Google+
На злобу дня. У нас это невозможно? Плагиат в фантастике КЛАССИКИ. ФРЭНК ГЕРБЕРТ АРСЕНАЛ. МЕТАЛЛУРГИЯ Журналисты
Рассказы читателей: Успешная вылазка

Успешная вылазка

(из серии "Как это было на самом деле")

Если вы хотите, чтобы ваши рассказы также были опубликованы на компакт-диске и/или сайте “Мира фантастики”, присылайте их на электронный адрес . Статьи появляются на сайте спустя 2-3 месяца и более после публикации в журнале.

Вот чего я никак не ожидал, так это встретить среди этих дикарей колдуна третьей ступени: свет души такой же сильный, как и у моего наставника, только среди голубых волн мелькают бирюзовые прожилки. Невысокий, кряжистый. Кожаная накидка с бронзовыми бляхами, на каждой имя одной из сил.

Я откинул полог и втащил уснувших часовых внутрь. В тёмной глубине шатра была видна лишь толстая колонна занавеси вокруг постели. Надо было мне, дураку, сразу обратить внимание на неестественную тишину, но шатёр ведь был царский, и покой властелина могли оберегать со всем тщанием.

Как оказалось, покой действительно оберегали на редкость добросовестно. Только я отвёл край занавеси, чтобы наметить удар, как по углам вспыхнуло несколько тусклых светильников, пространство замельтешило чёрными бликами от лезвий и наконечников и смяло меня мощными вонючими телами, появившимися буквально из ниоткуда. Невероятным усилием я высвободил правую руку и толчком перелил в неё часть силы, однако чья-то лапища оборвала жест на середине, передавила жилу маны и ободрала голубую дымку с моей кисти. Боль была дикой, но как-то удалось сдержаться и не заорать.

Рука тем временем скатала ману в небольшой комок и небрежно уронила его в жаровню, стоявшую у пустой (пустой?!) постели. Над углями полыхнуло, через миг ровный жёлтый свет залил всё вокруг.

Пламя, разбавленное магическим жаром, согревало и холодило одновременно. Меня прижимали к земле три грузных здоровяка в куртках из бычьей кожи, так что дышалось с трудом. Остальные вражеские солдаты, числом около десятка, наставили мечи — настороженно, но без видимой боязни. Заросшее смуглое лицо склонилось надо мной, тяжелая рука легла на лоб.

— Оставьте его, — бросил колдун, поднимаясь на ноги. — Это всего лишь мальчишка.

Обездвижившие меня воины на удивление проворно вскочили и смешались с остальными. Я тоже встал, болезненно кривясь (помяли всё-таки довольно сильно).

Колдун подошёл, тычком в грудь бросил меня на ворох шкур и, что-то нашёптывая, связал ноги у лодыжек тонкой верёвкой. Затем выпрямился и взял меня за руку.

— Как тебя зовут?

Лгать и запираться не было смысла — он и так явно жалел меня, используя прикосновение вместо обычного заклинания боли, на котором рано или поздно ломаются все без исключения.

— Гай Муций.

— Ты собирался убить царя?

— Да.

— Достаточно умён, чтобы говорить правду... Это хорошо. Писца в соседнем шатре ты убил?

— Это всё-таки был писец?

— Да. Говорил я дураку что богатые наряды его когда-нибудь погубят. А как ты понял, что это не тот человек?

— Я увидел, чем он занимался перед смертью. Царь не стал бы писать сам.

— Ты действительно умный и, очевидно, способный мальчик, — негромко произнёс колдун. — Но умеешь пока очень мало. Почему — ты? Почему не старшие?

— А больше некому, — тоскливо признался я. — Старших у нас было трое: Максимилла и Альбий погибли в стычке с гамфасантами три года назад, через месяц после того, как я к ним пришёл, а наставника в прошлом году покалечило в драке с мантикорой, он теперь только и может, что молодых обучать. Я был лучшим учеником...

Колдун не сказал ни слова, вздохнул и вышел из шатра, жестом приказав воинам следовать за ним.

Я подождал немного, затем уселся поудобнее и задумался. Развязать наговорённый узел, разумеется, не получится. Надеяться на милость этрусков — даже не смешно. Освободиться своими силами я смогу только после гибели колдуна. Но справиться с ним — скорее этруски выберут меня царём вместо Порсены.

Хотя...

«Дети, — говорил наставник на одном из уроков, — самое дорогое для человека — это жизнь, непоправима лишь её утрата, остальное исправить можно. Заклятиям, о которых я начну вам сегодня рассказывать, обычно не обучают таких желторотых юнцов, как вы; подобные знания слишком дорого обходятся. Однако времени для повышения ступени нет. Храни вас Юпитер, чтобы огненный вызов демона так никогда и не пришлось применить, но если когда-либо вам будет противостоять мастер, это даст хоть какой-то шанс выжить».

Жаровня как раз рядом, огонь уже поглотил достаточно маны — пусть и против моего желания. Надеюсь, киммерийский демон, о котором наставник рассказывал на последних занятиях, окажется достаточно хорош, и моего врага ждёт очень неприятная неожиданность.

Впрочем, вряд ли мне сейчас будет приятнее.

Я закрыл глаза и дотронулся до огня правой рукой.

Укус. Ещё укус. Пламя вцепилось в руку и не отпускает. Кровь проступает сквозь поры и сразу же свёртывается, комки прикипают к трещащей коже, мясо оплывает и стягивается вокруг кости.

Использую ману, чтобы хоть немного унять боль, однако полностью заморозить руку не удаётся. Зубы сжаты, но читать заклинание как-то умудряюсь.

В шатёр заглянул мальчишка-конюх — очевидно, любопытствуя, отчего так несёт горелым. При взгляде на мою руку, лежащую на углях, его передёрнуло, а затем стошнило — уже снаружи.

Около занавеси начал проявляться силуэт, похожий на небольшую пантеру с очень коротким телом и огромной головой. С каждым мгновением он становился плотнее, обретал цвет — багровый с белыми прожилками, словно у освежёванного козла. Вокруг него затеплилась лёгкая розовая дымка: чистая мана.

Теперь остаётся молиться, чтобы мой враг появился вовремя.

Удивительно, но боги иногда внимают нашим мольбам. Почти в тот самый момент, когда демон открыл глаза, полог шатра откинулся, и вошли два воина с копьями, колдун и какой-то...

Это и есть Порсена?! О боги, да ведь он чуть старше меня!

Увидев оружие, демон зашипел и, недолго думая, выпустил в сторону этрусков язык бледного пламени.

Колдун с неожиданной лёгкостью отскочил вбок и отрывисто выругался на незнакомом языке. Лента огня пролетела рядом с его плечом и пронизала шкуру шатра насквозь, не оставив на ней следа.

Солдаты, стоявшие позади колдуна, растерялись, не понимая, с чего так странно ведёт себя их начальник. Демона они, понятно, увидеть не могли, но выставили копья перед собой.

А вот Порсена видел! Тихо скомандовав солдатам "Назад!" (те подчинились беспрекословно) и не отрывая глаз от демона, он медленно двинулся в другую сторону, вытягивая за нитку нашейный амулет.

Монстр переводил взгляд с одного противника на другого, очевидно, выбирая более слабого. Колдун тем временем что-то бормотал под нос и по очереди касался своих бляшек. Под его сапогами возник и начал быстро подниматься вверх широкий круг с металлическим отблеском — маг теперь словно стоял на дне высокого сосуда, в который наливали воду.

Демон зашипел громче и припал к земле. Ещё один огненный выдох, в сторону царя — амулет вспыхнул прямо на шее у юноши и рассыпался чёрной пылью. Колдун прервал заклинание и махнул рукой в сторону демона; того отшвырнуло к стенке шатра, однако бестия стремительно перекатилась на ноги и без промедления бросилась на мага. Вокруг этруска ярко блеснула синеватая плёнка, но голова зверя пробила её и ударила колдуна прямо в грудь. Человека спасла сила прыжка: демон, сбив его с ног, не удержался и пролетел над ним. Молниеносно развернувшись, он опять прижался к земле, хлеща по бокам толстым хвостом.

В это время в игру вступил Порсена: подавшись в сторону демона, он с силой швырнул в его сторону пригоршню какого-то порошка, пустой коробок отлетел мне под ноги. Демон зарычал, замотал головой и прыгнул вслепую. Царю удалось уклониться от прыжка — чудом, но удалось, и колдун, который за эти секунды успел подхватиться и дочитать заклинание, сграбастал Порсену и втянул его внутрь блестящего столба. Теперь в нём за серебрящейся гладью, крепко держась друг за друга, стояли две полупрозрачные фигуры.

И тут я вспомнил, что это была за колонна. Вспомнил и понял: всё впустую. Напрасно учитель мучился от жестокой головной боли, укрепляя мою память, зря младшие ученики делились со мной этим вечером крохами своей ещё бесцветной маны. И руку я сжёг тоже без всякой пользы.

Наставник говорил, что редкий маг сумеет воспользоваться Шлемом Плутона — одним из самых сложных заклинаний нашего мира. С его помощью можно сделать находящихся внутри участка, на котором оно действует, невидимыми для любого существа с магической кровью. А затем спокойно переждать, пока оно не вернётся в свой мир. Мне не повезло встретиться именно с таким мастером.

Чудовище недоверчиво обвело глазами шатёр, шумно вздохнуло — и повернулось ко мне. Круглые, широко расставленные глаза на хищной морде уставились на меня без всякого выражения.

Если вызванный для битвы демон не обнаружит противника, подсказала услужливая память, он обязательно нападёт на того, кто его призвал, и будет атаковать, пока не истечёт срок вызова. Или пока не придёт конец неосторожному чародею.

Я был опустошён. Почти вся мана, которой меня снарядили для этой вылазки, была потрачена на часовых и писца, отобрана колдуном и съедена вызовом монстра. Если я даже перестану снимать боль, всё равно слабенького Щита Юпитера хватит на пару мгновений, не больше.

Демон глубоко вдохнул и открыл рот, собираясь испустить струю пламени, но внезапно словно огромная дубина ударила его по голове. Оглушённый зверь уткнулся мордой в землю, а я, не веря себе, глядел на то место, где лишь мгновение назад виднелся серебряный столб. Зеркальные лоскуты быстро таяли в воздухе, среди них стояли с поднятыми руками, тяжело дыша, колдун и Порсена.

Любое заклинание, произнесенное внутри пространства, ограниченного Шлемом, необратимо разрушает его — всплыли в голове слова наставника.

Впрочем, демон не собирался настолько легко расставаться с жизнью. Не успели этруски собрать ману для повторного удара, как он вскочил и с остервенением бросился на них. Маг оттолкнул юношу, но сам не успел убраться с пути монстра, и огромная огненная голова ещё раз ударила его в грудь. Зубы демона впились в куртку, прокусывая бронзу, толстая бычья кожа задымилась. Упавший колдун пытался бороться, но чудовище вгрызалось всё глубже.

Сосредоточившись на одном противнике, демон совсем упустил из виду второго. Вместо того, чтобы броситься на помощь другу, Порсена в течение пары долгих секунд перегонял ману между ладоней, сведенных перед собой, затем торопливо раскатал пылающий шар в тонкое копьё и, перехватив его обеими руками, ударил демона наискосок прямо в глаз.

Зверь завизжал, рванулся изо всех сил, но копьё пронзило голову насквозь. Судорога выгнула тело демона, он дёрнулся ещё пару раз и завалился набок. По замершему на полу шатра телу поплыли тёмные разводы, оно начало плавиться, ссыхаться и через короткое время растаяло совсем, оставив после себя лишь пятно сажи.

Юноша бросился к колдуну и начал лихорадочно водить над ним руками. Я упал на землю и тоже пополз к ним, отталкиваясь здоровой рукой и извиваясь всем телом. Порсена нервно оглянулся, занёс надо мной руку, но затем с силой сжал её в кулак, отвернулся и продолжил вливать в мага свою силу.

— Не надо, это без толку, — вдруг раздался сдавленный голос колдуна в тот момент, когда я добрался до него и закрыл глаза, чтобы сосредоточиться на оставшемся запасе маны.

Глаза-угольки потускнели и закатились. Юркая струйка крови перелилась через губу и исчезла за воротником.

— Уходи, — прохрипел колдун.

— Но учитель, я... — растерялся Порсена.

— Отпусти его, — послышался шёпот.

Порсена закусил губу и медленно выпрямился.

На верёвке вспыхнули и погасли искры...

Я поднялся с земли; верёвка сползла с лодыжек сама.

— Ты свободен, — устало бросил Порсена, не поворачивая головы.

— Я пришёл, чтобы убить тебя, — проговорил я неспешно. — Я не могу ударить тебя в спину. Вставай, будем драться.

— Я не стану убивать человека, ради которого отдал жизнь мой учитель, — Порсена не глядел на меня, но в голосе чувствовалась поистине царское упрямство. — Кроме того, я не сражаюсь с увечными и теми, кто заведомо слабее меня.

— Я всё равно никуда не пойду, — произнёс я, баюкая в ладони огарок, в который превратилось предплечье. Зола осыпалась лёгкими сизыми хлопьями. От боли мутило, но продержаться я мог ещё долго: оказывается, маны в меня закачали больше, чем казалось раньше. — Если я отступлюсь, то предам своих.

Долгое молчание.

— Тогда уйдём мы, — внезапно произнёс Порсена, так же решительно.

Я застыл на месте, раскрыв рот.

— В окрестных селениях воины взяли уже достаточно, чтобы не взбунтоваться. Если я отдам им свою долю — умолкнут даже самые недовольные. А теперь иди. Я сейчас приставлю к тебе провожатого. Для войска сам придумаю какое-нибудь объяснение. Да уходи же, скотина, не испытывай моего терпения! — вдруг застонал юноша.

Прежде чем выйти из шатра, я торопливо наклонился, собрал пригоршню пепла с груди этрусского колдуна в тонкий платок, лежавший у изголовья постели, и спрятал в складках одежды напротив сердца.

6
ВСЕГО ГОЛОСОВ
22
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться