Google+
АРСЕНАЛ. МЕТАЛЛУРГИЯ Росомаха Ergo Proxy NIGHTWISH
Рассказы читателей: Бессмертный жанр

Бессмертный жанр

Если вы хотите, чтобы ваши рассказы также были опубликованы на компакт-диске и/или сайте “Мира фантастики”, присылайте их на электронный адрес . Статьи появляются на сайте спустя 2-3 месяца и более после публикации в журнале.

“Приближающийся скрежет и приглушенное механическое урчанье заставили Джааба Разрывающего Плоть оторвать взгляд от иллюминатора и насторожиться. Ведомый животным инстинктом, он мигом развернулся к проходу, готовый нанести удар, как только металлические ставни разомкнутся. В это мгновение ему припомнились те времена на Рааге, когда он был детенышем и не прошел еще обряд посвящения в охотники, как он таился в джунглях, выслеживая жирных Каути. Сейчас его четыре иридиевых когтя охотника живо вырвались из ножен при одной мысли о мягких боках Каути. Мышцы напряглись, замельтешили перед глазами разноцветные точки сенсорных датчиков, выискивая малейшее движение.

Ставни распахнулись и вошел Заар Мощный Хвост. «Ааш-ш-ш», — прошипел он и широко раскрыл пасть, приветствуя Джааба Разрывающего Плоть. Джааб обнюхал гостя, выполняя древний ритуал своих предков, и заработал челюстями, издавая гортанные звуки, одновременно захлебываясь накопившейся слюной, медленно стекающей с его подбородка.

Скрежет ржавого гвоздя по стеклу был ему ответом. Пробирающий душу скрип вырвался из глотки Заара, размеренно раскрывающаяся пасть оголила ровные ряды клинков-зубьев. Прикрыв пасть, он бросил к ногам Джааба отгрызенную человечью руку, и пока тот настороженно обнюхивал ее, Заар, цокая когтями по обшивке корабля, ритмично виляя шипованным хвостом, подошел к большому панорамному окну. «Хш-ш-ш», — захрипел он снова, указывая на голубую планету с одним спутником и звонко клацнул пастью.

«Хш-ш-ш», — отозвался Джааб Разрывающий Плоть, уже успев измазать свою звериную морду в крови, разжевывая откушенный кусок мяса. И в едином порыве негодования они зашипели и забили хвостами — Охота началась”.

— Хм... Хотя нет, как-то банально, — писатель критически пробежал глазами написанное и, поворчав, заработал бэкспейсом, удалив непонравившийся кусок текста.

... Жертва выбрана — дописал он последнюю часть. Взглянул еще раз и грузно навис над клавиатурой. Обхватил голову руками, бездумно разглядывая почерневшие от времени кнопки. Выйдя из творческого оцепенения, он завороженно уставился на мигающий курсор и лихо залепил восклицательный знак в конце предложения.

С чувством выполненного долга писатель откинулся на спинку кресла. Из окна светит яркое летнее солнце. Жара навивала состояние полуденного дрема. Работать не хотелось.

“... разжевывая откушенный кусок мяса”, — повторил про себя писатель, нервно постукивая костяшками пальцев по подлокотникам кресла. Всплывшая гастрономично-гурманская картина воображения отозвалась глухим ворчанием в желудке. Писатель инстинктивно сглотнул.

Под скрип старого кресла он поднялся и побрел из спальни, которая по совместительству является и его кабинетом, разглядывая по пути книжные стеллажи и царивший бардак месячной выдержки. Звонкий лай и перебирание когтистых лап по непокрытому ковром полу раздалось из соседней комнаты — приметив хозяина, собака рванула перехватить его в коридоре. Овчарка радостно завиляла хвостом и крутилась вокруг писателя, не давая проходу. Выйдя из комнаты, он задержался у броского плаката на полдвери: Страшная морда рептилоида на кроваво-красном фоне, а за ней ровные ряды зверомутантов с автоматами наперевес, покидающих десантный корабль. В центе плаката красуется его книга с надписями большими буквами:

ЧИТАЙТЕ В АПРЕЛЕ -

Супербестселлер признанного фантаста:

“ОХОТНИКИ ДЖААБ.

ИНТЕРВЕНЦИЯ НА ЗЕМЛЮ”

Гнусные и омерзительные создания пришли, чтобы убивать.

Кровожадные существа инопланетной расы порабощают Землю, и ничто не может им противостоять!

Признанный фантаст ухмыльнулся и отправился на кухню. Присосавшись к чайнику, он пил прямо из носика без лишней учтивости. Холодильник был пуст — унылое зрелище. “Я бы сейчас не отказался и от жирненьких Каути”, — подумал писатель, доставая сморщенный бутерброд с посиневшей колбасой.

Сидя за обеденным столом, он нерешительно поднес бутерброд ко рту и аккуратно попробовал его на зуб. Наблюдая за этой сценой овчарка, не находя себе место, нервно елозила по полу. Когда нервы ее были на исходе, не выдержав, она положила лапы на колени хозяина, клянча и тщетно пытаясь дотянутся до лакомого кусочка.

— Фу, Чужой! — одернул ее писатель. Собака отпрянула назад, все еще не в состоянии справиться с чувствами.

После этого писатель потерял уже всякую решительность и, напоследок покрутив в руках бутерброд, кинул его собаке.

— Лови, ты — гнусное и омерзительное создание. Жри, кровожадное существо.

Хозяин картинно зашипел на пса и протянул к нему руку с растопыренными пальцами, подражая рептилоиду. Но овчарка не обратила на это никакого внимания, увлеченно занимаясь колбасным изделием: она, предварительно обслюнявив, проглотила бутерброд в один присест, уподобившись своему киношному тезке.

Пятый час — обеденное время было безвозвратно потеряно. Писатель засобирался. “Можно будет перекусить в городе или обзавестись провиантом”, — раздумывал он в поисках второй сандалии.

— Чужой! — позвал пса фантаст, греша на проказы овчарки — Чужой любил погрызть соблазнительную сандалину натощак, а потом забросить бедную в укромное местечко. Но тот и ухом не повел.

— Да уж, куда там! У нас есть дела посерьезней, чем искать хозяйский ботинок, правда, Чужой?

“Вот так всегда: получат от тебя, что хотели, и поминай, как звали, ни спасибо, ни пожалуйста”, — бормотал писатель, раскорячившись на полу, заглядывая под диван.

Из кухне донесся отрывистый лай и быстро притих.

— Вот тварь! Колбасу съела и еще что-то гавкает — неблагодарная дворняга!

Писатель вылез из-под дивана с сандалией в руке.

Звон бьющегося стекла, грохот сковород, захлебывающийся лай — взорвались единовременно. Пес, словно взбесившись, не унимался и, казалось, носился на кухне по потолку.

Писатель крепко сжал в руке сандалию: “Ну все, твою мать!”.

Он, спотыкаясь, влетел на кухню и остолбенел: в окне зияет дыра с футбольный мяч, кастрюли перевернуты, чайник лежит боком на полу в луже воды. Чужой рычит под столом.

— Вылезай, паскудник, а то хуже будет!

Пес не сдвинулся с места.

— “Ну, два раза заставить меня лазить на корточках — это тебе дорого обойдется”. Кряхтя, он встал на колено и заглянул под стол. Чужой рычал и скреб лапой сферический предмет из металла.

Пес затих, писатель осторожно поднял шар.

— Горячая, сука! — он бросил шар на стол, потирая обожженные руки.

Писатель недоуменно разглядывал необычный предмет, не спеша больше его трогать.

“Спутник? Метеорит? Чья-то шутка?” — проносились варианты в голове. — “Может, стоит кому-нибудь сообщить о находке? В милицию, например, или в ГоиЧС?”. Но, представив объяснения диспетчеру, он отказался от этой мысли. «... А вдруг это радиоактивно?» — сомнения продолжали терзать писателя. Он замер в раздумьях.

Шар поблескивал в лучах солнца, кидал разноцветные блики, манил. Приковывал к себе взгляд.

Сидеть без дела и глазеть писатель больше не мог, и, пока нахлынувшая решительность не улетучилась, он сгреб в руку первый попавшийся предмет — ложку, и осмелев, постучал ею по яйцу-переростку — вопреки ожиданиям, металлическая скорлупа не треснула. Присмотревшись, он обнаружил еле заметный желобок, идущий по окружности шара и соединяющий две его ровные половинки. Писатель бросился искать нож, чтобы поддеть и попытаться, может быть, раскрыть шар, но в образовавшемся кавардаке это сделать оказалось непросто.

Наконец после непродолжительных поисков нож был найден. Писатель развернулся — его ожидал еще один сюрприз. Шар слегка приоткрылся сам собой. Осторожно обойдя шар с тыла, он заглянул в появившуюся щелку — темно. Резкий щелчок — и крышка распахивается полностью. От неожиданности писатель отшатнулся в сторону, подперев стену. Чужой, визжа, умотал прочь.

Плюшевый медвежонок с лицом двухгодовалого малыша разглядывал человека черными глазами-бусинками. Несмышленое крохотное личико исказилось испуганной гримасой

— Извините, но вы можете пораниться этим острым предметом, — отчетливо проговорило оно хорошо поставленным голосом.

Писатель, не отойдя от увиденного, удивленно взглянул на нож в своей правой руке, о котором успел позабыть. Он аккуратно положил нож, все еще не отдавая себе отчета в происходящем.

— Да, спасибо. Так гораздо лучше. Ваша безопасность нам превыше всего, — плюшевый медвежонок улыбнулся. У него показалась ямочка на левой щеке.

— Ты кто? — только и смог выговорит писатель.

— Прошу прощения. Мое появление весьма неожиданно, правда, я предлагал комитету по связям с инопланетными цивилизациями менее экстравагантный способ проникновения. Мне стоило представится раньше. Ва-Сай 5. Можно просто Вася. Представитель цивилизации Альфа-Центавра.

— Угу, — промычал писатель, вставая с места. Он полез в кухонный шкафчик и дрожащими руками достал банку для специй, вытряхнул ее пряное содержимое и вынул помятую пачку сигарет. Прикусив фильтр, он прикурил ее от открытого огня газовой печи. Писатель жадно затянулся, — “шесть лет же ни одной в рот не брал, проклятье!”.

— Я понимаю ваше состояние. Но спешу успокоить, что вам совершенно ничего не угрожает. Наша раса исключительно мирная. Нами была подготовлена экспедиция в рамках программы: “Поможем отсталым цивилизациям”. Вашей планете повезло — вы попали в эту программу. Мы всего лишь хотим вам помочь...

Писатель зашелся страшным кашлем, но не прекращал дымить.

— Вы губите свой организм. Никотиновая аддикция...

— Не твое дело! — огрызнулся тот.

— Как вам будет угодно... Так вот, мы желаем вам помочь. Совершенно безвозмездно. Можно сказать, что это в полном смысле, как у вас говорится, Исторический Момент, которого Земля ждала столько лет! Второй по значимости после выхода человека в открытый космос. Первый контакт с внеземными цивилизациями — это очень важное мероприятие, которое полностью перевернет жизнь землян. Поэтому не стоит и говорить о...

— Постойте... Эээ... Вася, но почему я?!

— Да, конечно, я только собирался к этому подойти. Как я уже говорил, это очень ответственная операция, а поскольку первый контакт, так сказать, весьма необычное дело для отсталых цивилизаций, они, знаете ли, очень болезненно воспринимают тот факт, что не одни во Вселенной, то подбор личности контактера с вашей стороны — долгий аналитический процесс, требующий всестороннего подхода. Нам нужна была уравновешенная личность, способная без лишних волнений воспринимать перемены. Личность прогрессивных взглядов, которая осознает неизбежность процесса интеграции с инопланетными культурами. А кто лучше подходит на эту кандидатуру, чем писатель-фантаст!

Скурив весь табак до фильтра, писатель-фантаст, не обращая на то никакого внимания, настойчиво посасывал окурок. «Говорили же: пиши про природу, про птичек там разных, а я нет! Мне все фантастику подавай!» — бубнил себе под нос он.

— Кто, если не вы, ваши тиражи бьют все рекорды, ваша популярность растет, как на дрожжах. Они поверят вам! Это огромный шанс!

Писатель щелкнул выключателем, запуская вентилятор — разогнать табачный дым и заодно освежить мысли.

Плюшевый медвежонок съежился, когда струя холодного воздуха попала на него. Белая пушистая шерсть ощетинилась.

— Пожалуйста, пожалуйста... выключите этот механизм! — заверещал медвежонок.

Удивленный писатель отключил вентилятор. Зашуршали останавливающиеся лопасти.

— Большое спасибо. Я забыл предупредить, что наш теплокровный организм совсем не переносит холод. Даже прохладный ветерок приносит нам физические страдания, а температура ниже нуля градусов и вовсе смертельна. Именно поэтому экспедиция была спланирована на самый теплый период времени вашей планеты — Лето.

Писатель раскурил вторую сигарету, продолжая выхаживать взад-вперед. Не каждый день прилетают представители иноземных цивилизаций. На девятнадцатом круге фантаст взял передышку и остановился. Он старательно воротил взгляд, боясь, даже мельком, взглянуть на непрошенного гостя. Делая вид, что замызганные занавески гораздо интересней подготовки контакта с инопланетянами. Может, он исчезнет сам собой, если не обращать на него внимания.

Навряд ли...

— ... Правда есть одна загвоздка, — медвежонок прикусил нижнюю губу, — это ваше шовинистическое, излишне агрессивное восприятие инопланетян как враждебных захватчиков не очень-то сыграет на благо проекта. Но вы не расстраивайтесь. Это даже лучше — представьте: прозревший писатель отказывается от своих книг во имя дружбы рас! Он напишет новые книги о взаимоуважении и мире, в котором будут жить новоявленные товарищи.

— Постой. Ты хочешь сказать, что я больше не смогу писать свои книги?

— Ну нет, почему же! Вы можете писать сколько угодно, вот только репертуар придется сменить — поймите, это будет не совсем корректно, ведь мы не зубастые мутанты-убийцы.

— Но кому станет интересно читать про инопланетян, если они будут преспокойно разгуливать по улицам? Жанр умрет...

— Зато какие горизонты открывает наша экспедиция! Подумайте, это же несоразмерно. Что значит какой-то литературный жанр по сравнению с будущим человечества?! — медвежонок нервно напрягся.

— Это больше, чем какой-то литературный жанр, — спокойно сказал писатель.

В воздухе повисло напряжение. Фантаст отрешенно пробежался взглядом по кухне: окно с сальной занавеской, подвесной шкаф, раковина, розетка с длинным проводом-щупальцем, подходящим к...

— Нет! — завопил плюшевый медвежонок, проследив направление взгляда писателя. — Ты не можешь!

— Могу, — только и ответил писатель, схватив инопланетянина, поборов неумелое сопротивление.

Открыв морозильную камеру холодильника, писатель с отвращением забросил чужеродное создание в темную глубь. “Что-то рановато вы поперли, братцы. Вообще-то, заключение мира с инопланетными цивилизациями я запланировал на третью книгу! Так что прилетайте через годик-другой!”.

Писатель проветрил кухню, избавляясь от последних следов табачного дыма, пока из камеры доносились слабые постукивания и неразборчивый хрип.

“Вот черт, целых шесть лет коту под хвост”, — подумал вслух писатель, сжимая пачку сигарет.

Писатель прошел в коридор. Пес выбежал к нему из укрытия и заюлил вокруг, лая и радостно виляя хвостом.

— Привет, Чужой, — хозяин погладил пса по колючей макушке. — Хороший пес, хороший. Умница, Чужой, умница. Овчарка запрыгала, норовя оказаться у хозяина на руках, прямо как в те времена, когда она весила вдвое меньше прежнего.

Писатель мельком взглянул на висящий плакат.

— Ужасные пушистые медвежата порабощают Землю. Спасайся, кто может! — подумал фантаст и рассмеялся.

“Джааб Разрывающий Плоть в прыжке схватил удирающего человека. Тот визжал, как слепые младенцы Каути, и, не утихая, дрыгал конечностями. Джааб впился в него острыми зубами, и сладкий запах крови ударил ему в нос, сводя с ума. Потеряв контроль, он выпустил на волю звериный инстинкт и одним резким рывком мощных челюстей разодрал тушу жертвы.

Сзади полыхал город, выбрасывая в воздух облака копоти и дыма. Языки ядовито-желтого пламени лизали борта мельтешащих в небе кораблей рептилоидов, извергающих смертоносные лучи по беззащитным целям внизу”.

ЧИТАЙТЕ НОВЫЙ БЕСТСЕЛЛЕР

популярного фантаста:

Безжалостные существа возвращаются.

Инопланетяне колонизируют землю. Надежды тают на глазах.

Кто спасет планету?!

7
ВСЕГО ГОЛОСОВ
19
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться