Google+
ШОН БИН Путеводитель по «Звездному пути» ARMAGEDDON черновики лукаса
Рассказы читателей: Плененный богатством

Плененный богатством

Если вы хотите, чтобы ваши рассказы также были опубликованы на компакт-диске и/или сайте “Мира фантастики”, присылайте их на электронный адрес . Статьи появляются на сайте спустя 2-3 месяца и более после публикации в журнале.

— Грэтхан! Грэтхан! — кричала, обливаясь слезами, светловолосая Кьюри.

Уже третий день кряду она бродила в поисках возлюбленного, но найти его никак не могла. Лес был велик, и Кьюри это знала, однако бросить Грэтхана на съедение лесным хищникам не хотела, хотя и понимала бесполезность свою против них. Случись ей действительно набрести на стаю волков — да хотя бы на одного волчонка! — она не смогла бы сделать им что-то существенное, кроме разве что грибного бульона, который готовила в совершенстве. Жаль только, что волков одной похлебкой не накормишь: обязательно потребуют мяса…

Осенний лес, к ноябрю покрывшийся предзимней дремой, на чужака реагировал неохотно и безрадостно. Поначалу и вовсе не замечал, но с каждым новым шагом Кьюри все больше и больше ощущала его противление: хлесткие порывы ветра в лицо выбивали слезы, корни деревьев так и норовили заплести ноги, а сухая листва громко шуршала под сапогами, словно привлекая внимание рыскающих по роще хищников.

Кьюри это не останавливало, и она храбро шла дальше, с каждым предсмертным хрустом попавшего под ноги листа замирая сердцем. Дорогая заграничная косметика, подаренная назойливым женихом, давно стекла под градом слез; колени испещрили синяки да ссадины, пальцы на ногах опухли и ныли: даже сапоги не спасают от ушибов.

На четвертый день девушка сломалась.

Поиск Грэтхана, безрассудный и глупый, закончился полной неудачей: ее возлюбленный умер либо от голода, либо от волчьих зубов. Прожить четверо суток в лесу, питаясь лишь поздними ягодами и листвой (голыми руками вряд ли еще что-то добудешь), даже Грэтхан, ее чудесный Грэтхан, ни в жизнь бы не смог. У него не было набитого едою мешка и острого боевого ножа, как у нее.

Значит, он мертв.

Грэтхан, ее великолепный Грэтхан — мертв!

Кьюри хотела было заплакать, но едва первая слеза скатилась по щеке к подбородку, раздраженные глаза и кожа загорелись странной сжигающей болью. Девушка схватилась за лицо и тут же отдернула пальцы: на щеки словно бросили горсть угля.

Как-то неожиданно, разом, заставили вспомнить о себе вроде незначительные боли: заныли опухшие пальцы, спина, уже порядком отвыкшая от мягких подушек кровати, ноги, не знавшие отдыха… Словом, все, что так или иначе пострадало во время бесполезного всуе поиска.

Кьюри без сил опустилась на землю. На несколько мгновений тело успокоилось, впитывая в себя редкие секунды отдыха. В те мгновения девушке показалось, что под ней не гора высохших под жадным осенним солнцем листьев, а такие любимые перины…

Но приятные мгновения имеют нехорошее свойство кончаться, плавно перетекая в неприятные. Срок отдыха подошел к концу невообразимо быстро, и тело с новой силой застонало, завопило, моля вернуть его в родные комнаты усадьбы.

Кьюри зажмурилась, не зная, что еще ей придумать, как попытаться ослабить боль. Хотелось умереть. Казалось, только так можно избежать страшных мук.

Рука девушки уже тянулась за ножом, когда чья-то сильная, но мягкая ладонь перехватила ее запястье. Тихий голос сказал, силясь растворить реальность в прекрасных снах:

— Все хорошо, Кью… — и исчез, как и надлежит ангелу-хранителю, спасшему подопечную от дурацкой и бессмысленной смерти.

Привычный мир перед глазами потух. На смену ему пришла уже порядком подзабытая картинка из не столь далекого детства — тот момент, когда родители решили впервые познакомить свою дочку с будущим женихом — Грэтханом Стюартом.

Этой сценке было пять лет. Именно тогда, все в том же золотом ноябре, семейство Леннов — отец, мать и их разобиженная (еще бы — забрали с качелей!) дочь — стояли у входа в стюартское родовое гнездо.

Отец приподнял висящий на двери молоток и, выдержав положенную паузу, отпустил. Головка колотушки пришлась прямо в середину висящего чуть ниже железного кружка, оповещая камердинера о приходе гостей.

Открывший дверь дядька маленькой Кью не понравился сразу: сухощавый большеносый старик с уродливой плешью — ну, кому он мог понравиться?

— Добры… — начал было отец, но малышка его перебила:

— Па, а что, этот дядя и есть мой жених?

— Не-ет… — натянуто улыбнулся отец, подмигивая не менее оторопевшему камердинеру, мол, дети, что с них возьмешь? — Этот хороший дядя просто живет в этом доме, и делает тоже, что Иосиф у нас…

— Дядя Иосиф? — Кью несказанно обрадовалась знакомому имени и, окинув камердинера оценивающим взглядом, авторитетно заявила:

— Наш дядя Иосиф краси… — мама вовремя заткнула дочери рот, и та не успела ляпнуть ничего лишнего.

— Прошу, входите, — только и сказал бедняга-дворецкий и пошел куда-то вправо, бренча монетками в карманах.

Они поднялись по красивой лестнице с резными перилами на второй этаж и, пройдя влево по коридору, остановились у третей по счету двери.

Камердинер постучал в дверь.

— Кто там? — звонкий мальчишеский голос.

— Мсье Грэтхан, к вам гости!

— Спасибо, Джером! Пусть заходят!

Джером повернулся к семейству Леннов и, учтиво кивнув, ушел.

— Ну, что, заходи! — весело подмигнул отец, и Кью, нисколько не стесняясь, толкнула дверь ногой.

Светловолосый мальчишка оторвал глаза от книги и кивнул гостям:

— Входите! Отец сейчас придет.

Кью тут же подошла к нему и бесцеремонно вырвала книгу из рук:

— Мы к тебе приехали, а ты читаешь! — и бросила ее на пол.

Глаза мальчишки налились кровью, как у быка, увидевшего красную тряпку:

— Ты зачем книгу бросила?!

— Ничего ей не будет, — беззаботно пожала плечами Кью. — Потом поднимешь! Да хватит об этой дурацкой штуке! Меня Кьюри зовут. — Девочка протянула ему свою маленькую ручку.

— Грэтхан, — мальчишка, скорее машинально, коснулся ее губами. — Очень приятно! — и замолчал, тупо уставившись на золотые локоны Кью.

Девочка недовольно скривила губки и, повернувшись к родителям, спросила обиженным голосом:

— А вы говорили, что будет веселей, чем на качелях!

Грэтхан густо покраснел…

— Кью, Кью, проснись! — чей-то взволнованный голос вырвал ее из чудесных воспоминаний, снова в обыденный мир.

Девушка открыла глаза. Сверху на нее смотрел серый потолок пещеры. Нежный свет шел откуда-то справа, позволяя видеть даже ошметки свисающей паутины.

Кто же звал ее теперь?

Девушка, зажмурив глаза от боли в суставах, села.

— Что с тобой, Кью? Тебе все еще плохо?

Кьюри открыла глаза. Несколько секунд смотрела на своего спасителя. Потом чуть ли не целиком засунула ладонь в рот, чтобы не закричать.

Перед ней сидел, глуповато улыбаясь, маленький дракон.

— Не узнаешь? — спросил он. С каждым словом изо рта вырывался клочок дыма.

Девушка покачала головой.

— Грэтхан, — дракон чуть склонил голову, словно в поклоне. — Очень приятно!

Глаза Кьюри расширились от ужаса.

— Ты… врешь! Ты… ты… не можешь быть Грэтхан! Ты… сожрал его, злодей!

— Увы, этого не случилась, любимая, — дракон печально вздохнул. — Я бы, на самом деле, еще обрадовался такому исходу.

— Нет! — Кью бешено качала головой из стороны в сторону, прожигая дракона взглядом и отодвигаясь от него все дальше и дальше. — Нет!

— Уведя волков и оборвав след, я уже собирался пойти искать тебя, Кью, но тут увидел в роще единорога. И пошел за ним, очарованный небывалой красотой.

Раньше я видел этих чудесных животных только в книжках. А тут…

В общем, я шел за ним почти трое суток. Голод и жажда словно оставили меня; не хотелось ни пить, ни есть, ни спать. Был только единорог, бегущий вперед, и я, идущий следом.

А потом он исчез. И все то, что скопилось за эти три дня, ударило по мне разом, едва не убив. Я, высунув язык, полз по холодной земле, силясь найти хоть каплю влаги или ягодку земляники, однако лес словно решил меня убить: кусты были обнесены зверьками, а роса словно и вовсе не выпадала.

Замученный, полумертвый, я выбрался к странно-большой пещере. Никогда не любил подобные места и эту собирался тоже обойти… обползти стороной, но тут из нее, словно сладким дымом табака, повеяло мясным ароматом.

В пещеру я не шел… бежал!

Пройдя сквозь лабиринт, ориентируясь только на запах, я вышел наконец, хромая и шатаясь, в главную галерею. Сейчас мы как раз находимся в ней.

Посреди зала, за огромным, готовым сломаться под блюдами, столом, сидел дракон.

Я испугался, но он приветливо махнул мне рукой:

— Иди, еды еще много, а ты проголодался, вижу!

Я, все еще не веря в свое счастье, на полусогнутых подошел к столу…

Спустя два часа, развалившись в креслах, мы с драконом беседовали на самые разные темы.

— А хочешь, — воскликнул он неожиданно, — стать таким же сильным и умным, как я?

— Ну, хочу! — нехотя сказал я: после сытного ужина навалилась странная дремота.

— А что ты готов ради этого отдать?

— У меня нет ни золота, ни оружия.

— Вот те на! — удивился огнедышащий ящер. — И зачем же шел в лес, если у тебя нет даже самого никчемного ножичка? Или теперь охотятся так, голыми руками?

— Я не охотился. Мы с Кью просто вышли прогуляться по осеннему лесу и наткнулись на стаю волков. У нас был один нож на двоих, и я оставил его Кью, а сам постарался отвлечь погоню. Надеюсь, моя глупышка все-таки отправилась домой, а не искать меня в лесах!

— Она твоя сестра?

— Невеста.

— Вот так-так — невеста! — как-то странно хмыкнул дракон и, окинув меня задумчивым оценивающим взглядом, сказал:

— А ты согласен отдать свою любовь?

— Ты что, дракон?! Как можешь ты думать…

— О, нет, не просто так — в обмен ты получишь все мое богатство, силу и власть.

Я молчал.

— Не думай, путник! Ты получишь девушек, ее красивей, чем эта. У тебя будет золото, тебе будут платить дань крестьяне…

А я все молчал.

— Смелей же! Представь: ты получишь всю мою мудрость! Драконью мудрость! Ты станешь мудрей любого человека, любого живого существа…

А я ведь всегда хотел быть умнее: читал книги, учился… Хотел быть мудрее! Умнее всех!             

И я, словно попутанный бесом, сказал:

— Согласен!

— Отлично! — радостно воскликнул дракон, и голос его отдался громом в сводах пещеры. — Получай свою силу, богатство и власть!

Я в ответ только икнул и, склонив голову набок, заснул, под тяжестью хмеля…

— Вот так я и стал таким, каким ты видишь меня, — грустно закончил дракон.

Кью смотрела на него пустыми, словно высушенные озера, глазами. Только вот озера эти в любую минуту готовы были наполниться.

— И что, ты больше не любишь, Грэт? — тихо, одними губами, прошептала она.

— Нет, — не задумываясь, ответил он. Помолчал чуть. — Прости. Я все понимаю. Все, что у меня осталось к тебе — жалость.

— Жалость?! — вспыхнула Кью.

— Да. Мне жаль, что мы не будем вместе. Но моя расплата за богатство еще страшнее: я никогда не смогу больше любить…

И, хотя я больше не люблю тебя, Кью, я хочу передать тебе частичку своей мудрости — самую главную частичку ее: никогда, ни за какие богатства, не теряй любви, которой живешь. А я жил тобой, я все еще помню это. Но этого… уже не вернуть…

Пойдем, я выведу тебя из леса. Я верю, ты найдешь человека, который не променяет тебя на богатства мира. Я… не смог…

Дракон взял Кью за руку. Та нисколько не сопротивлялась ему. Он шел, держа ее руку, такой любимый, родной, но — нет… Казалось, слезы должны задушить бедняжку.

Но она не плакала.

— Пришли, — дракон остановился у полосы деревьев, за которыми уже виднелась родовая усадьба Леннов. — Тебе пора, Кью. Еще раз прости и… прощай.

И ящер, сделав шаг назад, исчез, оставив Кьюри наедине с собой.

Девушка, едва держась на ногах, пошла по открытой поляне, по протоптанной ей и Грэтханом дорожке. Ее вело из стороны в сторону, но она упрямо держалась на ногах.

И вот до усадьбы — не больше сотни шагов. Ноги стали замедлять шаг, и вскоре Кью остановилась, тупо глядя на дом.

Она неожиданно поняла, что жить больше незачем. Точнее, поняла она это еще там, в пещере, но признаться себе решила только сейчас.

Жизнь умерла. С любовью Грэтхана вместе.

Нож, острый, словно специально заточенный, тускло блеснул в лучах заходящего солнца…

Ночь опустилась на усадьбу.

В дверь постучали.

— Открыто, — коротко бросил Бордж Ленно, сидя в кресле и беспокойно посасывая трубку.

В комнату вошел бледный, как смерть, Иосиф.

— В чем дело? — вскочил на ноги Бордж.

— Кью… мертва… — только и молвил старый дворецкий.

Ленно, закрыв лицо руками, упал в кресло.

7
ВСЕГО ГОЛОСОВ
8
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться