить. Это твой мир – и только ты виноват в том, что произошло здесь сегодня. Смерть всех этих людей на твоей совести. И пусть я не могу уничтожить вторую Башню подобно первой – но до тебя я дотянусь. Ты ответишь мне за всё.

Это будет моя справедливость.

Я встал на ноги. Поднял меч и лежащий на земле обломок копья два локтя длинной. Меч в правую руку, копьё в левую – я готов, Вадим.

Владелец кристаллов сильным ударом разрубил грудь своему противнику.

Я медленно шёл вперед.

Он развернулся – и увидел меня.

Ненавижу!

Как и тогда, на лестничной площадке, он понял, что я хочу. Откинул в сторону разрубленный щит и двумя руками сжал рукоять меча.

Глаза в глаза.

Он пошёл мне на встречу.

Победить – и умереть.

Ты недостоин жизни.

За тобой вся сила твоего мира – но правда на моей стороне. И, если Бог действительно существует – я не уйду один.

Мы сходились. Лагерь уже горел, огонь перекинулся с Башни и сейчас замыкал кольцо. Ни на секунду не затихал бой – с яростными криками оставшиеся в живых кидались друг на друга, рубили, кололи, кто потерял оружие – кусал и душил врага. Но слишком мало их было – и с той, и с другой стороны. Всё шло к взаимному уничтожению.

Нам не было до этого дела. Мы перешагивали через огонь, обходили катающихся по земле людей. И – смотрели друг на друга.

Только друг на друга. 

Неожиданно раздался громкий хруст – невольно, все кто был ещё жив, подняли головы – и объятая пламенем махина Башни Власти стала заваливаться набок. Сначала совсем медленно, но потом, набирая разгон, всё быстрей и быстрей. Я стоял, не в силах пошевелиться, сдвинуться с места и не мог оторвать взгляд от этого зрелища – величественного и страшного одновременно…

Когда она рухнула, то содрогнулась земля. Во все стороны полетели горящие обломки, никто не смог устоять на ногах. Я упал, автоматически закрыв голову руками. И подумал, что Башня легла как раз между нами с Вадимом...

Ничего. Это не остановит меня.

Что-то острое несильно толкнуло меня в бок. Я скосил глаза… и обалдел. Длинный – сантиметров тридцать – но тонкий, как рукоять копья. Ограненный с шести сторон,  светящийся багряно-алым светом – да так, что больно глазам. Кристалл.   

Я встал на одно колено, протянул руки. Он был очень горячий и жёг ладони, но я не обращал внимания на боль.

Так вот какой ты. Вдохновляющий жизнь в уродливые Башни, дающий человеку огромную, немыслимую власть – и приводящий к смертям и разрушениям. Владеющий собственным миром, могучий – но бездушный.

Было в нём что-то завораживающее, магическое. Я смотрел, не отрываясь – забыв про бушующий вокруг огонь и сражающихся людей. Забыв про Вадима. Забыв про всё.

Что-то ударило меня между лопаток. Что-то огромное, тупое, раздирающее. Оно прошло сквозь всё тело, одежда на груди стала бугром, тут же прорвалась – и показался  железный наконечник копья.

Секундой позже пришла боль.

И всё-таки, прежде чем упасть на землю, я успел повернуть голову и встретиться взглядом со своим бывшим надсмотрщиком Гаврилой…

* * * 

Я открыл глаза. Белое. Везде, куда не кинь взгляд, белый цвет. Белый потолок, белые стены… Я чуть повернул голову, это немедленно отозвалось болью во всем теле. Так и есть… Белые простыни, на которых я лежу. Огромный белый аппарат над головой…

Больница? Но как? Как я попал сюда? Как вырвался из того мира? И… ведь меня же убили?

Что-то сжимало мою грудь, не давало дышать. Я приподнял простыню. Бинты. Белые, как и всё здесь. Моя грудь была вся замотана бинтами. И – я дотронулся – болела.

Значит не привиделось, нет. А я уже понадеялся, что всё произошедшее – обычный сон. Как бывает в книгах. В конце герой просыпается в своей кровати и понимает, что ничего страшного не произошло и у него просто чересчур бурная фантазия…

Но как тогда?! Как?! Как я спасся?!

Открылась дверь и, в сопровождении врача, вошёл Олег.

- Вот видите, ему уже лучше. Я поговорю с ним наедине, ладно?

- Только несколько минут. Я вернусь за вами.

- Хорошо.

Хлопнула дверь. Мы остались вдвоем.

- Привет, - сказал я.

- Ну привет, мученик.

- Ты знаешь… что произошло?

Олег кивнул.

- Дедушка обо всем догадался. Он сказал – поехали к Виктору, ему нужна наша помощь. Мы приехали, но ты не отвечал на звонки и не подходил к двери. Тогда мы выломали её, вошли в квартиру – и увидели тебя. Ты лежал на полу, весь в крови, а руках сжимал красный кристалл.

- Всё правда… Но как… как я вырвался оттуда? – говорить было тяжело, при каждом вздохе грудь наполнялась болью.

- Дедушка говорит, кристалл спас тебя. Он признал в тебе нового хозяина – и, при опасности смерти, вынес из чужого сна.

- Мы проиграли… ничего не получилось – там. Мы разрушили только одну Башню… Вадим остался жив… Теперь… следующей ночью я снова… попаду к нему…   

Олег покачал головой:

- Нет. Отныне никто не сможет затащить тебя в свой сон. По крайней мере, пока рядом с тобой эта штука.

Наклонившись, он достал из-под кровати картонную коробку. Откинул крышку…   

Кристалл. Тот самый. Прекрасный, необычный, завораживающий. Сейчас, в нашем мире, светится совсем тускло – но от его багряного свечения по-прежнему невозможно отвести взгляд…

Багряный -  цвет крови, пришло на ум неожиданное сравнение. А ведь на нём была моя кровь… 

- Всё, хватит, - Олег спрятал кристалл на прежнее место.

Стало немного легче.

- А теперь, Витёк, запомни самое главное, что велел передать дедушка – этот кристалл должен стать для тебя самой дорогой вещью. Пока он рядом с тобой – ты спишь спокойно. Если ты его потеряешь, или у тебя его украдут, или просто оставишь в городе, а сам куда-нибудь уедешь – то Вадим сразу вернёт тебя в свой мир. Кристалл – твоя единственная защита. Ты понял?

Какой у тебя странный дед, подумал я. Всё-то он знает…

Олег говорил еще что-то, но я его уже не слушал. Другие мысли теснились в моей голове. Говоришь, держать эту красную штуку всё время при себе? Это значит – всю жизнь бегать от Вадима. Всю жизнь бояться, что потеряю чертов кристалл, или его украдут, позарившись на внешний вид, или еще что-нибудь. Всю жизнь – забившись, в страхе.

Нет, дорогие мои, так не пойдет.

Я ещё встречусь с тобой, Вадим – но уже не на твоем поле.

Ведь у меня теперь есть кристалл.

А, значит, я могу возвести свою Башню Власти…

19 - 29 апреля 2007   

10
ВСЕГО ГОЛОСОВ
6
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться