Google+
Супергерои как миф Доска почёта. Предатели Бестиарий Булычёва: Космозо Галерея несбывшегося грядущего
Рассказы читателей: Удалой пират

Удалой пират

Если вы хотите, чтобы ваши рассказы также были опубликованы на компакт-диске и/или сайте “Мира фантастики”, присылайте их на электронный адрес . Статьи появляются на сайте спустя 2-3 месяца и более после публикации в журнале.

Небольшое беспалубное судно, побольше шлюпки, но поменьше бота, шло на всех парусах (точнее, всего на одном) попутным неменяющимся ветром уже два дня в сторону берега. Во всяком случае, на это надеялся капитан канувшего в Лету (а заодно и в море) пиратского брига “Грозная акула” Диего Родригес. Хотя рассчитывать на это было откро­венной наглостью. Пират это понимал: он и так был в большом долгу у Его Величества Случая, ведь только чудом молодому капитану удалось избежать смерти после той трепки, что задали ему два коррелианских военных корабля, гоняющиеся за “Грозной аку­лой” чуть меньше года по специальному приказу короля Коррелии Карла Георга Второго. Мало того, Диего не только покинул тонущий бриг последним, как настоящий капитан, но умудрился еще из-за тупоумия (иначе не назовешь) коррелианских матросов угнать с во­енного корабля шлюп и уйти незамеченным. За одно это надо было до конца дней благо­дарить небо и уйти в монахи. Но иночество не входило в ближайшие планы Диего: для начала надо еще добраться да берега или какого-нибудь корабля (желательно, не воен­ного), а потом попытаться спасти свою команду, если их еще не вздернули.

Провизия была уже на исходе, поэтому Диего позарез нужно было добраться до людей. И вновь пирату улыбнулась удача: оглядываясь по сторонам, он увидел корабль, находящийся примерно в трех милях от шлюпа Диего. Везучий пират достал подзорную трубу и посмотрел на спасительное судно: на грот-мачте трепетал коррелианский флаг — зелено-красный, с золотой короной посередине; сам корабль был небольшим, однопалуб­ным, десятипушечным. В общем, все указывало на то, что судно принадлежало какому-то богатому купцу и, скорее всего, охранялось солдатами.

— Что ж, это лучше, чем ничего, — сказал Диего, пряча трубу и поправляя офицер­ский коррелианский костюм (собственно, он и помог пирату одурачить и без того тупова­тых солдат).

 Капитан пока что шлюпа посмотрел на развевающийся зелено-красный флаг с ко­роной, который прилагался к украденному судну, и принялся кричать и размахивать ру­ками. Видя, что все усилия тщетны, Диего достал один из пистолетов и выстрелил в сто­рону корабля. Пуля не была потрачена зря: сначала на палубе засуетились люди, а потом корабль начал медленно поворачиваться в сторону шлюпа. Диего поднял парус и, развер­нув судно, стал ждать.

Через некоторое время корабль подошел к шлюпу, и вниз слетела веревочная лест­ница. Диего быстро поднялся по ней и оказался на палубе. По лицам столпившихся людей пират понял, что никто и понятия не имеет, кого они подобрали — это существенно облегчало задачу. Из толпы вышли два человека: капитан, узнававшийся по капитанской фуражке, и офицер, по-видимому, на­чальник охраны.

— Вас приветствует капитан судна “Русалка” Николас Реонэс, верноподданный Коррелии, — чинно сказал капитан.

— Вас приветствует начальник охраны Франциско Дэлаваса, верноподданный Кор­релии — также чинно сказал офицер.

— Вас приветствует лейтенант Антонио Дель Торос, помощник начальника охраны на недавно утонувшем судне “Быстрый Дельфин”, верноподданный Коррелии, — в тон отве­тил Диего.

— Что-то я о таком не слышал, — подозрительно сказал капитан, офицер кивнул, со­глашаясь.

— Эта шхуна была построена на острове Карла Георга Первого, принадлежала на­местнику Его Величества на этом острове и должна была возить товар между островами, — с охотой пояснил пират, — но представляете, в первый же рейс...

И тут Диего демонстративно потерял сознание. “Очнулся” он уже в каюте офицера. Находившийся там солдат тут же вышел и через некоторое время вернулся с подносом, на котором лежала еда, в сопровождении Реонэса и Дэлаваса. Пират сел и принялся усиленно жевать, не забывая периодически делать глотки вина.

— Прошу прощения за то, что не оказали вам помощь сразу, — сказал капитан.

— Мгм, — ответил Диего, делая глоток.

— Не могли бы вы рассказать, что же все-таки с вами произошло? — спросил офи­цер.

— Мгм, — повторил пират и, прожевав, сказал. — В первый же рейс нашего судна на нас напали пираты.

— Кто же? — в один голос спросили коррелианцы.

— Этот проклятый Джейк Гастингс, чтоб его пучина поглотила. Подплыл к нам под королевским флагом, потом поднял “Веселого Роджера” и предложил сдаться.

— И что?

— Мы отказались и защищались до последнего. В бою я потерял сознание и очнулся уже среди этих чертовых флибустьеров.

— А что потом?

— Пираты напились и спьяну согласились отправить меня одного на шлюпе плавать по морю. Я их еще уговорил провизии мне дать.

Через час Диего уже бродил по палубе и размышлял, как же таким простакам можно доверять командование. Пирата переселили в каюту помощника начальника ох­раны, причем этот самый помощник сразу же согласился спать до конца путешествия на тюфяке, согласившись с Диего в том, что ему лучше быть на кровати.

 “Русалка” направлялась в Лускенью, коррелианскую колонию, находившуюся в совершенно противоположной стороне от того места, куда нужно было пирату, а потому Диего решил приступить к осуществлению своего дерзкого плана завтра же поутру.

На следующее утро Диего поднялся вместе со всеми, позавтракал и отправился в каюту Тюфяка (так пират про себя прозвал помощника начальника охраны). Там пират прицепил к поясу пистолеты, которые зарядил еще вчера, прекрасно сделанный фаль­чильон, подаренный пирату товарищами после крайне удачного налета на корабль, на ко­тором плыл сам Карл Георг Второй. Собственно, после этого за “Грозной акулой” вообще и за Диего в частности стали гоняться лучшие военные корабли Коррелии. Затем пират надел цепочку с дельфином и вставил в ухо серебряную серьгу, которую снял еще до угона шлюпа. Сбросив красный кафтан и оставшись в черных сапогах, зеленой рубахе и красных штанах, Диего вышел на палубу. В таком виде пират подошел к штурвалу и, встав недалеко рулевого, крикнул:

— Прошу всех, кто может, подойти к корме и послушать меня.

Первыми подошли сидевшие на палубе капитан и начальник охраны, затем его по­мощник, боцман и свободные матросы и солдаты. Занятые повернули головы.

— Зачем вы нас собрали? — спросил капитан.

— И что это за вид? — добавил начальник охраны.

— Послушайте, я сейчас все объясню.

Все стихли, ожидая, что же скажет пират.

— Я хочу, чтобы это услышали все, — начал Диего. — С этой минуты капитаном ко­рабля являюсь я.

— Что-о? — в унисон спросили капитан и начальник охраны.

— Тихо! — Диего достал пистолеты и направил их в головы начальства.

— П-простите, к-конечно, но к-кем? — спросил капитан (“До этого, наверно, ни разу не сталкивался с пиратами”, — подумал Диего).

— Дельфином, — пират усмехнулся, капитан ахнул.

— Поскольку возражений по поводу нового капитана не наблюдаются, — продолжал тем временем флибустьер, — то слушайте первые мои указания:

а) принести на корму кресло из капитанской каюты;

б) солдатам, офицерам и бывшему капитану сдать все оружие;

в) господам Реонэсу и Дэлаваса, а также помощнику начальника охраны все время находиться на палубе в пределах моей видимости;

г) всем солдатам и матросам по очереди подходить ко мне.

Неповиновение карается пулей в лоб. Выполнять!

После слов новоявленного капитана все находившиеся на корабле пришли в дви­жение, и уже через полчаса Диего сидел в капитанском кресле чуть поодаль от рулевого и рассматривал сложенное в две кучки оружие. Еще через полчаса к пирату выстроилась очередь из незанятых солдат и матросов. Первым вытолкнули молодого солдата, трясу­щиеся колени которого слишком бросались в глаза. Впрочем, его товарищи тоже не отли­чались храбростью. Диего поманил пальцем солдата — тот нехотя подошел.

— Служивый, как зовут-то? — вполне миролюбиво спросил пират.

— Хуан, — солдат гордо поднял голову, хотя руки у него и тряслись.

— Ну что, Хуан, как служба?

— Д-да, ничего, хорошо.

— Что, даже не гоняют тебя?

— Г-гоняют. Все.

— А хочешь, чтобы не гоняли?

— Х-хочу.

— Так переходи на мою сторону. Пираты не гоняют, а когда доберемся до Пират­ской Вольницы, я уж о тебе позабочусь. Сейчас пока ничего дать не могу, но если выбе­ремся, а мы выберемся, озолочу. Идет?

— А...

— Идет?

— Идет.

Когда очередь закончилась, Диего успел обильно пообедать, дать штурману новый курс и осмотреть новоявленных пиратов. Ими оказались пятеро молодых солдат с сим­птомами Хуана и почти все матросы, которые не могли стерпеть пренебрежительное и по­велительное отношение нового боцмана, назначенного им перед путешествием. Из разго­воров с матросами Диего понял, что они плавали на этом корабле пять лет, и все было хо­рошо, пока не сменили капитана и боцмана. Первый принадлежал к так называемым полу-аристократам, которые очень трудно переносили близкое нахождение рядом с чернью, но с которыми не якшались высшие круги знати. А второй явно был раньше надсмотрщиком на военном корабле, перевозившим пленных. Такое положение дел более чем устраивало Диего. Радость доставляло и то, что штурман тоже примкнул к пиратам. Однако доверять новоявленным флибустьерам, как самому себе, было бы глупо, и Диего это понимал. По­этому пират под угрозой смерти заставил боцмана и бывшего капитана прилюдно драить палубу. Это значительно подняло авторитет Диего в глазах матросов и солдат, и теперь можно было плыть до Пиратской Вольницы, не опасаясь за бунт.

Однако на третий день после небольшого переворота на горизонте показался воен­ный коррелианский бриг, который стремительно направлялся к “Русалке”. По подсчетам Диего корабль должен настичь их к полуночи, или к вечеру, если “Русалка” бросит якорь. Посмотрев в подзорную трубу, пират сразу узнал корабль. Это был один из тех, что неделю назад напал на “Грозную акулу”. Тогда Диего приказал бросить якорь и поднять паруса. Сам пират снял серьгу и цепочку и оделся в одежду матроса. Всех непринявших его сторону солдат капитан приказал бросить в трюм, что и было сделано. Начальника охраны пират лично связал и запер в его же каюте. Бывшего капитана Диего заставил пить вино с ромом до потери сознания, а трех наиболее верных и сообразитель­ных матросов облачил в офицерские одежды и два часа с ними о чем-то говорил, запере­вшись в капитанской каюте. После засекреченного разговора пират собрал на палубе всех и сказал:

— Друзья, все вы знаете о том, что к нам идет военный бриг, но не всем из­вестно, что этот бриг охотится за мной. Однако я знаю, как выпутаться из этой ситуации: вы должны работать, как ни в чем не бывало, Томас теперь будет капитаном Реонэсом, Пабло — начальником Дэлаваса, а Марсель — помощником Дэлаваса. Сам же начальник охраны будет мной, а я — простым матросом Антонио. Сегодня вечером, когда бриг по­дойдет к нам, мы захватим его и оставим Карла Георга ни с чем! Да, и еще: вы, конечно, можете связать меня и вернуть все на круги своя, но Реонэс будет рвать и метать, и все вы пойдете на виселицу. А если мой план удастся, то мы не только оставим в дураках Его Ве­личество, но и получим один из лучших кораблей нашего времени. В любом случае, по­пытка — не пытка. Ну что, вы со мной?

— Да!!! — хором откликнулась команда.

— Тогда будем ждать начала спектакля, — сказал Диего и усмехнулся.

Тем временем бриг шел на всех парусах и до захода солнца должен был нагнать “Русалку”.

Диего поднялся на грот-мачту, чтобы поближе рассмотреть приближающийся ко­рабль: в прошлый раз пирату это сделать было недосуг отчасти из-за порохового дыма, отчасти из-за спешного побега. К слову, название “Мечта любого морехода” хоть и было слишком вычурно, как нельзя лучше подходило для этого брига: судно было полностью сделано из знаменитого корабельного ясеня, который рос только во владениях эльфов и за который Карл Георг Второй, вероятно, выдал баснословную сумму денег. Канаты и паруса тоже принадлежали работе Дивного народа и тоже стоили немало. Все двадцать пять пушек (по двенадцать орудий на каждом борту и одно под бушпритом), несомненно, были отлиты в котельных гномов. В общем, даже на взгляд неопытного человека корабль был великоле­пен, а для Диего судно было мечтой в прямом и переносном смысле этого слова. И уж если пирату удастся захватить бриг, то это будет одно из самых громких и успешных предприятий с начала освоения океана. Такой шанс Диего не мог упустить не только из-за славы, но больше из-за жажды в очередной раз досадить Карлу Георгу Второму.

Тем временем “Мечта” развернулась бортом к “Русалке” и бросила якорь. Тут же матросы с брига перебросили мостки, и по ним прошли два человека, оказавшиеся по дав­нему коррелианскому военному уставу капитаном и старшим офицером. Не успели они представиться, как офицер увидел шлюп, который пират недавно угнал с “Мечты”.

— Что это? — спросил военный.

— Это судно, — услужливо пояснил Томас-Николас, — мы подобрали несколько дней назад, и там оказался сам Дельфин!

— Дельфин?! — воскликнул офицер. — Какая удача! Мы как раз разыскивали его. Скорее ведите меня к нему.

— Конечно, конечно, — Томас поклонился и пошел к каюте бывшего помощника бывшего начальника бывшей охраны, где и заперли Диего. Или Франциско.

Когда офицер открыл дверь, он увидел связанного Дэлаваса, а тот принялся кри­чать:

— Меня зовут Франциско Дэлаваса, я офицер и верный гражданин Коррелии, на борту находится Дельфин, он переманил на свою сторону всю команду. Арестуйте их всех.

— Да? — неуверенно спросил Манюэль Гарсиа, офицер с “Мечты”.

— Да! Я же говорю...

— Хорошо, позовите этих двух олухов, что тогда упустили Дельфина, — прервал Дэ­лаваса Гарсиа.

Когда два солдата, которых недавно провел за нос Диего, пришли, Гарсиа указал на связанного то ли пирата, то ли честного гражданина Коррелии и спросил:

— Этот человек обманул вас во время захвата “Грозной акулы”?

Солдаты призадумались, на корабле повисла гробовая тишина, Диего, сидя в бочке на грот-мачте, приготовил пистолеты.

— Да вроде он, — сказал один из солдат.

— Похож, — согласился второй.

— Так он или нет? — спросил Гарсиа.

— Он.

— Точно он.

— Хватит врать, Дельфин, — обратился офицер к другому офицеру. — Взять его и пе­ренести на “Мечту”.

Солдаты поспешно стали выполнять приказ, команда “Русалки” незаметно вздох­нула, Диего усмехнулся и спрятал пистолеты. Пират знал, что он и Дэлаваса похожи, как лодка и телега, но в пороховом дыму и надетой на глаза треуголке один вполне мог сойти за другого. Даже если бы ситуация сложилась иначе, у Диего был выход, иначе он не слыл бы самым находчивым пиратом с начала освоения океана.

После того, как “пират” и шлюп были переправлены на “Мечту” Гарсиа сказал ка­питану Томасу:

— Спасибо вам огромное за помощь, я расскажу о вас Его Величеству, Николас Ре­онэс, и я хотел бы угостить вас и всю вашу команду вином и ромом. Вы очень помогли Коррелии, о вас не забудут. Да, кстати, а где вся ваша охрана?

— О, — вступил в разговор Пабло-Франциско, — эти предатели связаны и брошены в трюм, ибо послушались треклятого Дельфина и чуть было не подняли бунт.

— Они достойны смерти, — серьезно сказал Гарсиа, — почему же вы их не казните?

— Мы везем их на большую землю, и там они будут повешены, как последние со­баки.

— О, это правильно. Может, тогда мы их доставим?

— А это не будет опасно, ведь вы перевозите еще и Дельфина.

— Да, пожалуй, вы правы, Дэлаваса. Скажите, а почему Дельфин назвался именно вашим именем?

— А кто его знает?

— И верно, этого пирата не поймешь. Хорошо, что он пойман и будет вздернут лично перед Его Величеством.

— Да, — Томас согласился. — Кстати, мне тоже хотелось бы угостить вас и ваших солдат вином и ромом. Только нашим. Урожай этого года.

— Не откажусь, — сказал Гарсиа.

Диего был доволен, как кот, объевшийся сметаны. Не зря он два года назад купил сильнодействующее снотворное за целых пятьдесят золотых, несмотря на протесты со стороны штурмана и боцмана, которым тоже пришлось скинуться. Зелье было проверено на самом торговце, который уснул через десять минут, выпив стакан рома, где было всего несколько песчинок порошка. Поэтому сейчас Диего высыпал все снотворное в бочонок со спиртным...

Неполная луна сквозь рваные облака освещала два корабля, стоявшие на якорях рядом друг с другом. На одном из них, одним из лучших творений людей с начала освое­ния океана, вся команда, от юнги до капитана и от последнего солдата до старшего офи­цера, мирно спала после “дружеского” угощения ромом урожая этого года. На другом же судне, несмотря на поздний час, кипела работа: матросы по командованием Диего Родри­геса перетаскивали бочки с порохом и спиртным на соседний корабль. Закончив это, пи­раты приступили к обратному, но теперь они уже переносили спящих солдат с “Мечты любого морехода” на “Русалку”. Когда последний человек, а им оказался по древней тра­диции капитан “Мечты”, Диего сломал штурвал на купеческом судне и, выдрав лист из судового журнала, написал “Пламенный привет коррелианским олухам от Дель­фина!”. Затем пират прикрепил послание на одной из ручек рулевого колеса и перепрыг­нул на военный бриг. После этого матросы подняли якорь и спустили паруса. “Мечта” на­правлялась к Пиратской Вольнице.

Диего был доволен. Последний раз он был так доволен, когда собственноручно прорвался через королевскую охрану и сорвал с шеи Карла Георга Второго украшенный драгоценными камнями золотой медальон. Пират подошел к штурману.

— Чего вздыхаешь? — спросил Диего. — Ты же удостоился чести управлять одним из лучших кораблей.

— Да я рад этому, вот только тех матросов, что раньше на “Мечте” плавали, жалко.

— Жалко в заднице у пчелки. Что ты их жалеешь? Они даже в один кабак с тобой не зайдут, ведь по сравнению с этим бригом почти все остальные корабли — это плавающие корыта.

— Правда?

— Я с десяти лет в море. Это что-нибудь да значит. Так что мне можно верить.

— Хорошо.

— Вот и ладненько. Курс прежний.

— Есть, капитан.

— Есть еще нескоро, — пират усмехнулся и пошел в капитанскую каюту.

Джейк Гастингс, лучший друг и по совместительству соперник Диего Родригеса, сидел на палубе своего корабля, кинувшего якорь в Уютном уголке, одной из бухт Пират­ской Вольницы, и пил ром. Сделав глоток, пират посмотрел в сторону моря... и у него на­чал медленно открываться рот: в бухту входил один из лучших кораблей, когда-либо плавав­ших по морям, отверстия для пушек были закрыты, флага не было. Джейк слышал, что такие корабли вроде как принадлежат Коррелии. Пират потянулся к заткнутому за пояс пистолету. Но тут на грот-мачте взвился “Веселый Роджер”, при взгляде на который Джейк расхохотался. И повод у пирата был: флаг был сделан из черных штанов, а череп и кости состояли из неровно пришитых белых полос. Корабль остановился, в воду полетел якорь, а на палубе появилась знакомая фигура. Джейк перестал смеяться и потянулся к рому, но выпить пиратский самогон ему не удалось: человек на корабле поднял пистолет и выстрелил — бутылка со спиртным разлетелась на кусочки. И тут Джейк пришел в себя.

— Диего? — спросил он.

— Собственной персоной, — ответил ­Диего, спускаясь по трапу.

— Но ты же вроде того... умер, — сказал Джейк, подходя к другу.

— Ага, сейчас, я еще на могиле Карла Георга потанцую, — ответил пират, усмехаясь.

— Я рад, — друзья обнялись. — Но откуда у тебя этот корабль?

— Это вместо моей “Акулы”. Поменял, не глядя.

— Ты что же, украл его?

— Да нет, я же сказал, что взял взамен “Акулы”. Ее-то, родимую, утопили, поэтому я взял этот. Теперь он по праву мой.

— А команда?

— Это долгая, но интересная история. Слушай, а почему я должен умереть? — спро­сил Диего.

— Ну, я вчера прибыл из Архипелага, так там только и говорили о захвате твоей ко­манды и уже якобы твоей смерти, — ответил Джейк.

— А что с командой?

— Их завтра всех казнят на Первой Земле. У губернатора острова завтра юбилей, вот Карл Георг и сделал ему такой подарок.

— Н-да, это в его духе, — протянул Диего. — Надо их спасти, я им обещал, когда ухо­дил.

— Да я не против, вот только успеешь ли ты до завтра на Первую Землю, до нее ж две недели ходу. Даже на твоем новом корабле.

— Успеет, — сказал кто-то за спиной Диего.

Пират обернулся: перед ним стоял высокий человек — выше самого Дельфина — он был одет в просторный плащ, под которым виднелась простая, но добротная одежда, носил длинные черные волосы и опирался на посох.

— Вы Диего Родригес, больше известный как Дельфин? — спросил незнакомец.

— Предположим, — ответил пират, положив руку на рукоять фальчильона.

— Разрешите представиться, начинающий маг Александр.

— То есть как это, начинающий? — спросил Диего. — Насколько я знаю, маги делятся на учеников и мастеров.

— Да, это так, — ответил Александр. — Но по меркам мастеров я ученик, а по собственным меркам — маг.

— То есть как это? — опять спросил Диего. — У тебя что, нет учителя?

— Нет, он меня выгнал, — улыбнулся маг.

— Значит, ты неуч? — догадался Джейк.

— Так считает учитель, хотя я сам так не думаю. Просто на недавнем всеобщем сборе мастеров и учеников один маг полдня чертил пентаграмму, жег какие-то травы и вызвал, в конце концов, тучку. Я же без всяких этих ненужных заморочек устроил дождь. Но вы же знаете, что все маги те еще консерваторы, и вместо того, чтобы сделать меня мастером, сказали, что я ни на что не способен, а дождь пошел случайно. И тогда я отправился с большой земли сюда.

— И ты поможешь мне за одну ночь добраться до Первой Земли? — спросил Диего, убирая руку с рукояти.

— Да, нагоню ветер и волны.

— Спасибо, но как я смогу отплатить? Насколько я знаю, услуги мага стоят недешево.

— Я буду плавать с тобой и получать свою долю с налетов на корабли.

— И все?

— Все. По рукам?

— По рукам.

Маг и пират пожали друг другу руки.

— Прошу на корабль, мы отплываем немедленно. Джейк, ты со мной?

— Конечно, это же самое лучшее приключение после налета на Карла Георга. Только можно тебя на пару слов?

— Да.

Пираты отошли в сторону, и Джейк спросил, указывая в сторону мага:

— Ты уверен, что он не мошенник?

— Мой медальон, — Диего достал дельфина, — чуть не выпрыгнул из рубахи.

— Тогда все нормально. Я беру своих людей?

— Конечно, бери. Только лучших.

— Ясен пень, лучших.

Через час “Мечта” вышла из бухты, подгоняемая сильным попутным ветром.

До Первой Земли оставалось не больше часа. Диего вышел на палубу. На носу корабля стоял маг, пират подошел к нему.

— Слушай, Александр, — начал Диего.

— Можно просто Ал, — перебил маг.

— Хорошо. Слушай, Ал, а почему ты ввязался в эту историю?

— На это есть три причины, — ответил маг. — Во-первых, до того, как во мне открыли дар, я рос в простой крестьянской семье, и я не понаслышке знаю, какие налоги собирает Карл Георг. Нам еле-еле хватало на то, чтобы прокормить себя. Во-вторых, меня все равно теперь не признают даже ученики. И, в-третьих, я не хочу возвращаться к прежней жизни.

— Все ясно. Слушай, а ты можешь замаскировать корабль, чтобы его не узнали?

— Без проблем. Купеческая каравелла сойдет?

— Сойдет.

Через полчаса корабль вошел в порт Первой Земли. К судну тут же подошли стражники узнать, кто прибыл и зачем. Сбросили трап, и с корабля спустился купец лет сорока в сопровождении двух сыновей и свиты, состоящей из солдат и матросов.

— С чем пожаловали на Первую Землю? — спросил один из стражников.

— Да вот, прослышал, что банду Дельфина казнят. Приплыл посмотреть и сыновьям показать, кто когда-то ограбил мой первый корабль, — ответил купец.

— Это вы как раз вовремя, народ уже собрался, с минуты на минуту вешать будут все это пиратское отродье. Эх, жалко, что сам Дельфин ушел.

— Жалко, — подтвердил купец, — но его когда-нибудь поймают.

— Поймают, поймают. Куда он денется, за ним же один из лучших кораблей послали. Кстати, могу провести вас на лучшие места, где обзор получше. А? — стражник протянул руку.

— Конечно, конечно, — купец протянул мешочек, — солдат и матросов тоже проведи.

Через десять минут, пробившись сквозь огромную толпу, купец и его свита сидели недалеко от губернатора. Вывели пленных. К огорчению Диего, от его команды осталось всего шесть человек. Долго и нудно читали приговор, перечислив все их злодеяния, включая землетрясение прошлого года и лунное затмение позапрошлого. После этого на шею бывшего боцмана “Грозной акулы” надели петлю. Но боцману не суждено было умереть: со своих мест встали купец, его сыновья и его свита. Все достали пистолеты, и купец, направив оба пистолета на губернатора, сказал:

— Освободить их всех! Иначе все умрут!

Надо отдать должное губернатору, он не испугался. Почти.

— У в-вас в-все р-рав-вно н-нич-чего н-не н-не п-получится. Н-на крышах м-мои солд-даты.

В то же время где-то наверху почти одновременно послышались крики. Затем раздался насмешливый голос:

— Какие солдаты?

Губернатор посмотрел наверх: на крыше его дома стоял эльф, вынимая стрелу из груди стражника.

И тут началась паника. Знать, простолюдины и даже солдаты побежали в разные стороны к своим домам. Единственным из жителей Первой земли, кто не убежал, оказался сам губернатор, да и то только потому, что на него было направлено порядка десяти пистолетов. Купец посмотрел на трясущегося наместника короля Коррелии и сказал:

— Ваш перстень, пожалуйста.

Несмотря на то, что перстень был единственный в своем роде, губернатор безропотно снял украшение и отдал его купцу, рассудительно решив, что жизнь дороже золота. Взамен перстня купец всунул в руку наместника какую-то бумажку и поспешно удалился. Губернатор развернул записку.

“С Днем Рождения. Дельфин”.

Никогда еще губернатор так не ругался.

Корабль отчаливал, не встретив никакого сопротивления, что с моря, что с суши. И не успели пираты как следует посмеяться над очередной удачной проделкой, как увидели бегущего эльфа. Того самого. Перестрелявшего охрану. Эльф с легкостью оттолкнулся от причала и оказался на палубе. Прямо перед Диего.

— Все вы люди неблагодарные, — сказал эльф, поправляя одну из бесчисленных застежек. — Сначала вам помогаешь, а потом про тебя забывают.

— Прошу прощения за столь малодушный поступок со стороны Младшего народа, — Диего сделал легкий поклон.

— Прощаю, как не простить. Мы, эльфы, не злопамятны, — ответил эльф. — А вы, я так подозреваю Диего Родригес, больше известный, как Дельфин.

— Да, но неужели обо мне знают даже эльфы? — искренне удивился пират.

— Мы знаем многое, и о пиратах тоже. Хотя единственные, о ком мы наслышаны очень хорошо, это Родригес и Гастингс.

— Я? — Джейк раскрыл рот.

— О, мне крайне везет. Я, оказывается, плыву на одном корабле с самыми известными пиратами. Какая честь, — эльфы улыбнулся, обнажив ровный ряд ослепительно белых зубов. — Разрешите представиться, Альвис, эльф.

— Прошу ко мне в каюту на бутылочку вина, — пригласил Диего. — Выпить, так сказать, за знакомство.

— С удовольствием, — согласился эльф.

— Всем матросам по кружке рома, — распорядился Диего и пошел в каюту.

Матросы встретили предложение бурным ревом.

— Ну что же, Альвис, — сказал Диего, выходя на палубу, — я полностью согласен с тем, что эльфов должны судить эльфы, даже если преступник и обокрал какого-нибудь аристократа.

— Мы, эльфы, никогда не воруем, — сказал Альвис.

— Я знаю, это просто пример.

Подошел Джейк, до этого справлявший малую нужду за противоположный борт.

— Ну что? — спросил пират.

— Собирай команду, — ответил Диего.

Через десять минут на палубе собрались все пираты. Диего, Джейк, Александр и Альвис поднялись на капитанский бортик.

— Друзья, — начал капитан, — все мы знаем, что Альвис оказал нам неоценимую помощь в нашем недавнем деле. Теперь мы тоже должны помочь эльфу. Я прав?

— Да, — дружно ответили пираты.

— Дело в том, что коррелианцы убили эльфа на глазах у Альвиса, и ему теперь надо сообщить об этом своему народу. Альвис попросил меня и вас подбросить в Линданаурэ, Малую землю эльфов. Вы согласны?

— Да-а!

— Тогда по местам!

Пираты разбежались. Альвис подошел к штурвалу и, посмотрев на небо, крутанул колесо.

— Кстати, ты убил тех солдат? — Диего подошел к эльфу.

— Мы, эльфы, никогда не мстим за смерть Младшему народу. Просто я знаю несколько таких точек, в которые если попадешь, то крови будет много, а толку мало.

— А-а, — протянул пират.

— А вы, эльфы, знаете, что теперь я самый счастливый мореход на море?

— Знаем, — улыбнулся эльф. — Мы даже знаем, что ты пятый капитан за двести лет, чье судно побывает в Линданаурэ.

Корабль шел на закат…

Июль-сентябрь 2005 года

6
ВСЕГО ГОЛОСОВ
19
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться