Google+
МИРЫ. «БЕРСЕРК». ЛААР ZOMBIE Бестиарий Булычёва: Космозо
Рассказы читателей: Приходящие с дождем

Приходящие с дождем

 

Если вы хотите, чтобы ваши рассказы также были опубликованы на компакт-диске и/или сайте “Мира фантастики”, присылайте их на электронный адрес . Статьи появляются на сайте спустя 2-3 месяца и более после публикации в журнале.

 

Комната была залита светом, так что ночная тьма из-за плохо зашторенного окна не могла войти в нее. За небольшим письменным столом с гибкой лампой, рядом с книжным шкафом, сгорбившись над тетрадью в линейку, сидел человек 32 лет. Дрожащей рукой он, как мог, аккуратно писал.

 

Я пишу эти строки, и рука моя дрожит, ибо теперь я не смогу спокойно жить до конца жизни. Теперь я опасаюсь выходить на улицу. И как я благодарил бога, когда, узнав все это, смог без препятствий добраться до своей квартиры. Они тогда, возможно, еще не знали о том, что я нашел свиток, лежавший в шкатулке еще с того времени, когда человек ничем не отличался от животного. Но, теперь, о господи, они знают, знают! Они сказали мне об этом два дня назад. Дождь, этот проклятый дождь барабанил, пытался пробить единственное окно в комнате. Любая вода на земле, которая течет не из крана — охотится за мной. Я не сошел с ума, нет! Но этот страх сведет рано или поздно... но я должен изложить все по порядку, по возможности пояснив все то, что я понял всего полтора дня назад, и с того момента покой навсегда умер во мне.

Это началось неделю назад, 23 октября. Я позвонил своему старому другу, которого знал еще с 7 класса, Михаилу Борисовичу Климову, который уже две недели назад должен был вернуться из археологической экспедиции на Мадагаскар, куда он летал еще с пятью учеными: он и Александр Смоленко из России, английский профессор лингвистики Ричард Карпентер, португалец Пауль Леандро, археолог и канадец Питер Адертон — профессор по древнейшей истории человека.

Я звонил несколько раз, потом поехал к нему на улицу академика Капицы, но мне никто не открыл. Я вернулся домой и позвонил Александру, мне тоже никто не ответил. Потом я начал, как одержимый, звонить Мише, наконец, трубку сняла Екатерина, его жена. Она не могла говорить от плача, и я приехал. То, что она рассказала мне, повергло меня в горе: мой лучший друг сошел с ума и находился в отделении для буйных в Кащенко. Екатерина рассказала мне, что он прилетел полторы недели назад и ничего не рассказывал о результатах экспедиции. И вообще, был очень угрюм, когда они возвращались из ресторана 12 октября и уже подходили к подъезду, пошел дождь. Он, как бешеный, сорвался с места, вбежал в подъезд и потом всю ночь не спал. А скорая приехала за ним 14 октября: он стоял на балконе, раздался гром и полил ливень. Михаил с жутким воплем вбежал в комнату, закрыл балконную дверь, занавесил окно, и стал заставлять его тумбой. Потом Екатерина заплакала еще сильней, когда говорила это Он забился в угол с зажигалкой в руках и кричал примерно следующее: «Я никому не скажу, клянусь всем! Ял дафа! Кхор! Перестаньте!». Катя вызвала скорую. Я посидел с ней до утра и затем, добившись по телефону встречи с Мишей, поехал в больницу. Его вид произвел на меня такое впечатление, что я чуть не заплакал от жалости: из счастливого, молодого, успешного ученого он превратился всего за четыре дня! В тощего, с ужасными синяками от бессонницы, человека. Я забыл сказать, что эти четыре дня почти все время шел ливень. Однако, увидев меня, он улыбнулся, и взгляд его прояснился, потом он заплакал, но тут же перестал и, схватив меня за руку, сказал следующее: «Не верь тому, что тебе сказали врачи... там, за водопадом, у водопада дождей и потом из свитка. Они теперь знают, что знаю я, и знают другие, кто был со мной. Ричард уже мертв! Они достанут меня скоро. Йолы! Но они не всесильны нет, нет, нет, нет, нет! Их ограничили, ха! Только во время дождя или снегопада они могут, но тогда уж узнай, что с остальными, и найди ее. Она в шкатулке с орнаментом из янтаря. Нет, не бери ее, не читай! Просто забери, чтобы Катя не прочла, сожги... а мои записи... Сегодня будет дождь? Будет дождь?! Будет дождь?!». Он схватил меня за лацкан пиджака и повторял этот вопрос, пока не вбежали три санитара и не вкололи ему успокоительное.

Надо ли говорить в каком горе я приехал домой, как ужасно спал? К тому же пошел дождь, и мне стало еще хуже на душе. Потом меня стал мучить вопрос: что же он нашел там, за водопадом, если, конечно, нашел? Или, может, он подхватил неизвестный мадагаскарский вирус, вызывающий галлюцинации? Я выпил кофе, и, вспомнив коллег Михаила, зашел в Интернет. Следующая моя фраза фактически подтвердит тот ужас, что теперь преследует меня, кошмар беспомощности, от которого не скрыться нигде на земле. Итак, найдя нужный номер в новостях, я испытал шок, ибо в новостях от 12 и 14 октября я прочел статьи, в которых было сказано, что Александр Смоленко и Ричард Карпентер были мертвы. Александр, боже мой! Утонул в ванной, причем в статье была деталь, введшая меня в оцепенение: Александр неизвестно как оказался в захолустном отеле в одном из московских городков, где его номер был под самой крышей, которая протекала, и поэтому в ванную накапала дождевая вода.

Ричард Карпентер погиб еще нелепее: он поскользнулся во время дождя в луже и не смог встать. В его легких обнаружили почти литр дождевой воды. Когда я прочел эти новости, мне стало еще тяжелее. Вспоминая легенды о вождях воды, существующие повсюду на планете, я решил найти, если, они, конечно, существовали, рукопись в шкатулке с орнаментом из янтаря и записи моего бедного друга.

На следующий день после тяжелого сна я вновь поехал в больницу, и мне пришлось ждать там три часа, так как у Михаила вчера ночью во время грозы и сильного ливня был приступ. Санитар, описавший мне его, похоже, сам испугался криков и бессвязных предложений, изрекавшихся им. Наконец, в 15.40 меня пустили к нему: он выглядел еще хуже, и, зайдя в комнату, несколько минут смотрел на потолок, а затем истошно закричал: «Трещина в потолке! Трещина, трещина! Они проникнут сюда! Йолы... Кхор! Вода с небес!». Несколько минут ушло у меня на то, чтобы усадить его и дождаться осмысленного взгляда. Потом я спросил его, где лежит рукопись и его записи. Он несколько минут повторял одно и то же, чтобы я не читал, а только уничтожил ее, взял с меня слово. И вроде бы успокоившись, сказал, что они лежат в его маленьком сейфе, а ключи спрятаны на антресолях. Я несколько раз, стараясь хоть как-то ободрить его, повторил, что я ему верю, что уничтожу рукопись, что с Катей все в порядке. Я говорил и говорил, а сам желал скорее найти рукопись и прочесть ее, в надежде узнать причину безумия моего друга воистину благими намерениями усеяна дорога в ад! Вскоре мой несчастный друг снова испытал приступ, и его увели.

Я тут же поехал к нему домой и напрямую сказал Екатерине, что мне нужно посмотреть его бумаги из сейфа. Она сказала, что у нее болит голова, и что я могу делать все, что хочу, если это поможет Мише, и пошла в спальню. Я взял ключ и не без опаски открыл сейф. Волна страха накрыла меня: в сейфе стояла шкатулка, инкрустированная янтарем, а в файле лежала тонкая тетрадь.

Я хотел уехать, но Катя уговорила меня переночевать в гостиной, ей было страшно оставаться одной, к тому же опять шел дождь и была сильная гроза. Она легла спать, а я, будь проклято мое любопытство и желание помочь другу, я сварил себе кофе и сел за рукопись. Тронув крышку шкатулки, я почувствовал неизвестно откуда-то взявшуюся влагу под пальцами, а, открыв, увидел голубоватого цвета пергамент, хорошо сохранившийся, даже очень хорошо. Теперь я понимаю, как это глупо, но у меня даже мелькнула мысль о подделке. Аккуратно развернув его, я обнаружил, что он длиннее, чем кажется сначала. Он был исписан, насколько я могу судить со своими архитектурным образованием, очень длинными словами, понятных мне знаков препинания я тоже не встретил, почерк, однако, у автора был каллиграфический. Внизу пергамента, бессмысленного для меня текста, было несколько рисунков темно-фиолетового цвета, которые вызвали у меня жуткие ассоциации в связи с предшествующими событиями и льющим за окном дождем. Там было нарисовано следующее: сначала какая-то бесформенная масса, затем существо гуманоидного типа, однако без каких-либо органов и лица, просто форма человека, затем снова бесформенная масса, потом туча и дождь из нее, а затем три первых изображений. Я отпил кофе и раскрыл тетрадь своего бедного друга. И увидел в ней, то, что желал и боялся одновременно: перевод текста пергамента и комментарий к нему.

Мне сложно писать дальше, поскольку мной овладевает тот же ужас, что и 18 октября. Михаил не зря предупреждал меня. Перевод я оставляю исследователям, скажу лишь, что при переводе использовались «Inhumanes Cultes et Regnia»* Артениана Мертийского, а комментарии... Я напишу лишь выводы, открывающие тайну, которую лучше бы не знать ни одному человеку.

* «Нечеловеческие культы и царства» (лат.).

Итак, экспедиция Михаила у водопада дождя на острове Мадагаскар обнаружила за водопадом маленькую пещеру, гладко обтесанную внутри, в центре которой стоял гигантский алтарь, высеченный из неизвестного камня с мастерством, превышающим в десятки раз современное; рядом с ним располагалась система изощренно бьющих фонтанов, с барельефами, изображающими — господи, дай мне сил! — бесформенные массы, то принимающие форму, то превращающиеся обратно, массы из воды, падающей с небес. Также в пещере было озеро в форме треугольника, на дне которого было обнаружено множество костей и черепов людей и человекоподобных существ. Этому культу, рука моя дрожит, было не менее 6000 лет, и поклонялись именно этим богомерзким существам. Следующие комментарии, следующие из текста пергамента, либо покажутся порождениями больного ума, либо изощренного. Эти существа, чей разум содержался не в самой воде, она служила лишь воплощением их воли и принимала любые формы, Эти существа властвовали раньше по всей земле, им подчинялись воды морей и океанов, снег, дождевая вода, иней; для них не было преград, им поклонялись самые дальние предки человека, поклонялись как богам, а они требовали жертв и получали их Но потом случилось что-то, о чем текст пергамента умалчивал, то ли пришли более могучие существа, то ли изменилась энергия Земли, то ли еще более мрачные события, которые ограничили их власть. Теперь они могли воздействовать на этот мир, лишь когда шел дождь, либо снег, но это твари решили временно, а что для них время? Прервать свой культ, ибо из рукописи следовало, что ограничение их власти не вечно и что с наступлением нового космического цикла и таяния арктических льдов их могущество вернется — и ужас постигнет людской род. Несчастные исследователи узнали все это и испытали страх не меньше моего.

После прочтения рукописи я хотел звонить в больницу, разбудить Катю, но было 3 часа ночи, и за окном лил дождь. Страх добрался до самых дальних уголков сознания, ибо я вспомнил десятую строку перевода текста пергамента: «Пока их могущество не вернется — никому не дадут поведать о себе». Надо ли говорить, что остаток ночи я ворочался в кровати и выискивал тени за окном. Утром я встал в подавленном настроении, со слабой надеждой, что все мое вчерашнее чтение было ночным кошмаром, но нет, шкатулка, инкрустированная янтарем, и тонкая тетрадь лежали у изголовья кровати. Екатерина уже ушла, я нашел записку, что она поехала к матери. С трудом вспомнив номер, я позвонил в больницу, и горе обрушилось на меня — дежурный ответил, что Михаил умер вчера в 18.40; мне стоило большого труда, но я все же добился подробностей — его, беспомощно отбивающегося, повели во время дождя по улице в другое крыло больницы. Ливень пошел еще сильнее, ничего не было видно за его завесой, Михаил вырвался, санитары — идиоты! — упустили его, а нашли спустя семь минут задушенным! Сила удушения была нечеловеческой. Они достали его. Они не оставляют никого, кто может рассказать о них.

Тогда-то мной и овладел тот кошмар постоянной угрозы. Я прилип к телевизору и посмотрел прогнозы погоды по всем каналам — осадков не должно было быть, тогда я, взяв содержимое сейфа, выбежал на улицу, сел в машину и помчался домой, и успокоился я, лишь закрыв дверь квартиры. Что мне было делать? Кто бы поверил другу покойного сумасшедшего, который сам нес бред? Не сомневаюсь, что у меня выявили бы и манию величия, и манию преследования. Я зашел в Интернет на новостной сайт, и страшная догадка, терзавшая меня всю ночь, оправдалась: оставшиеся участники экспедиции были мертвы — Пауль Лемура спрятался от дождя под солнечным зонтиком и «утонул», а Питер Адертон был найден изрешеченным огромными сосульками. Теперь лишь я один — тот, кто знает о них, и они сказали мне об этом вчера, когда дождь барабанил в окно — я слышал голоса тихие, но четкие, и теперь они будут охотиться за мной, и кошмар поглощает меня.

Сейчас 22 часа 40 минут 26 октября 2003 года и я, Борис Александрович Ливанов, не нахожу в себе больше сил знать эту тайну одному. Я сейчас же зайду в Интернет и выложу туда это свое письмо и отсканированные рукопись и тетрадь.

 

Человек встал из-за стола и трясущимися руками выключил лампу, взял в руки шкатулку, инкрустированную янтарем, тетрадь в красном файле, подошел к компьютеру, стоящему у левой стены комнаты. За окном ярко светила луна и было необычайно тихо для Москвы. Мужчина нажал кнопку включения на компьютере и в этот момент погас свет во всей квартире. Человек схватил фонарь и, положив в небольшой пакет шкатулку и тетрадь в файле, вышел на лестничную клетку. У щитка уже стояли четверо соседей.

— Привет, Борис.

— Здравствуйте, Владимир Валентинович, что случилось?

— Щиток в порядке, наверное, что-то с трансформаторами в подвале.

— Точно, — раздалось с лестницы — по ней поднимался угрюмый человек. — Залило их, перегорели все, а все хренов дождь, скопился...

Борис сбежал вниз к самому выходу, на улице было тихо. Что же делать? Что же делать? Что же делать? Как же я все расскажу? Компьютерный клуб! Он выбежал из дома и сел в машину. Машина тронулась легко, на улице было пусто. Вдруг что-то ударило по лобовому стеклу, потом еще и еще, начался дождь. Человек издал ужасающий вопль, дождь лил и заливал под капот, через минуту машина остановилась.

Борис включил фонарь и выхватывал отдельные, поглощенные тьмой участки дороги — расплывчатая тень скользнула слева от машины. Страшный удар раздался сзади, затем еще и заднее стекло треснуло. Борис вглядывался во тьму, двухметровое существо, будто бы все время раздававшееся в стороны, подходило к машине спереди. Слева шло такое же, справа, сзади то же — их было все больше и больше, и скоро машину перестало быть видно. Ливень шел все сильней...

6
ВСЕГО ГОЛОСОВ
33
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться